Уйти(,)нельзя(,)остаться.

Вид внутри оказался еще плачевнее, чем снаружи. Куча тряпок, мусора и гора бутылок. Отличный пейзаж. 

-Тебя как зовут-то? -поинтересовался Матвей. 

-Аркаша, - буркнул мужик, - заходите в дом, что ль. 

От одной мысли того, что творится в доме, стало дурно. Мы переглянулись с Матвеем, и он сказал:

-Давай во дворе посидим. Тащи стаканы и закуску.

- Да нет никакой закуски, врал я все про обед, - Аркаша виновато покосился на нас, и скрылся в доме. Должно быть пошел искать чистые стаканы.

Матвей устроился на деревянной скамейке, я плюхнулась рядом и зашипела:

-Зачем мы сюда приперлись?

- Сама посуди, обследовать забор мы можем долго, работы на несколько дней, - так же тихо прошептал Матвей, - а мужик всю живет напротив базы. Если туда и есть другой вход, он точно об этом знает. 

- И? Нельзя было это у забора спросить? 

- Он итак нас испугался. Ничего, сейчас пару 

стопок пропустит, быстро язык развяжется.

Я удивленно подняла бровь:

- Ты что и правда собрался с ним пить?

- Я за рулем, не положено. Но компанию составить надо. Вызвать, так сказать, доверие. Поэтому за меня это сделаешь ты.

-Сдурел? - от возмущения я подскочила на месте.

- А ты как хотела? Быть сыщиком работа не из лёгких.

Я смотрела на Матвея и силилась понять, прикалывается он сейчас или говорит серьезно. На его лице не было и намека на улыбку. Мне запереживалось окончательно:

-Как пить из его стаканов? Здесь же полнейшая антисанитария! Вдруг до меня с него угощался какой-нибудь местный бомж?

- Ничего, - подмигнул Матвей, - коньяк продезинфицирует все микробы. 

Я собралась выдать целую тираду на данное заявление, но из дома показался Аркадий. С табуреткой и кружками в руке.

 Мужчины соорудили импровизированный стол. Сверху поставили кружки, в которые Матвей разлил коньяк. Мы с Аркадием чокнулись, я выпила залпом, стараясь ни о чем не думать. Внутри стало горячо. Матвей беседовал с Аркадием на отвлеченные темы. Я узнала, что мужчина живет один, получает пенсию по инвалидности, на которую, собственно и живет. Проблемы со здоровьем у него начались после службы в Чечне. Аркадий рассказал ужасную историю, как во время боевых действий ему оторвало пальцы на ноге.

-А после войны никому ненужным оказался. Поначалу мать поддерживала, потом она слегла, да померла вскоре. Вот моей лучшей подругой и стала бутылка, - закончил мужчина свой рассказ. К этому моменту я уже не пила, а вот Аркадий не останавливался и изрядно захмелел. 

Матвей как будто ждал этого момента, потому что неожиданно перевел тему:

-Аркаша, у тебя тут база отдыха напротив дома. 

-Ну. Только это не про нашу честь. Одни богатеи там отдыхают. Я пытался было на работу туда устроиться, так меня прогнали, даже не дослушали. 

- Негодяи, - посочувствовал Матвей, - у меня начальник такой же. Денег куры не клюют, а сам подлец еще тот.

- Сталина на них нет, - изрек пьяно мужчина и поднял вверх палец. 

- Так вот. Решил мой шеф праздник отмечать, а мне велел проверить, безопасно ли тут. Я базу объехал, посмотрел, что, да как. Вроде все в порядке, только забор смущает, весь плющом оброс, ничего не разглядеть толком. 

- А чего ищешь-то?

- Шеф приказал строго входы и выходы контролировать. Во избежании нежеланных гостей. На главный вход точно охрану поставлю. А с вашей стороны, тупик? Или тоже можно пройти на базу? 

