Гарри Поттер и загадка мгновенья | Глава 9

Надо было решить, что делать дальше. Оставаться здесь, в Вальехо, особого смысла не было. Особенно учитывая тех обиженных мексиканцев. Идти по своим следам в Сан-Франциско было столь же бессмысленно. Не перерывать же архивы по новой в надежде, что что-нибудь да натолкнёт его на мысль или ассоциацию? А вот на озеро следовало бы съездить. Даже если он ничего не найдёт, то перекантоваться там до прибытия Гермионы будет наилучшим выходом.

“А вот ей-то я так и не позвонил, — сокрушённо вздохнул Гарри, и его мысли сразу же свернули на эту проблему: — Рискнуть и сгонять в Вальехо? Или найти что-нибудь по дороге к озеру? Нет, ну его, с этими мексиканцами связываться! Решено — напрямик к озеру”.

Гарри поднялся и посмотрел на Тару и Пола:

— Ладно, народ, поехал я. Удачи вам и не задерживайтесь здесь.

— Пока, Шепард, — кивнула девушка, а её брат лишь пробурчал что-то невразумительное.

Гарри сел в машину и поехал прочь от озера. Остановился у выезда на трассу и достал автомобильный атлас Соединённых Штатов.

— Так, что тут у нас? Где тут вообще Калифорния? Ага, вот она... — бурчал себе под нос Гарри, листая атлас. — До Тахо примерно... Чуть меньше двухсот миль. До вечера, надеюсь, доберусь. Так, ещё надо бы заехать в Сакраменто. Позвоню Гермионе, и... — юноша задумался и кивнул самому себе, — да, поменяю машину. Не дай бог мексиканцы вычислят меня по этой развалюхе, Лесли-то молчать не будет. Ну, что, поехали?

Гарри решил было уже трогаться, но в голову пришла очень своевременная мысль. В его багажнике лежала довольно крупная сумка, битком набитая деньгами. Надо бы их хоть как-то, но замаскировать. Вышел из машины, распотрошил свою дорожную сумку, выкинул её на обочину и прикрыл деньги одеждой. Если не ворошить — ничего и не заметно.

— Эх, где моя волшебная палочка? — вздохнул Гарри, пряча пачку двадцаток в карман, — Не дай бог полиция остановит, а так один Конфундус и езжай себе дальше.

Хлопнула автомобильная дверца, воздух пронзили звуки какого-то американского кантри, и старый потёртый Фольксваген Гольф поскрипывая двинулся на восток.

* * *

Сакраменто, штат Калифорния, США, 20 октября 1996 года, 13:30.

— Да у меня столько денег в жизни не было! — вопил Гарри. — Да вы что, совсем что ли?

— Молодой человек, да поимейте совесть! Совсем хорошее авто, ему и тридцати лет нет!

— Да тридцать лет назад меня и в проекте не было! Да он, может, уже и не ездит совсем!

— Ой, вы меня убиваете! Да вы послушайте, как рычит двигатель! Зверь, а не машина! Что вы знаете за американские авто? Да он ещё столько же проездит и не сломается. Знай только бензин заливай да масло!

— Ага, ага, да коней меняй в упряжке!

— Каких коней, молодой человек?! Да тут все кони как вышли с завода, так ни одной не потерялось! Посмотрите на пробег: там и сотни тысяч нет!

Гарри уже битый час торчал в частном салоне подержанных авто и ожесточённо торговался за Шевроле Камаро шестьдесят девятого года выпуска. Не то чтобы ему было жалко халявных денег, но было бы странно, если бы обычный студент, как он представился владельцу, откинул эту довольно крупную сумму просто так, без каких-либо возражений.

— Да я пять лет подрабатывал, да я все деньги, что мне подарил отец на вечеринку в честь поступления, на машину отложил! Вдумайтесь — на вечеринку! Злодей! Не лишайте человека его мечты... или он пойдёт к вашему конкуренту!

— И после этого вы-таки называете злодеем меня?! — задохнулся продавец.

В общем, после пятнадцати минут криков и размахиваний руками, они всё-таки сошлись в цене, и Гарри стал счастливым обладателем этого авто. Ну как счастливым? В машинах он совершенно не разбирался, ему она приглянулась только своим внешним видом. Она была довольно ухожена, без видимых — на его дилетантский взгляд — следов аварий и перекраски, заводилась с полпинка и имела очень удобные сидения. Последнее было особенно критичным, ибо после двух часов непрерывного вождения Гольфа, у Гарри адски ломило под левой лопаткой и отдавало в шее.

— Поздравляю, это на самом деле отличная машина, — говорил продавец, пока они возвращались в офис. — Прежний владелец мало куда ездил, ему просто нравились американские авто шестидесятых. Он их покупал, приводил в порядок и ставил в гараж к своей коллекции. Вот только недавно представился, бедняга. А сынку его только карты да девок подавай. Тьфу, молодёжь, ничего святого!

