Уйти(,)нельзя(,)остаться.

Я шла пешком долго, а потом запрыгнула в автобус. Устроилась на заднем сиденье, смотрела в окно и думала. После разговора со следователем я терзалась мыслями о романе мужа и Сони. Оказалось, зря. Правда была другая, только легче от нее не стало.  Таинственной любовницей мужа все же являлась моя подруга. Я считала, что такое возможно в сериалах, романах, чужих жизнях, но явно не в моей. Интересно, как началась их связь? Почему я ничего не заметила? Хотя куда мне. О жизни супруга, как выяснилось, я не знала ровным счетом ничего. Автобус приехал на конечную станцию.

- Девушка, выходите?- недовольно крикнул мне водитель.

Оказавшись на улице, я осмотрелась и поняла, что нахожусь в десяти минутах ходьбы от коммунальной квартиры, в которой прошло мое детство. Ноги сами принесли меня к дому. Я уселась на лавку. Возле подъезда девчонки играли в мяч. Они громко смеялись и что-то бурно обсуждали. Мне вспомнилось как мы с подружками прыгали по очереди на скакалке, рисовали мелками на асфальте и устраивали концерты для всего двора.

Потом вспомнилась юность. Первые влюбленности, тайны, переживания. Как звонили друг дружке и рассказывали секреты. Мы повзрослели совсем незаметно, и вот уже началась веселая студенческая пора. У Тоньки появился жених, сосед по общаге. Сонька встречалась с Вовкой, а я мечтала о неземной любви.

Потом в жизни возник Севальский. Брак с ним изменил мои привычки. Видеться с подругами мы стали все реже. Тоня строила карьеру, Сонька пыталась наладить личную жизнь. Я сидела в четырех стенах, мечтала о детях и маялась от скуки. Но с девчонками мы всегда оставались на связи.  Я искренне любила своих подруг, и сейчас было больно осознавать предательство одной из них. Где же мы свернули не туда? В какой момент?

Я снова собиралась заплакать, но увидела машину Тони. Вскоре появилась и она сама. Я смотрела на нее в упор. Тоня почувствовала взгляд, оглянулась и очень удивилась мне. Подошла ближе и махнула рукой и недовольно сказала:

-Какими судьбами? Случилось что?

- Случилось.

Подруга пригласила меня зайти. Мы поднимались по лестнице. Лифта в доме не было, а жила Тоня на четвертом этаже.

- Опять нашлись незаконно осужденные? Я вот подумала, тебе может юридическую фирму свою открыть. А что: деньги есть, связи тоже, а главное, клиентов хоть отбавляй! Все страждущие потянутся.

- Мне плевать на твой сарказм, - слишком резко ответила я. Тонька открыла дверь в комнату и ответила:

- А мне нет. Ну и удружила ты мне, Санька! Проверки задолбали теперь, и еще неизвестно, чем это все закончится. А если с должности снимут? Сплошные переживания, короче.

Я уселась на пуфик в импровизированном коридоре. Молчала и разглядывала Тоню. Она непонимающе посмотрела на меня:

- Чего? Ты зачем вообще пришла?

-  Я выяснила, кто был любовницей Севальского, представляешь?

Тонька медленно опустилась в кресло:

- И?

- Почему, Тоня? Как так вышло? Помнишь, в девятнадцать мы клялись друг другу в вечной дружбе. А сейчас я узнаю, что ты спала с моим мужем.

Подруга опустила глаза, но через несколько секунд тряхнула головой и в упор посмотрела на меня:

- А знаешь, может и хорошо, что все выяснилось. Надоело притворяться, улыбаться тебе как ни в чем не бывало.

- Как давно у вас это началось?

- Тебе ли не по фигу? Можно подумать, ты когда-нибудь его любила.

Каждое слово поражало цинизмом. Я ответила:

- Ты меня еще и виноватой выставляешь?

- Между прочим, - Тонька захохотала, - наша связь не моя инициатива. Севальский сам хотел отношений со мной.

- Господи! Да какая разница! Он был моим мужем! Моим! И ты, несмотря на это, прыгнула к нему в койку. Я тебя почти сестрой считала.

- Ой, мне-то не рассказывай, - Тонька закинула ногу на ногу, - таким как ты, чужды чувства.

- Как интересно, каким таким?

