Откуда родом Виктор Цой?

Всем известно, что сам Виктор Робертович был ленинградец, пусть и только во втором поколении. И любил свой город так, как любят все земляки, которые к Москве всегда относились с некоторым пренебрежением.

Но история семьи главного русского рокера куда более затейлива. Впрочем, как и у всех советских корейцев.

Традиционно у корейцев крайне незначительное количество фамилий. На родине проблем с различением людей нет, ведь у каждого также имеется свой пон, т.е. отличительный знак, указывающий на место, из которого происходит какой-либо род. А вот в России корейцы об этом сильно подзабыли, и чтобы как-то отличаться стали давать детям необычные имена: Роберт, Анита и другие.

Фамилия «Цой» переводится как «высота», а смысл имеет – «благородный, высокорожденный». Иероглиф, которым она пишется, выглядит как дом у трех гор с человеком. Семья, что ее носит, может быть из самых разных мест. Но поскольку на юге ее произносят чуть по-другому, стоит предположить, что Цои родом с севера.

Тем более, что именно с территории будущей Северной Кореи прадед Виктора попал в Российскую империю. Цой Ен Нам жил в небольшой тогда рыбацкой деревушке Сонджин. Сейчас это крупный город в КНДР, в котором льют сталь и ловят рыбу. Но тогда местные жители питались впроголодь.

Корея в то время только попала под власть Японии, ну и парень решил, что в России ему будет лучше. Там он успел найти жену и заделать детей, но погиб совсем молодым, в 24 года, в 1917 году. Неизвестно, участвовал ли он в революционных событиях, хотя дата смерти говорит сама за себя.

Ребенок Ен Нама, Сын Дюн, он же Максим Петрович, родился уже во Владивостоке. Он уже не стал трудиться чернорабочим, как его отец, а сумел получить образование и стал учителем. Как и всех советских корейцев, в 1937 году его вместе с семьей отправили в Среднюю Азию.

Надо сказать, за этим народом даже в сталинском СССР не углядели никаких преступлений. Просто боялись, что в условиях возможной войны с Японией возникнут хорошие условия для шпионажа. Поэтому в Казахстане, куда был депортирован дед лидера «Кино», он устроился работать в НКВД, где занимался пленными японцами. Затем перевелся в МВД. Видать, японцы кончились.

Мужчина это был довольно суровый, сказывалась профессия, и детей держал в ежовых рукавицах. Тогда семья жила в казахской Кызыл-Орде. В то время этот город стал местом, куда ссылали политзаключенных и репрессированных со всего Союза. Тут были и русские, и немцы, и поляки, и крымские татары, и представители кавказских народов.

У Максима Петровича была одна дочь и три сына. Но нам интересен только один из них. Роберт Максимович, желая продолжить военную династию, начатую отцом, поступил в Ленинграде в Военмех на кафедру пусковых установок.

Там он и нашел себе жену, обычную русскую девушку. Хоть семья обосновалась в городе на Неве, они часто ездили к родственникам в Казахстан.

Виктор был там довольно частым гостем, поэтому, когда сыграл в фильме «Игла» казахского режиссера Нугманова, он вполне знал местные реалии.