Гарри только хмыкнул на такое заявление, выкладывая на стол требуемую сумму. Оформив сделку, он закинул свои вещи в свою новую машину и выехал со стоянки. Старый потёртый Гольф он, накрыв купленным по дороге брезентом, оставил в самом неприметном закутке какой-то многоэтажной парковки на другом конце города, добравшись до салона на такси. Теперь же Гарри был абсолютно уверен, что вычислить его, коль найдутся желающие, будет не так-то просто. Правда, если кто-нибудь пройдётся по автосалонам с вопросом о молодом человеке, купившем машину, то... да мало ли людей сегодня-завтра купят автомобиль? Город-то большой. В общем, если Тара и Пол смогут уйти от мексиканцев, есть вполне реальные шансы, что его не найдут. Оставалось только прикрыть чем-нибудь сумку с деньгами в багажнике и можно было более-менее спокойно двигаться дальше.

Гарри остановился у рыболовного магазина и через некоторое время вышел оттуда нагруженный по уши. Чёрная сумка была надёжно похоронена под целой грудой рыбацкого и туристического снаряжения. Тюк с палаткой и спальником, телескопическая удочка и сундучок со снастями, маленькая газовая плитка и котелок, топорик и походный мультитул, пара фонарей. Всю эту груду венчали болотные сапоги с невероятной высоты голенищами, да плащ-дождевик. Напоследок Гарри планировал оставить где-нибудь в укромном местечке пистолет и перекинуть деньги в большой ничем не примечательный туристический рюкзак, дабы образ студента на рыбалке стал окончательно завершённым.

Следующая остановка — филиал крупной телефонной компании. Короткий разговор с девушкой оператором, и вот уже Гарри слушает длинные гудки из далёкой Британии.

— Гарри! Ты куда пропал?! Обещал же звонить! — сразу же зачастила Гермиона. — Я уж было подумала, что тот разговор мне приснился. Зачем ты так?

Гарри, услышав тон подруги, сразу же устыдился. Хотя, если разобраться, его вины в этом не было. Ну кто же знал, что на него объявили охоту те чёртовы мексиканцы?

— Прости пожалуйста, мне очень жаль, что заставил тебя поволноваться, — тут же покаялся Гарри. — Просто тут открылись некоторые непредвиденные обстоятельства.

— Что-то серьёзное? — сразу же обеспокоилась Гермиона.

Гарри как смог успокоил подругу, заверив, что он жив, здоров и весел, а его трудности дело проходящее. Поговорив ещё пару минут ни о чём, Гарри поинтересовался её планами.

— Всё остаётся в силе, но вот с портключом есть некоторые трудности. Понимаешь, мне не хочется заказывать его официальным порядком. Зачем привлекать внимание к тому, что известная подруга Гарри Поттера вдруг засуетилась и в срочном порядке отбыла в Америку? Тут и лишние вопросы могут возникнуть.

— Вот даже как, — потерянно пробормотал юноша. — Слушай, а чего ты не в Хогвартсе?

— Подруга Гарри Поттера без Гарри Поттера изрядно потеряла в фаворе, — тяжело вздохнула Гермиона. — После того, как ты ушёл от Дурслей, пошли различные слухи о твоих похождениях. Но несмотря ни на что, я упорно отказывалась принимать на веру подобные новости. Знал бы ты какие скандалы я устраивала на Гриммо. О, ты бы меня слышал! Я, хорошо воспитанная, всегда вежливая девочка, прямым текстом высказывала свои претензии великому и непогрешимому Альбусу Дамблдору ни разу не стесняясь в выражениях, — горькая ирония слышалась в её голосе. — Но это ещё не всё! Потом было собрание Ордена, на которое впустили и нас. Дамблдор на пару с Грюмом привели неоспоримые доказательства твоей вины. Воспоминания свидетелей, анализ крови с места происшествия. На соответствие — положительный, и на различные зелья — отрицательный. Анализ анализом, подделать его большого труда не составляет, но вот воспоминания... — Гермиона в очередной раз тяжело вздохнула. — Гарри, мы с тобой видимся каждый день на протяжении вот уже пяти лет. Я тебя очень хорошо изучила, и ни разу не сомневаюсь — там был ты. Настолько характерно все твои повадки не передаст ни один самый лучший актёр в мире. В общем... я поверила и никак не могла понять: зачем ты всё это делаешь? В чём смысл?

