Круиз Часть 4 Неаполь

8 June 2019

Прошли сутки. И вот перед нами Неаполитанский залив, прикрываемый островом Капри, справа Сорренто, Везувий и впереди открывается вид на Неаполь. Вид — умопомрачительный. Сразу отмечаю несколько новых зданий, которых не было еще лет 5 назад, но осмотреть их и посетить город — желания нет вовсе. Проводим с женой военный совет и все-таки решаем прогуляться до площади Гарибальди и железнодорожного вокзала. Время — полдень.

Уже в порту — непереносимый запах нечистот, забастовка мусорщиков успешно продолжается на моей памяти лет 10, если не больше. Город встречает мусором и грязью, обшарпанными домами, грозящими вот — вот рухнуть или обвалиться; натянутыми через улицу, между домами веревками, с развешенным на них бельем, толпой таксистов, наперебой зазывающих тебя поехать и посмотреть, как погибали их далекие предки при извержении Везувия. Все как всегда, да забыл упомянуть о жителях — толпы бездельников повсюду: сидят на асфальте, стоят на перекрестках, лежат на тротуарах и все без умолку о чем-то с упоением говорят, говорят и говорят — просто какой-то словесный понос. Работающих и занятых делом людей не видно вообще. Вспоминаю госпожу Могерини с ее европейскими ценностями и санкциями против моей страны, дай ей бог здоровья, а мою Россию убереги от такого счастья и от нее в том числе. К их каморре еще эмигрантов с Ближнего Востока побольше и будет полный порядок, да они в этом направлении успешно двигаются и без моих советов. У железнодорожного вокзала огромный торговый центр на манер нашего манежа в Москве, только все помещения пустуют, за исключением двух, где предлагают обувь и сумки, покупателей нет– зрелище не для слабонервных. Возвращаемся в порт по набережной, а не кратчайшим путем — через дворы, чтобы не убегать как в прошлый раз от толпы неприветливых неаполитанцев, которым мы чем — то не понравились. Видим здание старого морского вокзала, с прекрасной архитектурой, декором, но в таком запущенном состоянии, что спор между мной и супругой сводился исключительно к тому — рухнет в этом году или чуть позднее. И вот мы снова на корабле, врываюсь в каюту, бегу в ванную комнату, долго с мылом и шампунями мою руки, снимаю всю одежду с себя и отправляю все это в стирку, принимаю душ, но выбить запах Неаполя удастся, видимо, не скоро.

В 19 часов «Поэзия» отправляется в путь.

Жена дает определение этому городу — «Бомжатник». Безоговорочно соглашаюсь.

Самая неприглядная часть нашего морского путешествия остается позади.