68 940 subscribers

Немного счастья на Новый год

237k full reads
Немного счастья на Новый год

Сорок пять, а вся жизнь позади. Последние два года ухаживала за Эммой Юрьевной. У неё и жила. И вот два дня назад та умерла. Откуда-то появился её сын. Который должен сейчас прийти и решить участь самой Насти.

Дверь открылась и вошёл этот самый сын, который за эти два года так ни разу и не навестил больную мать. А сейчас высокомерно обратился к Насте:

- Как вас там? Я подал объявление о продаже квартиры. Постараюсь продать побыстрее. Это время поживёшь здесь – тебе всё равно идти некуда. Как продам, ты сразу уходишь. Можешь забирать отсюда, что угодно. Поняла?

- Поняла.

***

Наследник квартиры ушёл. А Настя долго плакала, сидя на диване:

«Почему у людей в жизни есть и чёрные и белые полосы? Почему у меня одна чёрная?»

Родители четверть века назад погибли в аварии по своей вине. Пришлось продать квартиру, чтобы выплатить их долги. Родни какой-либо у неё не было. Правда, мама говорила, что у Насти есть дядя, который живёт где-то в Москве. Но этот дядя даже знаться не хочет с такими родственниками, как они.

Работала на заводе уборщицей. Жила в заводском общежитие. Замуж никто не брал. А годы уже стали не только проходить, пролетать.

Два года назад завод окончательно встал. Их старое общежитие просто снесли, предварительно выгнав малочисленных обитателей на все четыре стороны.

На работу без прописки не оформляли. Да и умела Настя лишь содержать в чистоте, какое-либо, чужое, помещение. Стала ухаживать за парализованной Эммой Юрьевной. Так и жила Настя вместе с ней на одну её пенсию, даже без прописки.

И вот очередной поворот судьбы. Ни жилья, ни работы, ни денег… В бюро занятости без прописки на учёт не ставят.

Как жить дальше?

***

Дни Василия Даниловича были сочтены, как говорят в народе. Но он был олигарх. Врачи получали большие деньги за каждый день его жизни и старались, чтобы хозяин прожил, как можно дольше.

Рядом с ним находился и Ефим Захарович. Он рядом с хозяином был последние тридцать лет. Сначала телохранителем, затем – начальником личной охраны. В этом году Ефиму исполнилось шестьдесят, и он понимал, что скоро его жизнь сильно изменится. Нет, денег на обеспеченную старость он заработал с лихвой. Вот только, какая она, нормальная жизнь и нормальная старость, он не представлял. Всю жизнь, где-то служил, с кем-то воевал, кого-то охранял.

- Ефим! – раздался голос старого олигарха.

- Да, Василий Данилович!

- Пригласи нотариуса!

Ефим тут же вызвал того по телефону. Нотариус прибыл уже через несколько минут.

- Слушай, Ефим! - стал раздавать приказы олигарх. - Почти всё своё наследство я распределил между своими детьми и внуками. Чувствую, что последние дни живу на этом свете. Хотелось бы до Нового года дожить. Но месяц для меня теперь слишком огромный срок. Хочу все свои обязанности до конца исполнить. Ефим сейчас нотариус оформит на тебя кое-какой счёт. Там денег хватит на твою безбедную старость.

- На этом счету у вас более пяти миллионов долларов, - вставил своё слово нотариус.

- Вот оформи всё, как полагается.

- Василий Данилович, - растеряно пожал плечами верный друг и телохранитель, - зачем мне так много?

- Ефим, ты тридцать лет со мной нянчишься, пару раз жизнь мне спас…

- Василий Данилович…

- Всё, Ефим! Слушай дальше! Когда-то у меня были родители и сестра. Но я был очень плохим сыном и братом. Родителей давно нет на белом свете, сестры – тоже, но у меня должна быть племянница. Последний раз я её видел, когда ей было пять лет. Сейчас, наверно, сорок пять, - он кивнул головой на прикроватную тумбочку. – Достань мой блокнот!

Олигарх долго листал свою записную книжку, наконец, ткнул пальцем:

- Янина Галина – это моя сестра, её уже нет в живых. Но у неё была дочь Настя – моя племянница. Вот их старый адрес. Ефим, когда я умру, поезжайте туда. Найди мою племянница, - повернулся к нотариусу. – А ты Иван, по обстоятельствам, сделай так, чтобы она нужды до конца своей жизни не знала. Вот на этом счету сколько?

- Восемь миллионов долларов, - тут же ответил нотариус.

- Вот с этого счёта десять процентов возьмёшь себе. Остальные – племяннице. Пусть она будет счастливой. Ты сразу составь, какой надо документ, я распишусь. А то ещё не успею.

- Понял, - кивнул тот головой.

- Да, Ефим, - на глазах старого олигарха появились слёзы. – Попроси у Насти за меня прощения.

- Мы всё сделаем, как надо, - пообещал Ефим.

***

Покупатели долго осматривали квартиру. Затем договаривались о цене. Сын бывшей хозяйки повернулся к Насте:

- Вещи свои приготовила?

