Винил в кино. 5 появлений ч. 10

6 February

Любовь и сигареты, 2005. Джон Туртурро

Увешанный пестрыми визуальными решениями фильм Джона Туртурро (братья Коэн представляют) про бытовую похотливость всю свою символику умещает в два слова в названии. Послевкусие, надо сказать, не лучше, чем после просмотра нашего кино - разукрашенный яркими красками мрачняк присутствует по полной программе.

Romance & Cigarettes, 2005. Режиссер John Turturro
Romance & Cigarettes, 2005. Режиссер John Turturro
Romance & Cigarettes, 2005. Режиссер John Turturro
Romance & Cigarettes, 2005. Режиссер John Turturro

Впрочем не без приятного - одна из дочерей главного героя по всей видимости большая поклонница творчества Нины Симон, раз в ее комнате наряду с соответствующим тематике фильма плакатом аж две копии пластинки с Ньюпортовским выступлением артистки (Colpix, 1960).

Другая же девочка при наличии патефона и стопки CD тихонько подпевает своему волкмену. Предметы в кадре очевидно размывают какие-либо временные границы, что особенно забавно вкупе с непременным диалогом про войну - видимо какая-то из войн всегда имеет место. Как и какой-то из проигрывателей пластинок.

Октябрьское небо, 1999. Джо Джонстон

Разглядеть этикетки лейблов Dot и Roulette можно в эпизоде с дискотекой в трогательном, до мозга костей голливудском фильме устроенном в декорациях небольшого шахтерского городка образца конца пятидесятых. Под впечатлением от запущенного Советским Союзом первого 'Sputnik' герой Джейка Джилленхола всячески пытается уйти от предначертанной судьбы - мешает ему в этом собственный отец в блестящем исполнении Криса Купера.

October Sky, 1999. Режиссер Joe Johnston
October Sky, 1999. Режиссер Joe Johnston

Музыке в фильме отведено крайне функциональное значение - в открывающем кадре, к примеру, звучит Jailhouse Rock Пресли, выпущенная синглом ровно за две недели до грандиозного космического прорыва. Легко узнаются и отрывки из The Platters, Бадди Холли и Фэтса Домино - в остальном фильм обернут предсказуемыми струнными акцентами, характерными для американских драм девяностых годов.

Общество мертвых поэтов, 1989. Питер Уир

В кажется безупречно устроенном согласно всем правилам голливудского кино опусе Питера Уира не обходится без патефона. Вооружившись приписываемым Горацию девизом Carpe Diem режиссер пытается вместе со зрителем и горсткой запоминающихся юношей разобраться в прелестях нон-конформизма, последствиях удовлетворения внутренней свободы и чутком ощущении поэзии бытия.

Неоднократно упоминаются заслуженные американские мыслители 19-го века Уитмен и Торо, лирический настрой достигает возможного в клишированном кино предела, а заканчивается все известно чем.

Dead Poets Society, 1989. Режиссер Peter Weir
Dead Poets Society, 1989. Режиссер Peter Weir

Музыки в фильме немного, видимо чтобы не отвлекать от заявленной в названии темы - звучат Бетховен и Ванда Джексон. Герой Робина Уильямса насвистывает Чайковского, в эпизоде же с пластинкой его ученики играют в футбол под Генделя.

Мертвая зона, 1983. Дэвид Кроненберг

Первый американский (читай полнобюджетный) фильм Кроненберга, поставленный по роману Стивена Кинга спустя почти тридцать лет после премьеры смотрится заметно устаревшим. Хватает тут сценарных ляпов и сомнительной игры актеров (говорят, чтобы Кристофер Уокен при столкновении с экстрасенсорным опытом достоверно вздрагивал Кроненберг в нужные моменты, стоя рядом с камерой, палил из Магнума), однако одного у маэстро не отнять - атмосферы. Знаменитый вымышленный Кастл-Рок, впервые появившийся как раз в романе 'Мертвая Зона' воссоздан снежно, спокойно, без излишней мистики.

Dead Zone, 1983. Режиссер David Cronenberg
Dead Zone, 1983. Режиссер David Cronenberg

Пластинки в фильме оказываются на не слишком удобной для них полке в комнате не по годам развитого, но будто бы замкнутого ребенка, к которому с успехом и приставлен бывший учитель, герой Уокена. Из примечательного в музыкальном отношении - саундтреком к фильму занимался Майкл Кеймен, что для Кроненберга редкость, традиционно верного своему канадскому партнеру Говарду Шору.

Год дракона, 1986. Майкл Чимино

После невероятного успеха 'Охотника на оленей' и не менее значительного провала 'Врат рая' Майкл Чимино попробовал устроить криминальную драму про Триаду и Чайнатаун (говорят китайцы на фильм обиделись). Над сценарием вместе с Чимино работал Оливер Стоун, поэтому главный герой (состаренный Микки Рурк) очевидно ветеран Вьетнама, такой чуть туповатый, прямолинейный, обаятельный и сумасшедший.

Year Of The Dragon, 1986. Режиссер Michael Cimino
Year Of The Dragon, 1986. Режиссер Michael Cimino

Параллели в фильме белой нитью - так, например, сравнивают скромный домик героя (капитана полиции между прочим) с вечными сантехническими проблемами (что забавно, учитывая что Рурк играет поляка) с куда более изысканным жильем его любовницы, успешной репортерши. У нее дома собственно и стоит не только сразу три телевизора, но и рояль, и заметная коллекция пластинок - впрочем, вертушки не видно и до прослушивания винила дело не дойдет.