- Двуличным. Я тебя еще в детстве раскусила. Чуть что, глазки потупишь, слезу пустишь. Ты же изощренный манипулятор. Даже неприступного Севальского в свои сети заманила! Ты знаешь, сколько красоток он отшил в свое время. И тут женился на обычной училке.

- Смею заметить, - перебила я, - Севальский мне сам проходу не давал. И именно вы с Сонькой меня на этот роман подбили. Я тогда жила спокойно и никакой свадьбы не планировала.

Тонька громко рассмеялась:

- Начни еще снова задвигать сказочки про любовь, которую ты так ждала!  На самом деле ты просто выбирала наилучший вариант. И когда тебе попался Севальский, то ловко его окрутила.

- Какая бурная у тебя фантазия!

- Не я одна так думаю! Роман тоже тебя раскусил. Не любила ты его никогда, только в уши пела. Ты знаешь, он разводиться собирался. В день свадьбы Тоньки сам об этом сказал.

- Это с тобой он весь вечер пил?

-И не только пил, - издевательски улыбнулась Тоня, - не успел он тебя бросить, к сожалению. И тут подфартило. Осталась свободной и с солидным наследством. Я бы даже подумала, его смерть твоих рук дело.

- Давай, всех собак на меня повесь! И Севальского я грохнула, и Соньку тоже заодно.

- Не сходится, к сожалению. Их убил профессионал. Роману попали четко в сердце, преступник явно имел опыт в этом деле. К тому же, был левшой. Ты ж, наоборот, правша. Да и  талантами в метании ножей не блещешь, - Тонька уставилась на меня, - хотя может я чего-то не знаю?

Я разозлилась:

- Хватит нести чушь!

- Ой, я тебя разозлила?- Тонька манерно подкатила глаза, - шла бы ты отсюда.

Не обращая внимания на ее слова я спросила:

- Это ты у меня по дому шарахаешься?

- Я. Пыталась отыскать ноутбук. Не очень хотелось , чтоб о нашем романе с Севальским узнали на работе. Не удалось. Первый раз ты меня спугнула, пришлось по-быстрому скрыться через окно. Второй раз мужик какой-то следом бросился, - Тонька недовольно хмыкнула, - а ты времени не теряешь даром. Не успел супруг богу душу отдать, уже любовничка завела. Ни стыда, ни совести!

-И это рассуждает человек, который прыгает в койку к чужому мужу!

- Просто изначально Севальский должен был стать моим. Я влюбилась в него еще в институте. Он же гениален! Не знаю, как его угораздило связаться с такой серостью.

- Жаль, что я воспрепятствовала вашему воссоединение.  Вы - идеальная пара. Как ловко за деньги людей подставлять научились.

- Ой, а ты жила и думала, что твой муж особняк отгрохал на судейскую зарплату? Проваливай. Видеть тебя не могу.

- За что ты так со мной. А, Тоня?

-  Ненавижу таких как ты. И чем больше узнаю, тем больше ненавижу. И Соньку тоже ненавидела! Родились с золотой ложкой во рту. Мамочки, папочки вокруг вас всю жизнь плясали. Надо квартиру - пожалуйста, бизнес - только скажи. А я гнулась, копейки считала. Ни денег, ни связей.

Дослушивать ее монолог я не стала, выскочила за дверь. Удивительно, но слез не было. Зато напала дрожь. Я схватила телефон, чтобы вызвать такси, но руки не слушались. Пальцы прыгали по экрану. Тут телефон зазвонил сам.

- Ты где есть? - грозно спросил Матвей.

- Забери меня отсюда, - слезы все - таки не заставили себя ждать. И сквозь нахлынувшую истерику, я продиктовала ему адрес.

- Я же просил сидеть дома, - Матвей недовольно поднял бровь. К его приезду рыдать я перестала, но еще всхлипывала и не могла привести себя в чувство.

- Так вышло.

- Саша, давай договоримся раз и навсегда. Другим можешь врать сколько угодно, мне не смей.

- Да что вы, сговорились все? И ты меня обманщицей считаешь? - на лице вспыхнул румянец.

- А кто еще? И что ты вообще здесь делаешь?

- Любовницу мужа навещала, - хмыкнула я.

- Это что-то новенькое. Садись в машину, расскажешь по дороге домой.

Во время поездки, я, опустив эмоции, поведала Матвею историю про найденную переписку и любовницу Романа.

- Круто! Не зря говорят, женской дружбы не бывает.

