дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Ганто или Меч самурая (часть 16)

26 July 2019

Прислонившийся спиной к дереву Ганто полулежа наблюдал, как с десяток человек ищут его по кустам. Они проходили так близко, что он не понимал, почему они не видят его.

Прошло около пяти минут, прежде чем они ушли.

-Здесь никого нет!

-Куда же он ушел?!

-Может, тебе померещилось?

-Померещилось? Ты же видишь двух мертвецов!

-Да, точно…черт…

-Говоришь, он был весь изранен?

-Да!

-Ну значит , не мог он далеко уйти!

-Ушел же. Мы тут каждую травинку обыскали!

-Хитер, лис!

-Крови он очень много после себя оставил.

-Помрет. После такого не живут.

-Ты видел? Обломки стрел? Он их выдергивал из себя!

-Жуть!

-Сильный!

-Все!! Найти лодку, обыскать тот берег!

-Слушаемся!!

Воины повалили.

Командир отряда, крепкий закаленный боец с темным от солнца лицом встал спиной в нескольких шагах от полумертвого Ганто и долго смотрел на воду.

Все это время приподнятый кончик меча Ганто смотрел ему в спину…

Когда, наконец все убрались и наступила благословенная тишина, он, застонав сквозь зубы, поднялся на левое колено, расстегнул пряжки на груди и сбросил с себя свою небогатую амуницию. Дышать сразу стало легче.

…Теперь ему нужно отстегнуть ножны… Отведя правую руку за плечо, он вытянул их.

Уперев нижний конец ножен  в песок, Ганто со стоном встал на ноги и, шатаясь, заковылял к воде.

…Нельзя пить…Ранение в живот…

Рана в животе зверски саднила и жгла.

Опираясь всем весом на длинные ножны, и глубоко сгибаясь, Ганто вошел по пояс в реку.

Так легче…

…Учитель жил вниз по этой реке. День пути, не меньше! И это здоровому человеку. Умирающему - дольше.

Так пускай река несет меня!

Ганто побрел дальше в воду, прижимая меч к груди.

…Мой меч мешает мне плыть.

Раньше он плавал с ним, не замечая его веса.

Так пусть же не достанется никому!

Ганто с трудом расслабил пальцы на рукояти меча. Несильно размахнувшись, он бросил его в прохладные речные воды. Оружие с громким всплеском ушло на дно реки.

Будет время, и, если я выживу, я вернусь за тобой…

…Как хочется пить! Но Ганто сдержался.

Он был уже по грудь в воде, когда нечаянно споткнулся о донный камень. Рану дернуло и он упал лицом вперед, едва не потеряв остатки сознания.

…Ряпсей не рекомендовал мочить глубокие раны водой, утверждая, что так они хуже срастаются. Только если они очень грязные и могут вызвать воспаление и гангрену.

У Ганто не было выбора. Он не мог идти пешком.

…Спокойные воды приняли его израненное тело, и он, перевернувшись на спину и широко раскинув руки, медленно поплыл вниз по течению. За ним струился розовый след…

Ганто пришел в себя под вечер. Река несла его. Он порядком закоченел, но сил выйти из реки у него не было. Утонуть он не боялся. Будь что будет… Мысли его текли медленно…

Крестьяне с ужасом смотрели с берегов, как по центру реки плыло недвижимое тело. У них не хватило духу спустить свои лодчонки и вытащить тело из воды.

Ганто плыл, и река со сказочной медленностью вращала его. Краем сознания он уловил восход Луны. Мать пела ему колыбельную. Звезды осияли его белое лицо. Бледный свет резко пробивался сквозь его ресницы. Ему было неприятно. Если бы он умел молиться, то давно бы сделал это. Он решил распрощаться с жизнью. До Учителя слишком далеко!... Ганто опять провалился в ничто.

…В это время всегда чутко спящий Ряпсей резко сел на своем ложе и с тревогой всмотрелся в темноту.

Наступило утро. Ранее солнце осветило группы крестьян, шагающих гуськом друг за другом к полям. Один из них остановился, поднял руку и прокричал своим.

-Глядите в реку! В реку глядите!

Все бросились к берегу. Оживленно переговариваясь, они показывали пальцами на человека, который медленно плыл на спине мимо них. Над водой было только его лицо. Непонятно было, жив он или мертв. Но живые так себя не ведут. Обычно они гребут руками. Этот же не шевелился.

-Мертвец! Точно мертвец!

-Кто же его убил?

-Тише ты!

-Разве вы не слышали о крупной битве вверх по реке? Сегун победил в ней! Вчера конник кричал об этом на рынке. Все попадали ниц, и я тоже. Но это была благая весть, а конник приказал всем радоваться.

-Да? Что же ты молчал?

