Чем опасно неразумное захоронение отходов для Поволжско-Уральского региона

Летом 2007 года был на юге Башкортостана с археологической группой. Раскапывали памятник Срубной культуры. Названа она так по устройству могил в виде срубов, чем-то схожа с Абашевской культурой. Для поселений характерны патриархально-пастушеский тип хозяйствования. Они разводили крупный и мелкий рогатый скот. Сама археологическая практика оставила уйму положительных впечатлений, но организация и инструктаж по технике безопасности немного вызвали опасения. Сейчас постараюсь объяснить.

Видя множество фильмов или каких-либо репортажей с археологических раскопок, всегда удивлялся безалаберности и халатности многих псевдоархеологов. Одно дело, когда студент-практикант прибыл на раскопки и мало чего понимает о последствиях, другое дело, когда работают черные копатели (недоучки). Уважаемого читателя не хочу мучить нудной историей о разрушении памятников археологии после черных копателей, так как понимаю, что многим данная тема безразлична. Но вот, что действительно касается всех - это то, что находится под землей. Для меня настоящий археолог сродни химику. Дело в том, что при неправильном исследовании почвы или при отсутствии определенной информации, особенно в современном мире, когда многие работы ведутся спешно и без перепроверки данных, можно наткнуться на очень опасные месторождения, не всегда нефти и газа.

В июле 2016 года на территории Ямало-Ненецкого округа вспыхнула Сибирская язва. СМИ и местная власть замалчивали данный инцидент, но вскоре благодаря социальным сетям информацией обладали граждане, и высшим эшелонам власти пришлось спешно уничтожать поголовье скота. (Данные после вспышки сибирской язвы: 2000 оленей было уничтожено, 20 человек умерло, 70 госпитализировано).

Причиной появления сибирской язвы стали таяние ледников и неправильные геолого-разведывательные работы нефтяных компаний. Если таяние ледников можно списать на природный фактор, то человеческий фактор нельзя списать. Хоть и государство сегодня всяческими способами пытается скрыть или замолчать данные проблемы. Для читателя хотел бы немного разъяснить. Появление каких-либо заболеваний у животных влечет экономическую катастрофу для местных жителей. Многие в России только и выживают, что имеют личное хозяйство. Самое удивительное при выявлении вспышек идет не просто забой скота у местных фермеров, одновременно почему-то идет экономический рост у крупных компаний, подконтрольных Медведеву(Мироторг), Ткачеву и т.д. Получается кому война, а кому…

На протяжении 20- 30 лет вся Сибирь, Урал, Поволжье представляется для Москвы источником личного обогащения. Причем местные жители ничего, взамен не получают. В очередной раз это было доказано Прямой линией 20 июня 2019. Когда жители одной из богатейших регионов страны Тюменской области просили у Президента доступ к ПИТЬЕВОЙ ВОДЕ (это не Африка). А между прочим Тюменская область - это регион куда входит и Ямал, и ХМАО – лидеры по добыче природных ресурсов. Работая в Нижней Тавде (Тюменская область), был поражен бедностью района и отсутствием каких-либо социальных благ для населения.

Теперь хотелось бы вернуться к основной теме. Если с нефтяными или другими добывающими компаниями всё понятно (Ибо читатель скажет: Ну, а что ты предлагаешь? Не останавливать же добычу?), то с другой современной проблемой, хотел бы с читателем поразмышлять.

После 2018 года по стране начался массовый поиск полигонов по захоронению отходов. Мы, все благодаря Интернету, увидели, как жители Поморья отстояли свои земли. Это, действительно, вызывает уважение к активистам и борцам за правое дело. Но таких “Шиесов” по стране тысячи.

Такая же ситуация складывается в Удмуртской Республике по поводу “завода смерти” в Камбарке. 22 июня 600 жителей Камбарки вышли на митинг против строительства. К акции присоединились активисты из Башкирии, Пермского края и Мордовии. На территории Камбарки власти хотят построить завод по переработке ртути, мышьяка, плутония. Камбарка находится на границе с Республикой Башкортостан. Совсем недалеко город Нефтекамск. Также Камбарка по истокам Камы имеет доступ Нижнекамскому водохранилищу. А это значит, что еще один большой город уже на территории Татарстана (Набережные Челны) находится под угрозой.

Также в Удмуртской Республике недалеко от Камбарки в Киясовском районе находятся 12 сибиреязвенных захоронений. В ходе недавнего обследования 4 таких скотомогильников (на территории МО “Ермолаевское”) выявили повреждения. Это значит, что в любой из этих захоронений беспрепятственно может попасть зверь или человек. Киясовский район находится также неподалеку от Нижнекамского водохранилища.

Представьте, что случится, если такие могильники будут вскрыты или просто данные территории станут полигоном для мусора. Наша власть очень легко поступает: выкачивая природные ресурсы, обратно земле она отдает отходы. Получается, обогатившись, чиновники вместе со своими семьями уедут заграницу, а мы останемся с полигонами смерти. Наши дети и внуки нас проклянут за наше бездействие, а в это время дети чиновников будут наслаждаться жизнью и красивой природой где-то за пределами России.

Мною уважаемый читатель спросит: Ну а что ты предлагаешь? Что делать с мусором? Ответ думаю, не столь сложный, если убрать бюрократические проволочки. Нужно действительно строить заводы, по переработке отходов, а не полигоны. Но место нужно подбирать тщательно. Разве у нас мало места, где мы учтем мнения всех сторон.

Появление заводов принесет множество рабочих мест. Ведь данная профессия не будет просить высококвалифицированных специалистов, которые в аппарате государства и министерств. Следующим обязательным решением – постепенный отказ от пластика. Так уже давно поступают в развитых государствах.

В нашей стране можно все сделать с умом, только нужно делать это не для показухи и не для определенных слоев общества, а для всех. Ведь каждый из нас полноправный ее гражданин. И будущие поколения не должны страдать из-за нас. Мы должны отстоять им право на жизнь, а не на выживание.

Автор: Фаиль Валиев.