- Ха, - Аркадий снова выпил коньяк и громко икнул, - какой тупик? Калитка имеется. Но можешь не переживать, о ней мало кто знает. Да и за плющом ее не видать.

От его слов пробежал холодок, а Матвей снова уточнил:

-И часто этой калиткой пользуются?

-Неа. Баба Зина из соседнего дома ходит напрямик. Она уборщицей там числится. Да сотрудники покурить выбегают. Наверное, им дымить при гостях запрещают.

- Ты, Аркаша, все равно мне эту калитку покажи. Предупрежден, значит вооружен, как говорится.

Мужчина попытался сфокусировать взгляд на Матвее, но получилось слабо. Затем он поднялся и шаткой походкой отправился к забору базы. Мы пошли за ним, перешли дорогу и вскоре смогли лицезреть, как Аркаша запускает руку в плющ. Через секунду и вправду появился вход на турбазу, а мне стало нехорошо. Но переживать не вышло, потому что перед нами возникла старушка. Невысокого роста, с замысловатой прической на голове. Не смотря на возраст, она была одета в джинсовый брючной костюм. 

Женщина сурово взглянула на нас и грозно спросила:

-Вы чего это тут делаете? 

Тут из-за спины Матвея показался Аркаша и сказал еле ворочая языком:

-Баба Зина, не переживай, все свои.

Я поняла, перед нами соседка моего недавнего собутыльника. Именно она являлась уборщицей на базе отдыха. Баба Зина уперла руки в боки и принялась отчитывать Аркадия:

-Ах ты, пьяница несчастный! Чего это ты сюда притащился? 

-Так вот ведь, люди попросили калитку показать, - Аркадий виновато пожал плечами и принялся пятиться на выход.

-А я думаю, что это за проходной двор у нас здесь в последнее время. Так это ты, наглая твоя морда, сюда всех таскаешь! 

-Ты чего, баб Зина. Я к этой базе уже несколько лет не приближался. И вообще, мне пора уже. Заболтался с вами.

Аркадий почти бегом перешел дорогу и скрылся за своими воротами. 

Уборщица переключилась на нас:

-Вы бы тоже шли отсюда. Якшаетесь со всякой пьянью.

Я собралась уходить, но у Матвея были другие планы. 

-Простите, за беспокойство. Вы же работаете здесь, да?

-Ну, - баба Зина явно не была настроена на диалог.

-Можно задать вам пару вопросов? 

-Быстрее давай только. Мне на автобус пора, к дочке в город. 

-Так мы вас как раз и подвезем.

Женщина подняла бровь и явно задумалась над предложением. Перспектива добраться до города быстро и с комфортом видимо одержала победу. Потому как она сменила тон и ответила мягко:

-Ладно, поехали.

Выйдя за забор, баба Зина захлопнула калитку и мы направились к машине. Я уступила ей место рядом с Матвеем, а сама устроилась на заднем сидении.

Уже в дороге женщина спросила:

-Ты спросить что-то хотел?

-Собственно, есть несколько вопросов по поводу убийства. Вы ж наверняка в курсе, недавно на базе две жертвы обнаружили, прям во время свадьбы.

-Не во время, а ночью, - вырвалось у старушки.

Матвей кивнул и продолжил:

-Спросить хотел, может вы слышали что в тот день странное. Или видели.

Женщина снова напряглась и поджала губы:

-Нет. Я полиции рассказала все. Если вы оттуда, должны знать. А если нет-тем более разговоры такие вести ни к чему.

Матвей вдруг хохотнул, не знаю , что его так развеселило:

-Конечно, не из полиции. И, в отличии от них, за информацию готовы заплатить, - он достал внушительную купюру и положил на панель, - может вспомните что.

Матвей замолчал, а баба Зина через время спросила:

-Тебе-то это зачем? 

-Давайте обойдемся без таких вопросов, - он достал еще одну купюру и добавил к предыдущей, - но можете не переживать, этот разговор останется между нами.

Женщина вздохнула:

-Случился в тот день один странный случай. Но вряд ли он с убийством этим связан.

