Дизайнер Nike Лисандр Фойе: "Перепроизводство – главная проблема ближайшего будущего"

13 February 2020
128 full reads
4 min.
261 story viewUnique page visitors
128 read the story to the endThat's 49% of the total page views
4 minutes — average reading time

Дизайна стало слишком много, а поток однообразных продуктов не прекращается. Добиться устойчивого развития поможет машинное обучение и грамотный ресайклинг, с которыми экспериментирует все больше компаний, включая Apple и Nike. РУКИ поговорили с директором по генеративному дизайну Nike Лисандром Фойе о перепроизводстве, конкуренции с алгоритмами и секретных проектах технологических гигантов.

Nike Zoom Superfly Elite. Дизайн подошвы вдохновлен океаническими микроорганизмами.
Nike Zoom Superfly Elite. Дизайн подошвы вдохновлен океаническими микроорганизмами.
Nike Zoom Superfly Elite. Дизайн подошвы вдохновлен океаническими микроорганизмами.
Лисандр Фойе – директор по генеративному дизайну в отделе инноваций Nike, музыкант и преподаватель йоги. В 2008 Фойе стажировался в Cтудии Артемия Лебедева, где участвовал в разработке USB-ключа и системы сбора картонных упаковок Tetra Pak. C 2011 работает в Nike. Его самый известный проект – это модель кроссовок Nike Zoom Superfly Elite 2016 с подошвой, разработанной специально для ямайской спортсменки Шелли-Энн Фрейзер-Прайс. Также он работал над кроссовками Nike Zoom Superfly Flyknit для американской олимпийской чемпионки Эллисон Феликс. В свободное время пишет музыку, собирает модульные синтезаторы и секвенсоры. РУКИ встретились с Лисандром в Тбилиси, где он выступал на Touch Digital Summit.

Генеративный дизайн – это проектирование с помощью алгоритмов. Дизайнер задает параметры, например, размер, вес или свойства материала, а нейросеть подбирает оптимальную форму объекта. В случае с кроссовками Nike анализирует биометрические данные спортсменов во время тренировок и создает обувь с уникальной подошвой, подогнанной под индивидуальные параметры. Сегодня генеративный дизайн используют везде – как для проектирования металлических запчастей, так и для создания мебели, обуви и даже городов.

Лисандр Фойе на Touch Digital Summit
Лисандр Фойе на Touch Digital Summit
Лисандр Фойе на Touch Digital Summit

Если посмотреть на Nike сегодня, то это уже не спортивный бренд, а технологическая компания: генеративный дизайн, 3D-печать, дополненная реальность, кроссовки с автоматической шнуровкой. Как так получилось?

Я думаю, этот процесс неизбежен – компаниям так или иначе приходиться экспериментировать с технологиями. Nike в этой сфере уже давно. Почти 10 лет назад компания одной из первых выпустила носимый трекер физической активности – Nike+ FuelBand. До этого – в 2006 – вышел датчик Nike+ для кроссовок, созданный в коллаборации с Apple. Он считывал данные и синхронизировался с айподом. А еще бренд первым начал использовать цифровые маркетинговые инструменты для вовлечения покупателей.

Да, интересно, что именно в 2019 году журнал Fast Company присудил Nike премию Innovation by Design. Хотя на эту роль претендовали Apple, Google, Microsoft.

Но Nike всегда была инновационной компанией. Возможно, потому, что постоянно задавалась вопросом: что ждет нас в будущем?

Эксперименты с какими технологиями в Nike тебе кажутся наиболее интересными?

В первую очередь, все, что касается дизайна и производства продукта. У нас появились разные новые инструменты – например, технология плетения flyknit для надежной фиксации стопы.

Модель Nike Zoom Superfly Flyknit с напечатанной на 3D-принтере подошвой и технологией flyknit, которая помогает расходовать меньше материала и создает более плотное прилегание к стопе.
Модель Nike Zoom Superfly Flyknit с напечатанной на 3D-принтере подошвой и технологией flyknit, которая помогает расходовать меньше материала и создает более плотное прилегание к стопе.
Модель Nike Zoom Superfly Flyknit с напечатанной на 3D-принтере подошвой и технологией flyknit, которая помогает расходовать меньше материала и создает более плотное прилегание к стопе.

Еще интересно следить, как Nike налаживает контакт с покупателями. Например, пытается максимально точно определить, что нужно конкретному человеку, и упрощает процесс покупки.

