По следам Железной Маски (Часть 2)

192 full reads
311 story viewsUnique page visitors
192 read the story to the endThat's 62% of the total page views
2,5 minutes — average reading time
По следам Железной Маски (Часть 2)

В прошлой части мы поговорили об одном — первом из узников — томящемся в крепости Пиньероль в 1681 году.

Этот год важен для нас потому, что именно тогда губернатор Пиньероля Сен-Мар получил новое назначение. И мы точно знаем, что в этот момент в крепости точно содержался заключенный, которого впоследствии стали называть Железной Маской.

Мы убедились уже в том, что этим заключенным не был герцог де Лозен (в юности маркиз Пюигильен). В 1681 году он благополучно вышел на свободу. А потому дальнейшая его судьба в данном случае нас не интересует.

Кто же еще находился в это время в крепости?

Финансовые документы свидетельствуют, что кроме Лозена в Пиньероле находились еще восемь заключенных:

— Буттикари и Лафлёр;

— Дюбрей и Лапьер;

— Маттиоли и его слуга;

и два безымянных узника, которых называли «заключенными из нижней башни».

Поговорим о каждом из них.

Бернандино Буттикари — житель Пиньероля, отец девятерых детей, информировавший двор в Турине о действиях французов, за что он и был посажен в крепость.

Для понимания, при чем тут Турин, короткая справка из Википедии:

«В старину Пинероло (франц. Пиньероль) являлся крупной крепостью герцогов Савойских, память о чём хранит известная военная школа в Пинероло. Во время Итальянских войн (с 1536 по 1574 гг.) — под французской оккупацией. Савойцы вновь уступили Пинероло французской короне по Кераскскому миру (1631) и до 1696 года, когда французы оставили город, в местной крепости Людовик XIV держал своих врагов, среди которых наиболее известны человек в железной маске, переведённый позднее в Эксиллес, и суперинтендант финансов Фуке».

По следам Железной Маски (Часть 2)

В общем, вдаваться в подробности не имеет смысла. Достаточно понять, что человек этот был так… мелкой сошкой, пострадавший от чрезмерного патриотического рвения. Настолько мелкой и незначительной, что Сен-Мар из сочувствия к нему написал однажды в 1673 году, 21 июня военному министру Лувуа:

«Я осмелился бы позволить себе вольность сказать вам, монсеньор, — писал он 21 июня 1673 года Лувуа, — что он более несчастен, нежели виновен, и что любой в этой стране поступил бы так же, как он». 2 сентября он добавил: «Я прошу прощения у вас, позволяя себе вольность ходатайствовать перед вами о милости, каковой является освобождение несчастного Буттикари, который томится здесь в печали и скорби…» И 30 сентября снова: «Вы оказали мне честь, позволив мне надеяться на его освобождение. Я покорнейше прошу вас об этом…»[

В результате этих ходатайств пьемонтский шпион был освобожден…» («Железная маска. Между историей и легендой» Жан-Кристиан Птифис

Заключение, как и последующее освобождение, ничему его не научило. И он опять принялся за старое. Но для нас это не так уж важно.

Второй в этой связке — Лафлёр — был помещен в крепость 22 ноября 1678 года. И, насколько можно судить по документам, человек этот был солдатом короля и оказался в тюрьме за какое-то незначительное правонарушение, поскольку серьезные преступления карались по решению военного трибунала казнью через повешение. В 1681 году он также, судя по всему, был освобожден. Во всяком случае, в финансовых документах упоминаний об этих двух с 1681 года больше не обнаружено.

Таким образом, остается шесть человек. И Железная Маска — один из них.

При этом интересно вот что…

Условия содержания оставшихся шестерых — значительно хуже условий того же де Лозена, которому оплатили расходы в размере 212 ливров на «необходимое». И этим необходимым являлись парик, шляпа, белье, шелковые чулки, ленты, перчатки и пр.

Тогда как на белье для всех шестерых было выделено всего 68 ливров.

Вывод напрашивается сам собой: шестеро оставшихся на попечении Сен-Мара — люди малозначительные. По крайней мере, в социальном плане.

«Расходы на их содержание составляли 3 ливра в день (четыре с половиной ливра на двоих заключенных в нижней башне), тогда как на Лозена — 20 ливров».

Да, вот такая вот обнаруживается странность

С одной стороны, очевидно, что Железная Маска — это не особа королевской крови, как бы ни хотелось этого сторонникам теорий упрятанных за решетку принцев, их отцов и братьев-близнецов.

Таким образом, вернувшись к статье «Железная Маска — кто ты?» вы можете самостоятельно исключить из списка «подозреваемых» - и многочисленных таинственных «отцов» Людовика XIV, и его возможных братьев, внебрачных детей и т.д.

Нет никакого сомнения, что Железная Маска — человек, скажем… «простой». Не простолюдин, но и не принц.

И история об узнике, с которым «обращались по-королевски», который жил в роскоши, яства которому коленопреклоненно подавали на серебряной посуде почтительнейшие слуги… история, в которой господин де Сен-Мар в присутствии Железной Маски оставался с непокрытой головой, а жена интенданта Прованса, Пьера Кардена Ле Брет, лично выбирала для таинственного пленника самое красивое белье и самые тонкие кружева — всего лишь легенда.

По следам Железной Маски (Часть 2)

О том, кто и когда эту легенду родил, кто и зачем поддерживал ее – мы как-нибудь при случае поговорим.

А пока… вернемся к нашим шестерым заключенным. Посмотрим, как складывалась их судьба после 1681 года. И решим, кто же из них — Железная Маска. А главное — почему судьба этого заключенного сложилась так драматично.

По следам Железной Маски (Часть 2)

продолжение следует

подписывайтесь на мой канал.

здесь вы можете найти много интересного о Франции и французах