- Да, - женщина кивнула на сумку.

- Отдай ключи новым хозяевам! До свидания!

Настя окинула взглядом квартиру, где провела последние два года. Вышла к подъезду, села на холодную лавочку. Падал снег. Куда идти? Вот прошёл сын хозяйки вместе покупателями, даже не обратив на неё внимания. Сели в машину и уехали.

А Настя продолжала сидеть на лавочке, пытаясь найти хоть какой-то выход из создавшегося положения.

«Ведь через четыре дня Новый год. Люди наряжают ёлки, готовятся к празднику. А я просто не знаю, куда идти, что делать?

Как хорошо быть маленькой. Попросил немного счастья у Деда Мороза, и он исполнил, - Настя подняла глаза к небу. - Дедушка Мороз, подари мне на Новый год, хоть немного счастья!»

***

Тут на стоянке возле дома остановился красивый автомобиль. Из него вышли два пожилых богато одетых мужчины. Они огляделись, увидели одиноко сидящую на лавочке женщину и направились к ней.

- Здравствуйте! – обратился к ней один из них со спортивной фигурой. – Вы не подскажите, где нам найти Янину Анастасию Борисовну. Нам сказали, что она, возможно, живёт в этом доме.

- Это я! – женщина удивлённо окинула их взглядом.

- А вы не могли бы показать нам свой паспорт, - попросил другой, в очках.

Женщина протянула ему паспорт. Очкастый радостно улыбнулся:

- Вы знали, Василия Даниловича Гаранина?

- Нет.

- Он приходился вам дядей.

- Мне мама, когда жива была, говорила, что у меня, где-то в Москве есть дядя.

- Настя, - сел рядом с ней мужчина со спортивной фигурой. – Ваш дядя недавно умер. Перед смертью он сказал, чтобы я попросил у вас за него прощения.

- За что? – удивилась женщина.

- Он чувствовал вину перед вашей мамой и вами. Простите, его Настя и не держите на него зла!

- Дядя Василий, - Настя встала, вновь подняла глаза к небу и искренне произнесла. – Спите спокойно! Я не держу на вас зла.

- Вы хорошая женщина! – Восхищённо улыбнулся мужчина. – Давайте знакомиться. Меня зовут Ефим!

- Меня – Иван! – нотариус слегка поклонился.

- Но я не пойму, в чём дело? – удивлённо спросила Настя.

- Дело в том, - улыбнулся нотариус, - что перед смертью дядя просил сделать вас счастливой.

- Но я в сказки не верю, - грустно улыбнулась женщина.

- Сейчас мы пойдём в ваш банк. Откроем счёт на ваше имя на очень большую сумму, - продолжил нотариус.

- Мне даже жить негде…, - женщина опустила голову.

- Анастасия Борисовна, садитесь в машину.

Ефим взял её тяжёлую сумку и положил в багажник.

***

Приехали в банк, самый огромный в городе, где Настя ни разу не была. Зато Иван чувствовал здесь себя, как рыба в воде. Он составлял какие-то бумаги, заставлял Настю их подписывать.

Когда с бумагами было покончено, и они вышли из здания банка. Иван, улыбаясь, развёл руками и обратился к скорее к Ефиму:

- На этом моя миссия выполнена. Через час улетаю в Москву. До Нового года меньше четырёх дней осталось, а мне ещё подарки детям и внукам нужно купить, - повернулся к женщине и продолжая улыбаться, добавил, кивнув на коллегу. – Настя, вот этот мужчина, поможет вам освоиться в новой роли. Ему не привыкать быть телохранителем.

Иван сел в подъехавшее такси и уехал.

- Так, Настя, садись в мою, машину, - скомандовал Ефим. - Переходим на «ты». До Нового года у нас с тобой очень много дел.

- А куда мы сейчас? – Настя всё ещё не верила в происходящее.

- В гостиницу.

***

Как изменилась жизнь у Насти. А ведь ещё утром она не могла и мечтать об этом. Уже первый день в гостинице ей казался сказкой. Она не представляла, что бывают номера «люкс». Не представляла, что всё что угодно можно заказать по телефону и тебе тут же доставят. И совсем не надо смотреть на цену.

Вечером, когда она словно заворожённая сидела в этом королевском номере и вспоминала невероятные события этого дня. В номер постучал Ефим. И так по-простому произнёс:

- Настя, пошли в ресторан, поужинаем.

Она просто застыла. Её приглашают в ресторан?! Приглашает такой мужчина, как Ефим?! И тут же мелькнула мысль.

«Ой, ужас! У меня же надеть нечего!»

- Да ладно тебя, Настя! Я тоже в старых джинсах, - он привык отгадывать мысли свои подопечных. – Пошли!

Они долго ужинали. Ефим рассказывал о её дяде, которого она даже не помнила. И который, каким-то чудом вспомнил о её существовании. А Настя всё чаще и чаще ловила себя на мысли, что не хочет, чтобы этот ужин закончился. Ей хотелось просто сидеть и смотреть на этого мужественного мужчину.