-Вы расскажите, а мы решим.

- Дело было вечером, - заговорила старушка, - я как раз досмотрела девятичасовые новости и вышла во двор собаку кормить. За воротами послышался шум подъехавшей машины. К нам в глушь мало кто суется, вот любопытство меня и разобрало. Выглянула тихонько из-за забора. Стоит, значит, иномарка, прямо напротив моих ворот. А в ней парень, по телефону разговаривает. Минут пять прошло, парень из машины вышел, к калитке подошел, открыл ее. Я подумала еще, откуда он узнал про этот выход? А потом, девка к нему за забор выбежала. Глядь, а она в свадебном платье! Невеста, значит. Дальше- больше.Он ей в любви стал клясться. Мол, дурак был, тебя одну люблю, больше никого не надо. И говорит, бросай прямо сейчас своего жениха, поехали со мной. Уедем далеко-далеко, никто нас не сыщет, будем вместе жить. Девка в слезы. Отвечает, где ты раньше был? Столько лет тебя ждала. Опоздал, милый. Замуж я уже вышла. Не поеду никуда. И бежать. Он ей вслед крикнул, что подумай до ночи, вернусь на это место ровно в полночь. Буду ждать тебя. 

Баба Зина замолчала, а мне снова поплохело. Получается, к Соне в день свадьбы приезжал Вовка. Судя по времени, случилось это уже после нашего с ней разговора. В голове завертелись мысли, я только собиралась задать старушке вопрос, как заговорила она сама.

- Ночью парень вернулся.

- Вы откуда знаете? – удивился Матвей.

- Так не спала я. Ждала. Интересно стало, чем дело закончится.

Внутри меня нарастало беспокойство, и я впервые вступила в диалог:

-И? Что увидели?

Баба Зина демонстративно взяла деньги с панели автомобиля, спрятала их в сумку и замолчала. Матвей ее намек понял, открыл кошелек и снова вручил бабуле купюру.

- Парень вернулся. До часу тут крутился, извелся весь, выкурил полпачки, наверное. А она так и не вышла.

- Может он сам к ней пошел? Через калитку?

- Неа. Уехал. Я потом долго во дворе сидела, сон сбился, вот и мучилась бессонницей от своего любопытства.

Мы как раз заехали в город. Старушка попросила высадить ее на остановке транспорта. Она уже собралась выходить, а Матвей задал последний вопрос:

-Почему полиции об этом не рассказали? 

- С ними связываться себе дороже. Переиначат все, меня же виноватой сделают. Был такой опыт. Ну спасибо, что подвезли.

-Неплохо бабуля наварилась за полчаса езды, - усмехнулся Матвей. Я к тому момента снова пересела рядом с ними и открыла окно. Несмотря на осеннюю прохладу было очень жарко. Щеки горели, а внутри росло беспокойство.

- Это Вовка приезжал к Соне. 

- Уже понял.

- Теперь я уверена, убийство - дело рук Вовки. Возможно, он это совершил по поручению Морозова. Отец Сони здорово мешал ему, и он решил убийством дочери выбить Эдуарда из колеи. А возможно, Вовка действовал сам. Не исключено, что два этих варианта смешались. Вовка получил задание убить Соню, но не смог. Вдруг и вправду любил ее? Поэтому предложил девушке бежать вместе с ним. А когда Соня не согласилась, разозлился, проник в гостиницу и перерезал ей горло, заодно выполнив задание шефа. Пьяный Севальский стал ненужным свидетелем, и Вовка убрал его ударом в сердце.

- Сомневаюсь, – Матвей поднял бровь, - бабка же тебе русским языком сказала, парень уехал. К тому же, когда в час ночи он шлялся у калитки, твоя подруга уже была мертва.

- С чего ты это взял? - я нахмурилась и взглянула на Матвея.

-Следак сказал. Убили их между двенадцатью и часом ночи.

-Странно. Со мной он не был так откровенен.