По следам Железной Маски. Пиньероль (Часть 1)

117 full reads
135 story viewsUnique page visitors
117 read the story to the endThat's 87% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

По следам Железной Маски. Пиньероль (Часть 1)

И все-таки… что же мы знаем о Железной Маске наверняка?

Во-первых, нет никаких сомнений в том, что Железная Маска — лицо не мифическое, а вполне реальное. Действительно, сохранилась масса документов, по которым можно узнать сколько денег выделялось ежемесячно (ежегодно) на узника, с некоторых пор именовавшегося Железной Маской, проследить, как его перемещали из крепости в крепость, как и где он скончался.

Верно и то, что ни в одном из документов этого человека не называли по имени. Только туманно-абстрактно: «старый заключенный». В сохранившихся письмах между Сен-Маром, человеком, который большую часть жизни «отвечал» за Железную Маску, и двумя государственными секретарями, последовательно курировавшими королевские тюрьмы, — военным министром Лувуа и его сыном Барбезьё — можно обнаружить только перифразы: «известный вам человек», «человек из башни», «заключенный, которого вы сторожите двадцать лет», «то, что он совершил», «то, для чего он был использован». Ни имени узника, ни слова о вменявшемся ему преступлении. Ничего.

И все-таки с определенной — в общем, весьма значительной долей вероятности — разобраться в том, кто же был этот Человек в Железной Маске, можно.

И мы сейчас именно этим и займемся — вместе с Жаном-Кристианом Птифисом и рядом других исследователей, корпевших в течение многих лет над раскрытием этой загадки.

По следам Железной Маски. Пиньероль (Часть 1)

Достоверно известно, что Железная Маска оказался в крепости Пиньероль, когда «хозяином» крепости был господин де Сен-Мар (настоящее имя Бенин Довернь). Именно когда де Сен-Мар был генерал-губернатором Пиньероля, в крепости и появился узник, которого впоследствии стали называть Железной Маской.

Кто же был этот человек?

Чтобы попытаться разобраться в этом, необходимо прежде всего открыть список заключенных в Пиньероле в период с 1665 по 1681 год. При этом, разумеется, нет никакой необходимости прослеживать судьбы всех заключенных в Пиньероле в это время. Достаточно выявить тех, кто содержался там в 1681 году, потому что мы точно знаем, что в тот год, когда де Сен-Мар получил назначение на новое место службы, Железная Маска точно находился в крепости.

Итак…

Первым узником, определенно важным, был де Лозен (в юности — тот самый скандальный маркиз де Пюигильен, который однажды чуть было не женился на кузине Людовика XIV, герцогине де Монпасье). О нем я рассказывала вот тут.

По следам Железной Маски. Пиньероль (Часть 1)

После вышеуказанной выходки Лозен некоторое время провел в Бастилии. Но тогдашнее заключение ничему его не научило. Неоднократно еще Лозен вел себя крайне вызывающе. И очень многое сходило ему с рук. Пока однажды терпение королевское не истощилось. И вот тогда Лозен снова попал в тюрьму. В Пиньероль.

Надо сказать, что на этот раз, кажется, «ни за что». Рассказывают, будто враги, которых у Лозена, конечно, было немало, наговорили на него — убедили Людовика в том, что Лозен использует свое влияние в армии для подготовки мятежа. И тот не стал разбираться — сослал Лозена в Пиньероль.

По следам Железной Маски. Пиньероль (Часть 1)

Условия содержания Лозена считались достаточно суровыми. По крайней мере, в первые годы его пребывания в крепости. После того, в особенности, как узник предпринял неудачную попытку бежать, заключение для него, действительно, мало напоминало прежнее его «заключение» в Бастилии. Он был ограничен в передвижениях по крепости и в прогулках, ему было запрещено писать письма и принимать посетителей, однако даже в самые тяжелые годы заключения на содержание Лозена выделялись немалые средства – с тем учетом, чтобы тот не испытывал нужды в предметах «первой необходимости» — париках и шляпах, белье и шелковых чулках, лентах и перчатках.

Но эти самые «суровые условия» не сломили Лозена))

«В 1676 году он попытался бежать: выломал оконную решетку и стал спускаться по стене, но по неловкости свалился прямо на голову часовому. Будучи огорчен неудачей, он устроил в камере пожар; на следующий день сделал попытку покончить с собой; еще через день симулировал приступ мистического безумия, а затем в течение двух недель изображал глухонемого. И при всем том он еще был вечно недоволен комендантом!» («Узники Бастилии» С. Э. Цветков)

Сен-Симон передает следующий случай, рассказанный ему самим Лозеном. Однажды тот тяжело заболел и позвал священника для исповеди. По его словам, он так боялся, что к нему пришлют поддельного исповедника, что когда в камеру вошел капуцин, Лозен схватил его за бороду и изо всех сил стал дергать, чтобы проверить, не накладная ли она.

«Тяготясь одиночеством, Лозен выломал решетки в дымоходе и однажды ночью перепугал Фуке, чья комната находилась ниже, свалившись к нему в камин. С трудом признав в неожиданном госте юношу, некогда искавшего его покровительства, бывший суперинтендант, которому в ту пору запрещали видеться и переписываться с кем бы то ни было, жадно принялся его расспрашивать о новостях. «Несчастный суперинтендант, – рассказывает Сен-Симон, – весь обратился в слух и только широко раскрыл глаза, когда этот бедный гасконец, который был счастлив, что его приняли и приютили у маршала де Грамона, повел речь о том, как он был генералом драгун, капитаном гвардии, получил патент и назначение на командование армией. Фуке был в полном замешательстве и решил, что Лозен повредился в уме и рассказывает свои видения, особенно когда тот поведал, как он не получил артиллерии и что случилось потом; услышав же, что король дал согласие на его свадьбу с Мадемуазель, о том, что стало помехой этому браку и какие богатства невеста принесла бы в приданое, Фуке совершенно уверился, что безумие собеседника достигло предела, и ему стало страшно находиться рядом с ним» («Узники Бастилии» С. Э. Цветков)

В общем, как видно из вышеописанного, де Лозен умел превращать в ад жизнь окружающих - даже тогда, когда, казалось бы, у него отняли все для этого возможности)) Так что мы можем быть уверены, что у Людовика XIV наверняка имелись основания гневаться на скандалиста, однако — и это не вызывает никаких сомнений — Лозен точно не является Железной Маской, потому что судьба строптивого герцога нам известна. Он провел в Пиньероле почти 10 лет и вышел на свободу в том самом — важном для нас — 1681 году.

(продолжение следует)

подписывайтесь на мой канал