- Бывает, - на душе стало тоскливо, - я то с ней дружила.

- Почему ты мне ничего не рассказала. Я бы помог в поисках.

- Честно? Я до последнего боялась. Вдруг Сонька и Роман оказались в том номере вдвоем неслучайно. Вдруг... - договорить не хватило духа, и за меня это сделал Матвей.

- Вдруг таинственной любовницей оказалась бы твоя погибшая подруга?

Я кивнула:

- И переживала, что вся эта грязь всплывет. Лешку жалко было, родителей.

- Теперь тебе легче?

- Отнюдь, - я хмыкнула и отвернулась к окну.

Ночью мучили кошмары. Впервые приснился Севальский. Он грозил пальцем и хрипел:

- Ай-ай-ай, девчонка, что же ты наделала! Вернись домой!

Я проснулась, вместе со мной открыл глаза Матвей.

- Кошмары?

- Да.

- Иди ко мне.

Он прижал меня к себе и долго гладил по голове, как маленькую, пока я снова не уснула.

Позавтракать мы решили в кафе. У Матвея был выходной. Я попросила отвезти меня к Валентине. Хотелось узнать, как идут дела. По пути мы остановились в небольшом ресторанчике.

- Куда ты вчера возил Анну?

- В соседний город. В дом ребенка, - ответил Матвей, откусив тост, - кстати, нужно сказать об этом Эдуарду. Убийство дочери здорово надломило психику Анны, мало ли, что у нее в голове.

- Недавно я посоветовала усыновить ребенка. Возможно, она прислушалась, поэтому и ездила туда. Странно только, почему в соседний город? У нас ведь тоже есть такие учреждения.

- Вот и говорю, нужно рассказать обо всем Эдуарду.

Я подумала и кивнула. Хотела выразить свое согласие, но отвлеклась. Открылась дверь, и вошли два парня. С утра посетителей было мало, а вернее, в зале находились только мы. Поэтому они сразу привлекли мое внимание. Присмотревшись получше, я заволновалась. Один из гостей был мне хорошо знаком. Вовка. Тот самый Вовка, который бросил Соньку в день свадьбы. Сердце забилось, а ладони вспотели.

- Морозов-младший, - как сквозь вату услышала я голос Матвея.

- Что?- смысл сказанного не доходил.

- Сын Морозова. Ну того самого, с кем тебе тягаться вздумалось. Высокий парень в белом свитере. Это он.

Я поперхнулась соком. В голове вдруг всплыл наш разговор с Соней накануне ее гибели о звонках Вовки и его появлении в жизни подруги. Затем вспомнила слова Матвея о конфликте Морозова и Эдуарда. Это что ж получается, Вовка сейчас находился в одной компании с врагом ее отца?

- Ты как приведение увидела, - странно посмотрел на меня Матвей.

Я наконец перевела взгляд с Вовки на его спутника. Морозов-младший был хорош. Брюнет с пышной копной волос, ямочкой на подбородке и нереально огромными глазами.

- Согласен, - Матвей снова прочитал мои мысли, - хорош хлопец. Да только больничка по нему плачет. Не смотря на юный возраст, парень уже наркоман со стажем. Вон и сейчас глаза бегают, видно зарядился с утра.

- У тебя есть знакомые наркоманы? Или ты всем диагнозы на глаз определяешь?

- Жизненный опыт, девочка, - Матвей усмехнулся, а я задумалась. Ведь о сидящем напротив мужчине, мне совершенно ничего неизвестно. Разве только то, что я по уши в него влюблена. Нужно будет заняться этим вопросом поподробнее.

Тут меня, наконец, заметил Вовка. Он округлил глаза и медленно кивнул. Я проделала тоже самое, руки противно затряслись.

- Вы знакомы с Вовкой? - удивился Матвей.

- Ты и его знаешь?

- Ага, редкий отморозок и прихвостень Морозова. Работает у него водителем. Я ж тебе говорил , у наших хозяев битва за трон. Вот и видимся часто, по долгу службы.

В груди неприятно кольнуло.

- Вовка - это бывший парень Сони, - я кратко рассказала Матвею печальную историю несостоявшейся свадьбы.

- Дела, - пропел мой спутник, - слишком много совпадений, тебе не кажется? Бывший парень твоей подруги работает у нынешнего врага ее отца. Затем подругу убивают. Детектив прям получается.