Вера. Часть 1. Подпольщица

За нею пришли ночью. Загромыхали прикладами в дверь. Полураздетую стащили с постели, в комнате все перевернули вверх дном.

— Где партизаны?
— Какие партизаны?

— она старательно изображала недоумение, а сама лихорадочно перебирала в памяти последние дни: «Кто? Что им известно? Кого еще взяли? »

— Где муж?

Сердце радостно дрогнуло: значит, ушел.

— Не знаю.
— Адреса явок?
— Чего?..
Немецкие солдаты обыскивают дом в деревне под Брянском в ходе антипартизанской операции. Июнь-август 1942 г.
Немецкие солдаты обыскивают дом в деревне под Брянском в ходе антипартизанской операции. Июнь-август 1942 г.

Почти до утра водили ее по квартирам знакомых и незнакомых людей. Была среди них и квартира подпольщика. Но и там ничего не нашли. Только мальчишка, брат связного, жестами дал понять: все ушли.

А потом ее привели в полицию. Избили...

Говорят, время притупляет память. А я ничего не забыла. И сейчас страшно вспоминать, как били, зажимали в дверях ладони, кололи иголками пальцы, били по ступням ног так, что внутри словно переворачивался какой-то огненный клубок. Страшно вспомнить, как боялась, что, если станут подвешивать к потолку и выворачивать руки, не выдержу...

Она потеряла сознание. Окатили водой и выволокли в коридор. Втолкнули в камеру, и она увидела его. Предатель! Это был один из связных. Его ей показывал Виктор на случай провала основной явки. Значит, вот кто. Встать бы, плюнуть в рожу. Но нет. Нельзя. Даже подать вид, что узнала. Да они действительно не знакомы.

Немецкие офицеры допрашивают подозреваемого в причастности к партизанам. На заднем плане фотографии — полевые жандармы немецкой армии с нагрудными горжетами.
Немецкие офицеры допрашивают подозреваемого в причастности к партизанам. На заднем плане фотографии — полевые жандармы немецкой армии с нагрудными горжетами.

Сидевшие в камере подняли ее, обтерли. Дали воды, уложили на нары. Она забылась. А утром выпустили. Она знала, что будут следить. Еле дотащилась до больницы, где работала нянечкой. Увидев ее, сестра-хозяйка Сильвия бросилась навстречу. Стала успокаивать, рассказала, как ходила в управу, дала ей благонадежную характеристику. И с нее, Сильвии, взяли расписку в том, что будет следить за партизанской женой, а обо всех, кто придет к Вере или к кому она ходит, немедленно сообщать в управу.

— Легко будет следить,

— равнодушно отозвалась Вера,

— ходить-то я не скоро смогу.

Месяц провалялась в больнице. За это время познакомилась с докторами из военнопленных. Сначала остерегалась их. А потом, когда случайно обнаружила, что доктора Сухой, Винниченко и Лисовский тайком прячут медикаменты, открылась им и вызвалась помочь переправить все это в отряд.

Скоро такой случай предоставился. К ней в госпиталь под видом родственницы пришла связная. Забрав медикаменты, передала приказ идти в село Леляки.

Унтер-офицер немецкой армии и арестованный мужчина стоят у сгоревшего дома. Оккупированная территория СССР.
Унтер-офицер немецкой армии и арестованный мужчина стоят у сгоревшего дома. Оккупированная территория СССР.
Вот так и закончилась моя подпольная деятельность. Когда к Жмеринке подходили немцы, Виктор Динеев, мой муж, сразу ушел в лес. Просилась и я. Но мне сказали, что могут, понадобиться медикаменты, ведь я работала в больнице. Связные были люди надежные, проверенные. Но один оказался предателем. Конечно, возмездие настигло его, но свое черное дело он сделал.

В общем, я ушла в Леляки...

⁕⁕⁕

Вера. Часть 2. Партизанка

⁕⁕⁕

Хотите сказать «спасибо» автору? Лайк и репост будут лучшей благодарностью