От каменного века до космического века?

Чтобы смело идти к новым рубежам, сначала нам нужно извлечь уроки из нашего колониального прошлого

Как нам следует воспринимать границы в современном мире, когда космические аппараты выходят за пределы Солнечной системы, а квантовые вычисления уносят нас всё глубже в сердце материи?

Многие рассматривают эволюцию человека как постоянную экспансию на новые территории, от Африки до «высокой границы» -- космоса. Получается, границы связаны с исследованиями, завоеваниями и борьбой против враждебной природы.

Их можно рассматривать как вызов, который необходимо разрешить с помощью технологий, идущих рука об руку с прогрессом человечества. Но концепция также идет с большим количеством бонусов.

История гласит, что когда-то мир был полон пространства, которое люди могли заполнять. Род Homo исходил из Африки, колонизируя тундры Ледникового периода Европы, а также континенты и острова Азии и Австралазии.

В связи с потеплением климата, произошедшим 12 000 лет назад, численность населения увеличилась, а люди с одомашненными животными и сельскохозяйственными культурами продолжили расширение подконтрольной территории, превратив леса в поля.

На одной стороне границы была культивируемая «культура», на другой -- дикая «природа». Люди оказались чрезвычайно успешными в адаптации к этим новым условиям, используя такие технологии, как огонь, каменные орудия и металлургия.

К 20 веку технологии позволили людям выйти за пределы узкой полосы давления и температуры, в которой развивались наши тела, чтобы исследовать глубокое море, полюса Земли и космическое пространство. Специальные костюмы и транспортные средства позволили путешествовать в отдалённые места, где жизнь, найденная в экстримальных условиях, обещала откровения о нашем месте во вселенной.

Эта история хорошо запечатлена в известной сцене из фильма «Космическая одиссея» 1968 года, в котором костяной инструмент, брошенный в небо существом, превращается в космический корабль, вращающийся вокруг Земли.

Другая сторона границы

То, что часто упускается из этого популярного повествования, -- это взгляды тех, кто находится на другой стороне границы. Рассмотрим колониальную экспансию начиная с 15-го века, когда европейские страны отправляли корабли в южное полушарие в поисках новых ресурсов.

Европейские захватчики изображают коренных жителей как «дикарей» каменного века и считают себя вершиной человеческой эволюции, имея право претендовать на terra incognita и terra nullius.

Завоевание границ на американском Западе, в австралийской глубинке, Южной Америке и многих других местах часто было жестоким и кровавым. Расширение фронта не принесло «цивилизацию» якобы обездоленным людям; результатом стали скорее геноцид, болезни, ухудшение состояния окружающей среды, отчуждение и нищета.

Утопия не лежала в интересах Нового Света.

Тем не менее, несмотря на массу исторических свидетельств, люди продолжают предполагать, что новые границы за пределами Земли могут предоставить убежище от старых несправедливостей, увековеченных на этой планете.

Панспермия и моральный долг

Панспермия -- это теория, что вселенная наполнена жизнью. Микроорганизмы и пребиотические молекулы путешествуют на кометах и астероидах между мирами, процветая, когда находятся подходящие условия.

Считается, что распространение жизни по всем доступным нишам -- это естественный процесс, который происходил бесчисленное количество раз в этой и других галактиках. Следствием этой идеи является то, что распространение человеческой жизни по всей вселенной оправдано.

На сегодняшний день доказательств того, что микроорганизмы могут выживать в космосе, даже если они заключены в метеороиды, мало. Критики также указывают, что теория просто задерживает поиски ответа на реальный вопрос -- как началась жизнь.

В то время, как теория панспермии противоречива, идея о том, что для человека существует моральная необходимость расширяться за пределы Земли, повторяется влиятельными сторонниками освоения космоса.

Подумайте над этими мыслями американского писателя-фантаста Рэя Брэдбери из его беседы 1971 года с Карлом Саганом и Артуром Кларком накануне выхода космического корабля НАСА Mariner 9 на орбиту вокруг Марса:

Какой смысл смотреть на Марс через телескоп, сидеть на дискуссиях, писать книги, если это не гарантирует выживание человечества!

А вот защитник космических путешествий Маршалл Сэвидж в своей книге 1992 года «Тысячелетний проект: колонизация галактики за восемь простых шагов»:

Нам нужно разрушить барьеры, которые ограничивают нас одной планетой. Вырвавшись, мы можем обеспечить наше выживание и продолжение жизни.

Такие взгляды всё чаще вызывают резкую критику, поскольку учёные «деколонизируют» знания и разоблачают, как просто беседы о расширении границ скрывают причину земного неравенства.

Острова внутреннего мира

Возможно, границы, которые будут завоеваны в 21-м веке, не пространственные, а виртуальные.

Быстрые достижения в области компьютерных технологий и хранения данных возродили слухи об идее, часто описываемой в научной фантастике -- о загрузке личностей в цифровую среду. Здесь миры могут быть приспособлены к индивидуальному или коллективному вкусу без воздействия на окружающую среду.

В 1890-х годах русский космический пионер Константин Циолковский предположил, что жизнь в условиях невесомости устранит социальные различия. Наслаждаясь в полной мере энергией солнца, не нуждаясь в домах или мебели, все были бы равны.

Хотя его видение не было реализовано, цифровые среды обитания, похоже, обладают аналогичным потенциалом. Уловки состояния в «реальном» мире, со всеми вытекающими отсюда издержками: нужно только представить, чтобы они возникли; новое тело или сложный замок -- просто вопрос кодирования.

Но наш опыт работы с киберпространством на сегодняшний день показывает, что класс, раса и пол по-прежнему структурируют и определяют доступ к ресурсам. Воздействие колониализма способствовало «цифровому разрыву», который отражает старые геополитические границы.

Виртуальные сообщества также могут быть местами, где воспитывается худшее из человеческого поведения. Некоторые утверждают, что это потому, что люди еще не воспринимают онлайн-среду как «реальную». Следовательно, они думают, что социальные последствия их агрессии не могут быть реальными.

Как же тогда мы определяем реальность, когда человеческие взаимодействия и материальная культура станут числами, хранящимися в машинах?

Возможно, что предельными границами будущего будут границы между различными уровнями взаимодействия с материальным миром. «Имущие» могут уйти в квантовые компьютеры, а не колонизировать другие планеты и оставить «неимущих», чтобы справиться с глобальной непредсказуемостью эпохи антропоцена.

Жажда нового

Если пересечение границ не может привести к утопии и вместо этого повторяет земное неравенство, есть ли повод для оптимизма?

Люди на Земле с энтузиазмом следят за открытием эксполанет (планеты, которые вращаются вокруг звезды за пределами нашей солнечной системы). Вы тоже наверняка были свидетелем безумия, сопровождавшего объявление о потенциально обитаемой Проксиме b.

Живое исследование недоступных океанических ландшафтов с помощью удалённых камер, таких как исследовательское судно Национального управления океанических и атмосферных исследований США Okeanos Explorer, не менее убедительно.

Люди, похоже, жаждут побега. Мы надеемся, что в другом месте - где бы это ни было -- всё может быть лучше.

Но эта конкретная версия «в другом месте» пока что оказывается недостижимой. В конце концов, границы -- это не четкие линии на картах, а сложные исторические процессы. Как сказал легендарный исследователь Фрейя Старк (1893-1993), «каждая граница обречена на создание противостояния за ее пределами».

Это наша миссия -- примирить противоположности у себя под носом, прежде чем смело идти дальше в запределье.