Истории санитара морга

Истории санитара морга
Истории санитара морга

Недавно появился у меня в отделе новый сотрудник. Как водится в нашей сфере – высшее медицинское образование, пара лет работы в учреждении здравоохранения, потом бегство от огромных зарплат в околомедицинскую коммерческую структуру.

Директор уже давно подшучивает:

- Из вашего отдела можно отдельную больницу собрать. У вас тут и реаниматолог, и кардиолог, и инфекционист и пара терапевтов найдётся. Умереть не дадут. На днях главный бухгалтер пожаловалась на давление, так чуть на запчасти не разобрали, соскучились по лечению. Кстати, меня тут вчера клещ укусил, что делать-то?

Зря он это сказал. Чуть не разорвали, как того главного бухгалтера.

С новым сотрудником Юрой тоже интереснее получилось. Мечтал он о карьере судебно-медицинского эксперта. Всю учёбу подрабатывал в различных моргах, набирался опыта, ездил «на трупы», забирал из квартир одиноких почивших. А когда пришло время устраиваться, что-то у него не срослось, и жесткая система университетского распределения кинула Юру в объятия коммунальной гигиены. Где он закономерно долго не проработал, а пришёл ко мне в отдел.

А для меня новый человек в первую очередь источник новых историй. Поехали с ним на днях в командировку, и пока добирались, я записывал в блокнот байки санитара морга.

Незабудка

«Санитары в морге традиционно делятся на две большие группы. Первые – это Опытные. Они скорее всего сидели, или долго бухали, их поносило по жизни и наконец каким-то чудом закинуло в морг. Пока ещё не в холодильник, но до этого оставалось не так много. В морге они работают годами, видели всякое, и им уже сам чёрт не брат.

Опытные гордятся своей жизнью, и вовсю поучают вторую группу – Молодых. А Молодые, это чаще всего студенты медицинского универа или училища, которые в морге временно и ненадолго.

Юра и его приятель-однокурсник были естественно из Молодых. А среди Опытных работал Игнат. Такой типичный набор стереотипов про санитаров из морга. Здоровенный, туповатый, медлительный.

И вот как-то привозят в морг даму лет сорока-сорока пяти. Дама дородная, восточного типа. Из-за этой дородности случился с ней инфаркт. Пока в традиционной семье пытались лечить заговорами-притираниями, инфаркт решил, что это он удачно заглянул и к моменту вызова скорой дама уже встречалась с представителями высших сил. В тысячный раз пишу – не занимайтесь самолечением, вызывайте специалистов.

Но рассказ не об этом.

Попадает дама в умелые руки Игната. А у санитаров морга, кроме основных обязанностей, есть хорошая подработка - к похоронам привести тело в порядок. Помыть, накрасить, переодеть, в общем, чтоб лежал покойник в гробу красивый и радовал родственников.

Игнат возится с дамой, возится. Наконец зовёт Юру:

- Слушай, что с этим делать?

И широким жестом на тело указывает.

- Реанимировать не получится, - опытным глазом будущего медика определил Юра.

- Да я понимаю, - фыркает Игнат. – Делать-то что?

И уже локальнее, на лицо покойной указывает.

- Игнат, ты толком объясни, что ты хочешь. Я не понимаю.

- Эх, - вздыхает Игнат.

И отрывистым шепотом:

- Усы.

- Да что, блин, усы?!

- У неё усы, - терпеливо, как идиоту объясняет Игнат. – Посмотри внимательно.

Юра присмотрелся. И точно. Покойница при жизни могла гордиться шикарными, почти мужскими усами самого провокационного чёрного цвета. Ну, бывает такое, тестостерон, там, гормоны, сами понимаете.

- Ну усы. А от меня ты что хочешь? – удивляется Юра.

- Так брить или не брить? – разводит руками Игнат.

Юра задумался. Дилемма, достойная Шекспира. А Игнат смотрит на него с надеждой. Приятно, блин, когда дядька вдвое старше тебя ждёт, что ты скажешь.

- Ты мужчин перед мероприятием бреешь?

- Брею, - кивает Игнат.

- Вот и её брей, - принял судьбоносное решение Юра. – А меня не дёргай, у меня коллоквиум завтра по патфизе.

- Как скажешь, - Игнат взялся за бритву, а Юра углубился в хитросплетения медицинской науки.

Не заметил, как отсидел за учебниками всю ночь. Только прикорнул, чтоб перед занятиями хоть полчаса вздремнуть, как слышит, из зала крики, вопли, и неразборчивое бормотание Игната.