Гарри, потрясённый её рассказом, молчал, а Гермиона тем временем продолжала:

— Орден и раньше практически не сомневался в твоей виновности, а после того как это подтвердила я — с дуру, конечно, подтвердила, это откровение просто выбило меня из колеи — сомнений не осталось ни у кого. Пошли разговоры о том, как бы тебя найти и обезвредить. И знаешь, Гарри, послушав этих чёртовых мыслителей, я поняла: тебе лучше им не попадаться, целее будешь. Поэтому я в тайне от всех развернула свои поиски, ведь надо же было тебя предупредить и поскорее вытащить из страны. И эти поиски завели меня настолько далеко, что я без зазрения совести уходила из Хогвартса на несколько дней только чтобы проверить очередную теорию о твоём местонахождении. Тайком пробиралась в Закрытую секцию библиотеки, чтобы откопать ещё какой-нибудь способ тебя найти. Вот на этом-то я и попалась. И это стало последней каплей. Прогулы, нахождение вне гостиной после отбоя, несанкционированное использование книг Закрытой секции и, напоследок, варка официально запрещённого зелья поиска в Выручай-комнате — меня отчислили! Меня, чёрт побери, просто вышвырнули оттуда!

— Гермиона, но... но как же... — шокировано забормотал Гарри. — Гермиона, это... это всё из-за меня? Чёрт, что же делать-то? Гермиона, обещаю, мы обязательно что-нибудь придумаем!

— Гарри, ей богу, не говори глупости, да причём здесь ты? — горько рассмеялась та. — Когда я успокоилась, пришла в себя и хорошенько пораскинула мозгами, то поняла — это была банальная показательная порка. Я уходила из Хогвартса? Я прогуливала уроки и нарушала правила? Да ерунда это всё! Таких нарушающих сколько уже было и сколько ещё будет? И ничего, все успешно получали дипломы. Дело тут в другом — я официально пошла против, — какой злой сарказм в её голосе, — “политики партии”. Как официальной министерской, так и, что важнее, политики Дамблдора. Я открыто противоречила директору и утверждала, что даже если всё это творил ты, то, значит, так было надо. Я же тебя знаю, твоему поведению должна была быть причина, и причина очень веская! Это не понравилось многим, и я снова стала изгоем. Ну а в конце сентября всё закончилось — Дамблдор выкинул меня из школы. Я так думаю, этому довольно сильно поспособствовало ещё и то, что он на самом деле отвык от того, чтобы с ним так упорно спорили и в наглую игнорировали его мнение. Великий волшебник, ага, как же!

Помолчали. Гарри редко когда слышал такую злость и такую горечь в её голосе. Ещё бы её не было! Друг — преступник, Дамблдор — гад, а ты отчислена из любимой школы за правду.

Гермиона вздохнула и продолжила шокировать Гарри последними новостями. Как оказалось, официальная позиция Министерства — Поттер запродался Волдеморту. Его надлежит изловить и засунуть в Азакабан. Позиция Дамблдора — Гарри повредился рассудком, ибо те события в Министерстве стали последней каплей. Его надлежит изловить и засунуть в Мунго.

— В общем, не вини себя. Уж в чём-чём, а в моём отчислении ты не виноват. Единственное в чём ты виноват, — в её голосе послышалась улыбка, — ты оказался таким другом, за которого и против системы пойдёшь не задумываясь.

— Ох, спасибо, — Гарри не знал, что и ответить на такие слова. — Как же мне и благодарить-то тебя за такое доверие?

— Спасибо ты уже сказал. Теперь всего лишь никуда не теряйся и дождись моего приезда.

— Обязательно! Гермиона, я тебя обожаю!

— Я тебя тоже, Гарри, я тебя тоже, — хмыкнула в ответ она. Чувствовалось, её настроение потихоньку поднимается.

Гарри улыбнулся и сменил тему, поинтересовавшись её проблемами с получением портключа. Оказалось, что в этой щекотливой ситуации Гермионе не у кого было просить помощи, поскольку она не могла быть полностью уверена ни в ком. Уверена настолько, чтобы рассказать о проблеме и не опасаться, что её друг сразу же попадёт либо в психушку, либо к дементорам на обед. Они несколько минут крутили проблему и так, и эдак, пока не вспомнили о Краме. И в самом деле, кто в здравом уме свяжет квиддичную звезду и обычную школьницу из Англии? В общем, они решили, что Гермиона сейчас же напишет письмо Виктору с просьбой достать портключ в Лас-Вегас, который вроде бы, располагается не сильно далеко от Тахо. А если у него возникнут вопросы, то сошлётся на сложную политическую обстановку в стране, которая не позволяет Гермионе получить портключ официальной процедурой в Министерстве.

— И, да, ещё мне нужна палочка, — напоследок сообщил он.

— Так ты ещё и без палочки?! О, боже, Гарри, у меня нет слов! Её-то ты куда дел? Хотя, что я спрашиваю, ты же ничего не помнишь, так?

— Именно, и это ни черта меня не радует!

Они поболтали ещё несколько минут и распрощались. Гарри повесил трубку и двинулся к кассе, а потом на выход. Перед ним лежало ещё полторы сотни миль пути.