Баня и печь a la russe

Фото из Интернета
Фото из Интернета

Начало... Предыдущая часть...

Баня была старенькой, как и сам дом, и так же ухоженной. И весьма продуманной, топить можно было и дровами, а можно было и ТЭНом воду в чане согреть правда это только помыться, чтобы париться нужно было печь прогреть. Чем Борис и занимался, вроде бы только позавчера баня была и неплохо попарились, но после дороги нужно было разогнать кровь, не даром же спортсмены так уважают бани-сауны. Способствуют расслаблению. «Лену бы попарить нужно, но что-то не хочется снова под фырканье попадать, ладно пусть будет как будет». С баней все было хорошо, так что Борис подумал и решил показать, что значит готовить в русской печи. По памяти. Взял чугунок, начистил картошки чуть больше половины, бросил горстку сушеных грибов и поставил в печь томиться. Через час добавил зелени, и снова закрыл чугунок, еще на пару часов. Укропом и петрушкой снабдили дети, под руководством Бориса проверяющие огород, тот был запущенным, однако кое-что было. Был и щавель, но нужно ли его и можно ли вообще Борис не знал, так что не стал рисковать и так весь его труд мог обернуться пшиком. «Рагу по-ирландски — это не наш метод» подумал Борис вспоминая «Трое в лодке не считая собаки» . Его Мари умела готовить в печи, они какое-то время снимали угол у старушки, та и научила её, правда позже возможности применять эти умения у Мари не было, но она надеялась, что когда-нибудь у неё будет свой дом и обязательно с русской печью, как она говорила печка а ля рюс, деревенскую баню она также обзывала баня а ля рюс. Такая вот мечта у французской певицы. Борису взгрустнулось от воспоминаний, так что даже маленькая Мари не смогла его отвлечь. Просто сидела на коленях и слушала сказки, которые он рассказывал на автомате. Лена позвала ужинать, и девочка потянула своих мужчин в дом. После ужина Лена вдруг спросила, обращаясь ко всем: - Вы угостите меня тем, что там приготовили? Мари посмотрела на Бориса: - Мы угостим маму? – Ну конечно угостим, только я не знаю, что у нас там получилось. Со стороны видел. Но сам никогда не готовил, и соблюдала ли рецептуру не знаю, да и лет прошло больше двадцати точно. Давайте с утра попробуем, на завтрак, если что быстренько омлет сварганим. Пусть стоит в печи, это называется «томиться», мне так кажется. Мари знала, я со стороны только видел.
Лена посмотрела на Бориса, собираясь высказать ему, что негоже тыкать этим в лицо, ну не видела она печь ни разу в жизни, но он не смотрел на неё, ни с укором ни как еще, просто рассказывал, а сам был где-то далеко-далеко. Девушка прижала к себе Мари, вытирая набежавшие слезинки. Наконец Борис очнулся: - Так, принцессы и рыцари, сейчас быстренько тут наводим порядок, потом можно будет телевизор посмотреть, а через часика полтора в баньку, сначала девочки, потом мальчики. А можно пойти прогуляться по окрестностям. Что выбираем?
Решили пойти прогуляться. Было сыро и Борис повел всех по дороге. Дорога была будто словно полосами дерна вырезана в траве и засыпана красноватым песком. Мар
и сидела на шее у Бориса, Лену он взял под руку, а Егор шел впереди с Пиратом. Все молчали, только Мари периодически что-то напевала. Вернулись, когда начало темнеть и Лена сразу повела детей в баню, сказав, что искупает сначала их, а потом уж сама, когда они улягутся. Борис развел руками и присел возле бани с книгой. – Я им на печи постелила, уложишь их? – Не вопрос, - Борис подхватил малышей, укутанных в полотенца, и понес в дом. Вновь, как и в прошлую ночь даже сказка на ночь не понадобилась, Мари вообще кажется отрубилась на руках. А Гоша уснул лишь только голова коснулась подушки. Борис снова присел у бани в задумчивости. От размышлений зайти или нет его отвлекло шипение из двери бани: - Ну и долго тебя ждать? – Лена стояла в дверях в извечной женской позе прикрывая низ рукою, - я же тебе говорила, не знаю я деревенской жизни, детей-то искупать могу, а как попариться не представляю, так что ты как радушный хозяин уж не обессудь, у себя не попарил, так уж тут будь ласков, а потом можешь дуться сколько хочешь. – Это я дуюсь? – Ну не я же в самом деле, я - принцесса. Борис не нашел что ответить, совсем не нашел.

Было жарко. Веники Борис замочил заранее, так что оставалось плеснуть на каменку, плеснуть из того ковша воды на полки чтобы смыть жар, ну и хлопнуть взвизгнувшую девушку веником пониже спины: - Ложись на полок. Сейчас я из тебя буду масло жмать. – Лучше из тебя «жмать», - огрызнулась Лена, тоже читавшая Нагибина, но легла на живот, вытянув руки вдоль тела. Несмотря на пар Борису открылась соблазнительная картина, но он, сглотнув подкативший к горлу комок, принялся обрабатывать вениками доверившееся ему тело. Лена покряхтывала, повизгивала, попискивала, но терпела. - Так переворачивайся на спину, вторичные половые признаки прикрой ладошками.
– А мне нечего стесняться все моё натуральное. – Ну вот что ты женщина такая, все поперек, дело не в том, что меня смущает вид твоих прелестей тело или что тебе нечего скрывать, так как ты само совершенство, просто представь если я случайно веником задену по вот этим вишенкам, которыми ты в меня тычешь. Насчет двух с половиной не врешь? Мне кажется, все-таки три, - Борис подмигнул Лене, а та возмущенно прикрыла груди ладонями, причем непонятно чем именно была возмущена. Борис начал её охаживать, прикрыв и лицо шапкой, чтобы не обжечь. «Хороша стервочка, ух как хороша» - Борис посмотрел на повязанное на пояс полотенце, - «М-да, жениться тебе надо барин, жениться». Наконец девушка взмолилась: - Все Боренька, больше не могу терпеть, еще чуток и помру тут. – Там чай в термосе, наливай и пей, с душем думаю разобралась, намываться не будем.

Фото из Интернета
Фото из Интернета

ПРОДОЛЖЕНИЕ