Flyknit – довольно старая технология. Из недавнего можно вспомнить кроссовки Joyride – тоже, кстати, на основе Flyknit – с пластиковыми бусинами в подошве. На лекции ты говорил, что эта модель оказалась невероятно сложной в производстве. Генеративный дизайн как-то упрощает задачу?

По поводу Joyride ничего не могу сказать – я не занимался этим проектом. Но генеративный дизайн, конечно, дает больше контроля над производством. Ты можешь контролировать все процессы – начиная со сбора данных и заканчивая управлением станками и роботами.

Первые прототипы кроссовок Nike Joyride с микробусинами пластика в подошве.
Первые прототипы кроссовок Nike Joyride с микробусинами пластика в подошве.
Первые прототипы кроссовок Nike Joyride с микробусинами пластика в подошве.

Долгие годы методы производства существенно не менялись. Как было раньше: создаешь одну форму и штампуешь одинаковые товары.

Цифровые методы производства – другое дело. Не обязательно повторять один и тот же порядок действий и выпускать одну копию за другой – каждый экземпляр теперь можно кастомизировать. А если использовать 3D-печать, то каждая вещь будет уникальной.

Главное, чтобы был алгоритм, который поможет подбирать разные решения. В результате получается такая agile-методика производства с опорой на генеративный дизайн.

Насколько новые методы дороже традиционных?

Зависит от объемов производства. Если нужно выпускать большие партии, то лучше использовать традиционные методы. Влияет еще и тип продукта, масштаб компании.

При этом важно понять, насколько вообще людям нужна кастомизация? Не обязательно выпускать товар под каждого – достаточно выпустить партию для конкретной группы с конкретными параметрами. Если ты знаешь, что носишь 12 (46) размер, то мы точно можем создать универсальную пару кроссовок твоего размера – для этого не нужно подгонять вещь под каждого индивидуально.

Линейка прототипов Nike Zoom, которые изготавливали специально для ямайской олимпийской чемпионки Шелли-Энн Фрейзер-Прайс. Кроссовки помогли спортсменке пробежать на  .013 секунды быстрее.
Линейка прототипов Nike Zoom, которые изготавливали специально для ямайской олимпийской чемпионки Шелли-Энн Фрейзер-Прайс. Кроссовки помогли спортсменке пробежать на .013 секунды быстрее.
Линейка прототипов Nike Zoom, которые изготавливали специально для ямайской олимпийской чемпионки Шелли-Энн Фрейзер-Прайс. Кроссовки помогли спортсменке пробежать на .013 секунды быстрее.

Nike – большая компания, поэтому мы комбинируем разные методы, используем любые доступные инструменты. Просто не всем продуктам в принципе нужна кастомизация, чтобы они "работали". И я думаю, касательно этого ничего не изменится в ближайшие годы.

С автоматизацией тоже используете такой подход? Кроссовки чаще шьют вручную или все больше используют робототехнику?

И то, и другое. Опять же, все зависит от продукта.

В своем выступлении ты заметил, что специалисту по генеративному дизайну не обязательно хорошо разбираться в программировании. При этом у тебя есть инженерное образование. Насколько просто работать с современными дизайнерскими инструментами человеку, который никогда не программировал?

Точно могу сказать, что с каждым годом работать с новыми программами становится проще. Появляется больше инструментов с удобным и понятным интерфейсом.

Это раньше – лет 10 назад – разобраться было сложно. Все-таки у творческих людей немного другой тип мышления: они не готовы часами сидеть и писать код. Они мыслят по-другому, но современные программы подстраиваются под их тип мышления.

А какие инструменты твоя команда в Nike обычно использует при работе над дизайном?

В основном используем разные инструменты для 3D-моделирования: Rhinoceros 3D, ZBrush. Вообще стараемся постоянно пробовать что-то новое, потому что программное обеспечение быстро эволюционирует. Даже то, что ты использовал еще пару лет назад, уже могло устареть.

Когда я был студентом, все начинающие дизайнеры работали в Illustrator и Photoshop.

Если заглянуть на рабочий стол к нынешним студентам, то у них там 25 инструментов под каждую конкретную задачу – и они точно знают, когда какой из них нужно применять.

По-твоему, работу дизайнера в будущем можно будет автоматизировать? И как этот процесс будет устроен – сотрудничество дизайнер + алгоритм, или противостояние человек VS машина?

Многие люди боятся, что их заменит искусственный интеллект. Да, какие-то профессии точно будут автоматизированы. Но это касается рутинной работы, например, повторяющихся операций на производстве. Может это и к лучшему, и люди в принципе не должны заниматься таким однообразным трудом. Но к дизайну это не относится.