-Что же это была за битва, раз мертвецы падали в реку?

-Крупная очень!

-Больше там никого нет?

Все стали всматриваться вверх на реку.

-Нет, никого не видать…

-Этот один.

Весь этот далекий гул доходил до Ганто как сквозь вату. Он уже ничего не хотел. Он хотел просто умереть. Он смирился с этой мыслью. Дом Учителя был где-то рядом, но тело потеряло всякую чувствительность.Как-то надо выйти на берег.…Вместо этого он полностью погрузился в воду.

Ему стало тихо и спокойно…

Неожиданно сильная рука пробила прозрачную толщу воды и вытащила Ганто на поверхность.

Лицо с сотнями морщинок вокруг внимательных темных глаз. Знакомые, давно зажившие шрамы. Седые, зачесанные назад волосы, перехваченные кожаным ремнем.

Ряпсей стоял по грудь в воде и держал почти утонувшего Ганто.

-Я знал, что ты сегодня утром будешь здесь!

И он, подняв Ганто, как ребенка, на руки, и, прижав его к груди, вынес из реки.

Ганто потерял сознание.

Крестьяне на другом берегу смотрели с удивлением, как высокий старик быстрым шагом уносил с собой тело из реки.

-Не волнуйся, Ганто.- Сказал Ряпсей, кладя тело на пол своей хижины.- Ты будешь жить!

Ганто еле слышно прошептал что-то в ответ…

Лицо ученика слева было буквально размозжено ударом подкованного сапога всадника. Левым глазом он не видел, настолько тот заплыл. Нос был сломан и страшно распух. Похоже, попадали несколько раз по уже сломанному носу. Чернота расползлась по переносице вверх. У Ганто явно было тяжелое сотрясение мозга.

Учитель распахнул старенькое кимоно на груди Ганто. Его глазам предстала ужасная картина.

На этом теле не было живого места. Везде были видны ушибы, вмятины, порезы и колотые и рваные раны. Ганто был весь щедро усыпан ими. Особенно руки. Они были покрыты частыми глубокими порезами по локоть.

Чуткие пальцы Учителя нащупали несколько переломов ребер под кожей. Сломаны были так же левая рука ниже локтя, и треснуло правое бедро.

Перед Ряпсеем был практически мертвец. Простые люди после такого не жили.

Ряпсей знал, как Ганто выжил и как смог сутки протянуть в реке. Благодаря всеокружающей энергии Земли.

Особенно встревожило учителя ранение в живот. Рана уже стала гнить. От нее уже стал исходить неприятный запах. Мышцы вокруг раны были твердые, как булыжники. Рана очень мучила Ганто.

Не сразу Ряпсей нашел выходное отверстие на спине. Это было уже серьезно. Ганто мог умереть.

Учитель послал в деревню за сиделкой…

К вечеру Ганто, весь перевязанный и перехваченный лубками и тесьмами, лежал, вытянувшись, на чистом полу дома Ряпсея. В сознание он так и не пришел.

Учитель, прищурившись, смотрел  в лицо своего ученика.…Тот пережил многое. Он живым прошел через ад и вернулся оттуда. Ганто мучили бредовые видения. Сквозь стиснутые зубы он ругался, проклинал кого-то, кричал и стонал. Глаза двигались под закрытыми веками. Но ярость не ушла из его тела. Руки, плотно привязанные к торсу, постоянно пытались ударить кого-то. Ноги, привязанные одна к другой широкими лентами ткани хотели согнуться в коленях.

Ганто был зол. В своих чудовищных кошмарах, находясь между жизнью и смертью, он снова и снова переживал свою Великую битву…Рассеченные враги падали наземь, неслись всадники на взбешённых конях, ломались копья, застрявшие в телах, длинные мечи врубались в шлемы… И Ганто снова падал полумертвый в реку и хладные воды облекали его… И снова и снова повторялось его видение.

Сиделка, молодая женщина, постоянно клала на горячий лоб смоченные холодной водой компрессы. Но Ганто не чувствовал облегчения. Он был белый, как мел. Губы по цвету не отличались от снега. Иногда он открывал глаза и подолгу смотрел в потолок. Окружающего мира он не видел.

…Учитель приготовил свои инструменты и раскалил докрасна железный прут. Тщательно очистив рану от гноя он прижал дымящийся конец к ране. Кожа зашипела, запахло паленым…Ганто скривился и, не выдержав, перекатился набок. Болезненный гранит в животе распался.

Так же Ряпсей поступил с отверстием на спине Ганто.

Сиделка, сидя в уголке, с ужасом в глазах наблюдала эту процедуру.

-Не корми его. Не давай пить. Меняй повязки!

Ряпсей запахнулся в свое длинное одеяние и вышел вон.