Но ужин закончился. Ефим расплатился, и они пошли обратно. Возле её номера он остановился:

- Настя, у тебя сейчас другая жизнь. У тебя много денег, а деньги привлекают к себе внимание. И не всегда хороших людей. Пока я рядом, тебе бояться нечего, но, если что-то у тебя вызовет тревогу. Ничего не предпринимай – сразу звони мне. – одобрительно улыбнулся. – Иди отдыхай! У нас с тобой завтра будет очень трудный день.

Она зашла в свой номер. Сердце, почему-то сильно билось в груди. Всю жизнь она надеялась только на себя. А тут…

***

Утром они быстро позавтракали и отправились… покупать квартиру в элитном доме, трёхкомнатную.

Проблем с покупкой жилья много, но, когда есть деньги, проблемы решаются моментально. Тем более, рядом тот, который всегда знает, что делать.

К вечеру у неё уже была своя квартира, огромная трёхкомнатная, меблированная.

Настя просто не могла поверить в своё счастье. Но где-то в уголке то ли души, то ли сердца затаилась тревога. Она понимала, что судьба или Дедушка Мороз, у которого она попросила немного счастья, даже перевыполнил её просьбу. Но… ведь в этой прекрасной квартире должен быть мужчина, с которым она проживёт всю жизнь. И этот мужчина пока рядом, но скоро исчезнет из её жизни, возможно, прямо сейчас.

- Так, Настя, - произнёс он своим твёрдым голосом. – Завтра занимаемся пропиской и мелкими житейскими вопросами. Сейчас привезу твои вещи. Если не возражаешь, привезу и свои!

- Конечно, привози! А я пока здесь порядок наведу.

***

Ефим собрал вещи в обоих номерах, отнёс всё в машину. Он ещё по инерции выполнял приказ Василия Даниловича. Но ведь дальше новая непонятная жизнь.

«Вернусь в Москву. Ни жилья, ни семьи, не родственников. Конечно, денег на жизнь хватит, притом ни на одну. Но жизнь-то одна. Что я буду делать? Куплю квартиру, огромную, хорошую. Жениться поздно, уже шестьдесят. Три ранения. Кому я нужен? Разве только из-за денег.

А ведь у нас с Настей судьбы похожи. Счастья у нас у обоих никогда не было. Мы как бы находились в тени жизни. Ей-то сорок пять. И денег у неё по их местным понятиям очень много. Найдет себе мужа. Хотя, с её робостью, скорее всего попадётся в чьи-то сети.

Интересно, а если забрать её с собой в Москву! Что она там будет делать? А если самому здесь остаться… с ней. Зачем я ей нужен?»

Зайдя в новую Настину квартиру, он увидел в коридоре много коробок. Вот и сама хозяйка вышла с немного виноватой улыбкой на лице.

- Я здесь кое-что заказала, а то квартира, какая-то большая, но не жилая, - и тут встряхнулась. – Ой, я уже ужин приготовила. Пошли!

Для нормального мужчины обычное дело, что женщина его встречает, кормит ужином. А у него всю жизнь сухпайки, рестораны и богатая кухня в особняке Василия Даниловича. И никого не волновало, поужинал он или нет.

Этой ночью они спали в отдельных комнатах. За тридцать лет Ефиму приходилось охранять не только самого хозяина, но и его жену, дочь. И он всегда соблюдал правило: между телохранителем и подопечным ничего личного. Он и сейчас был словно на работе, выполняя последний наказ Василия Даниловича.

***

Проблема с пропиской была решена быстро. До вечера оставалось ещё много времени, и Ефим помогал Насте в наведении порядка. Помощи от него особой не было, он просто ничего не смыслил в домашних делах. Распаковывал коробки с посудой, передвигал мебель, перетаскивал тяжёлые вещи. И всё время наблюдал, как женщина работает.

А ещё он с удивлением отмечал: вроде в квартире ничего не изменилось: но каждая комната, после того как в ней поработала Настя становилась, какой-то жилой и уютной.

***

Незаметно наступил зимний вечер. Мысль о расставании не давала Ефиму думать о чём-либо другом.

«До утра нужно до Москвы добраться. А почему до утра? Потому что так решил».

Стал торопливо собираться. Вдруг понял, что впервые в жизни не контролирует ситуацию. А на него смотрели грустные глаза женщины.

Подошёл к входной двери. Но ведь надо что-то сказать. Уже хотел сказать: до свидания! Но вдруг понял. Что кончилась его та жизнь, которая началась сорок два года назад, когда его призвали в армию. Что в его жизни больше не будет ничьих приказов.

А какова будет его дальнейшая жизнь он должен решить сейчас самостоятельно, именно в эту минуту.

Повернулся, встретился взглядом с женщиной. И вдруг понял, что её глаза просто кричат: не уходи!

- Настя, мне уже шестьдесят… Я не хочу в Москву. Хочу всю жизнь всю жизнь быть с тобой.