Я большой сторонник того, что ИИ даст нам новые возможности. И я не думаю что встанет выбор – сотрудничество или конкуренция.

Один из первых прототипов кроссовок, созданных с помощью машинного обучения. Алгоритм помог подобрать оптимальный вариант подошвы с учетом параметров спортсменки.
Один из первых прототипов кроссовок, созданных с помощью машинного обучения. Алгоритм помог подобрать оптимальный вариант подошвы с учетом параметров спортсменки.
Один из первых прототипов кроссовок, созданных с помощью машинного обучения. Алгоритм помог подобрать оптимальный вариант подошвы с учетом параметров спортсменки.

Уже понятно, что есть масса гибких навыков, которые роботам не под силу. Они не могут постичь многие концепции, например, эмпатию, культурные отсылки, какие-то антропологические явления. Люди же путешествуют, знакомятся с новыми культурами, набираются опыта. Это помогает им устанавливать взаимосвязи и строить картину мира. В творческих отраслях это особенно важно. И алгоритмам до этого пока далеко.

Машины хорошо справляются с тяжелой однообразной работой. А задача человека – направлять их в нужное русло. Но взаимодействие с алгоритмами все равно может принести поразительные результаты. Компьютер предлагает такое решение, о которым ты сам никогда бы не подумал. Прежде ничего подобного просто не существовало.

Вопрос в том, насколько эти решения отвечают эстетике. Взять, например, недавний проект Autodesk с Филиппом Старком. Дизайнер использовал нейросеть при разработке коллекции стульев. Алгоритм генерировал, а Старк "редактировал". И итоговый дизайн, честно говоря, выглядит не очень.

Тут важно понимать, что результат зависит от параметров, заложенных разработчиками и дизайнерами. В случае с Autodesk стояла задача использовать как можно меньше материала, и алгоритм оптимизировал дизайн с учетом этого требования. Если слишком упирать на оптимизацию, то результат получится не слишком впечатляющий.

Другое дело – создание продукта, в который изначально заложена определенная эстетика. Это уже следующий уровень, который в будущем позволит задавать параметры стиля для объекта. Все-таки технология только начала развиваться, и все еще впереди.

Напечатанная на 3D-принтере подошва кроссовок Nike Zoom Superfly Flyknit, созданная с учетом параметров американской олимпийской чемпионки Эллисон Феликс.
Напечатанная на 3D-принтере подошва кроссовок Nike Zoom Superfly Flyknit, созданная с учетом параметров американской олимпийской чемпионки Эллисон Феликс.
Напечатанная на 3D-принтере подошва кроссовок Nike Zoom Superfly Flyknit, созданная с учетом параметров американской олимпийской чемпионки Эллисон Феликс.

То же самое происходило с генеративной музыкой. Брайан Ино начал экспериментировать с ней в 90-е – первые треки больше напоминали набор сгенерированных звуков. А сейчас технологии позволяют автоматически создавать композиции любой сложности.

Алгоритмы в искусстве вообще интересная тема. Сейчас много разговоров о том, сможет ли ИИ научиться определять, что красиво, а что нет.

Да, это сложный вопрос. Тем более что у каждого из нас свое представление о красоте. Многое зависит от твоего бэкграунда, насмотренности. Но объектов искусства, созданных с помощью ИИ, становится все больше. Картины, например, уже выставляют в галереях и продают на аукционах. То есть спрос есть. На наших глазах появляется жанр искусства, которого прежде не существовало.

Eurorack-модуль, разработанный Лисандром в 2014 году.
Eurorack-модуль, разработанный Лисандром в 2014 году.
Eurorack-модуль, разработанный Лисандром в 2014 году.

Кстати о генеративной музыке. Насколько я знаю, ты сам пишешь музыку – в том числе с помощью алгоритмов. И спроектировал несколько модульных синтезаторов. Ты следишь за этой сферой? Наверное, одна из самых популярных компаний сейчас – это Teenage Engineering.

Да, они крутые. Мне нравится, как они соединили сразу несколько преимуществ: и потрясающий дизайн, и хорошее качество звука, и отличный UX. По-моему, они первыми создали синтезатор, в котором есть все три свойства. Отношусь к команде с большим уважением.

Синтезатор Music Space Control, который Фойе создал за 4 месяца.
Синтезатор Music Space Control, который Фойе создал за 4 месяца.
Синтезатор Music Space Control, который Фойе создал за 4 месяца.

Какие еще дизайнеры тебе нравятся?

Очень уважаю Росса Лавгроува – пионера биомиметики и генеративного дизайна. Ему удалось найти баланс между красивой формой, эстетикой, функционалом и инновациями.

Еще меня вдохновляет архитектура. Когда смотришь на концепт какого-нибудь здания, то думаешь – как это вообще можно построить в реальности? Особенно зная все сложности с законодательством, регулированием. Так еще нужно строить так, чтобы конструкция простояла несколько десятилетий, выдержала разные природные катаклизмы. И чтобы она подстраивалась под меняющиеся нужды разных групп людей. В общем, масса сложностей и ограничений.

А потом сравниваешь концепт здания Захи Хадид с конечным результатом, и они ничем не отличаются – воплощение иногда даже лучше замысла. Просто не верится, как можно создавать нечто в таких масштабах.

Мне также нравятся проекты Bauhaus, интересно, как вообще зарождался промышленный дизайн. Было бы интересно пообщаться с Дитером Рамсом – не сегодня, а именно тогда. Или с Джони Айвом на заре его карьеры.

Джони Айв недавно официально отделился от Apple. Пока не ясно, что это значит для компании, но ее уже давно критикуют: продукты перестали удивлять, революции давно не было. Какая у тебя позиция на этот счет?

Меня по-прежнему поражает маниакальное внимание Apple к деталям. Они настолько тщательно отладили все процессы разработки продукта, что в этом компании нет равных.

Критиковать легко, но обычно критики не учитывают тот масштаб, в котором работает Apple. Это огромная компания, которая производит массовые продукты. И это неизбежно влечет за собой ограничения.

При этом Apple работает над сотнями крутых продуктов, которые никогда не попадут на рынок. Но именно это делает компанию инновационной.

Как и Nike, она выпускает продукт, только когда он полностью готов к выходу на рынок. Им не важно быть первыми. Важнее выпустить девайс, который будет красивым и функциональным, а главное, впишется в экосистему продуктов.

Как думаешь, какие вызовы встанут перед дизайнерами в ближайшее время?

Главная проблема, которая встанет перед дизайнерами в будущем, – это проблема перепроизводства. Не слишком ли много продуктов мы разрабатываем? Не слишком ли много вещей производим?

Nike развивает собственную программу устойчивого развития Move to Zero.
Nike развивает собственную программу устойчивого развития Move to Zero.
Nike развивает собственную программу устойчивого развития Move to Zero.

Если сегодня зайти на условный Kickstarter, то можно найти 60 разных проектов умных столов с подзарядкой. Зачем столько нужно? Это же безумие.

И перед дизайнерами встанет вопрос – а стоит ли вообще разрабатывать очередную итерацию продукта, который уже существует и эффективно работает?

Дизайна стало слишком много. За последние десять лет благодаря тому же Kickstarter и Indiegogo людям стало проще воплощать свои идеи. С одной стороны, это хорошо. С другой, это не очень устойчивая модель.

Да, это касается и моды. Можно то же сказать про кроссовки – зачем компании постоянно выпускают новые модели? Зачем производители электроники создают новые версии смартфонов, добавляя какие-то незначительные апдейты?

Многое опять же зависит от размера компании. Большие предприятия, разумеется, не прекратят выпускать товары – это повредит любой бизнес-модели. К тому же спрос на новые продукты со стороны потребителей все-таки есть.

Так что главная задача сегодня – продлить жизнь продукта за счет апсайклинга, повторного использования и переработки.

Крупные корпорации, такие как Apple или Nike, не афишируют многие проекты, над которыми работают. И в том числе они ищут способы продлить срок службы продукта, построить бесконечный цикл применения и переработки с минимальным количеством отходов. Например, Apple начала использовать переработанный алюминий.

Кроссовки Nike Space Hippie, созданные из переработанного пластика и производственных отходов.
Кроссовки Nike Space Hippie, созданные из переработанного пластика и производственных отходов.
Кроссовки Nike Space Hippie, созданные из переработанного пластика и производственных отходов.

Более мелкие компании сразу же начинают выпускать "экологичные" товары, но они не меняют саму систему. Скажем, они используют какие-нибудь волокна из авокадо. А потом оказывается, что авокадо теперь выращивают в огромных количествах и ради этого вырубают леса.

СМИ часто искажают картину. Большие компании тоже работают над подобными проектами, но они не раскрывают свои разработки до тех пор, пока не смогут построить устойчивую экосистему с возможностью масштабирования.

Материал подготовлен командой РУКИ. Мы помогаем найти проверенных поставщиков и запустить серийное производство в Китае. О лучших кейсах, технологиях и разработке продуктов пишем в блоге в Яндекс.Дзен и на канале в Telegram.