Вышел Юра из санитарской коморки и видит, что стоит перед санитаром коренастый мужичок характерной внешности и ругает Игната на дикой смеси русского и какого-то из кавказских языков. А Игнат стоит, опустив голову, и лишь изредка отбрехивается.

- Что у вас тут происходит?

- Это ты виноват, - буркает Игнат.

- Я-то тут при чём? – удивился Юра. – Я этого генецвале первый раз вижу. Что он хочет?

- Усы, - загадочно отвечает Игнат.

- Опять? Что усы?

- Я усы сбрил. Жене его.

- Ну и что?

- Как это что?!!! – незамедлительно включается в разговор посетитель. – Такой был красивый женщина! Такой шикарный, такой нэзабудка! А вы что сделали? Придурки! Всю красоту уничтожили!

Юра посмотрел на побритую «незабудку» весом килограмм под сто пятьдесят и вздохнул. Видимо прибавка к зарплате Игнату на этот раз не грозит. А раз он в этом косвенно виноват, то придётся Игнату наливать. А до стипендии ещё две, блин недели.

Откуда растут все байки про санитаров морга

А в другой раз, к каким-то очередным майским праздникам, Опытные решили устроить посиделки прямо на рабочем месте. Воспользовались тем, что всё больничное начальство разъехалось по домам, притащили к дальней стене морга мангал и принялись шашлыки жарить, не забывая запивать всё это великолепие большим количеством спиртного.

Юра поначалу смутился. Ну как это. Они же на территории больницы! И пофиг, что больничный городок зарос настоящим лесом, со стороны остальных зданий их не видно. Зато забор совсем рядом, а за забором жилая хрущёвка стоит, и люди ходят. А тут шашлыки на заднем дворе морга!

- Да не ссы ты, молодой! – Игнат покровительственно похлопал Юру по плечу. – Мы сто раз так делали! Никто не увидит. Наливай.

Юра выпил стакан пива и ушёл от этого мероприятия подальше. Как-то неудобно всё-таки.

Сидит возле окна, очередной коллоквиум учит. И изредка в окно поглядывает, где три смены Опытных уже потихоньку песню затягивают. Песня традиционная, на тему того, как любил человек маму, радовался весне, а тут скрутили его подлые менты и поволокли на десять лет в места не столь отдалённые. Как водится – ни за что.

Поднимает Юра голову в очередной раз и наблюдает странную картину. К забору, со стороны пятиэтажки прилип какой-то гражданин пенсионного возраста. Смотрит гражданин на пирующих санитаров и такой ужас на его лице написан, как будто он воскрешение Ленина увидел. А в этот момент Игнат решил, что шашлыка не хватит и надо бы подрезать. Взял пластиковую банку, где в кетчупе мясо мариновалось, выудил несколько кусков и принялся вовсю орудовать огромным ножом. А традиционную одежду санитаров – потрёпанный белый халат снять не догадался. И вот со стороны кажется, что огромный мужик с ножом в заляпанном кровищщей халате кромсает мясо с самым зловещим выражением лица.

Смотрит Юра на зрителя, а тот уже трясётся весь, белеет, но с поста наблюдения не уходит.

Погуляли Опытные, разошлись по домам. Игнат пополз в каморку отсыпаться, а Юра решил убрать всё это безобразие с заднего двора. Вышел, мангал затушил, мусор собрал. Надо бы мусор выбросить, чтоб начальство не спалило, но в морге, как назло, ни пакетов, ни вёдер. Почесал Юра в затылке и придумал. Нашёл в кладовке пластиковый мешок чёрного цвета. Ну, вы понимаете, для каких нужд подобные мешки используют.

Собрал туда весь мусор. Надо выбрасывать. А куда выбрасывать? До больничной мусорки метров двести под окнами терапевтического корпуса и администрации. Пойдёшь с чёрным мешком наперевес – спалят.

Посмотрел Юра через забор и увидел решение. Неподалёку от больницы стояли несколько мусорных контейнеров, принадлежавших пятиэтажке. И идти недалеко, и за мусор никто не спросит.

Юра крякнул, перевалил мешок с мусором через забор, спрыгнул сам. И поволок улики к контейнерам. Между тем смеркалось. Во дворе пятиэтажки, на счастье никого не было. Юра поднял мешок, забросил его в контейнер и какой-то палкой примял для верности. Авось не заметят.

Отвернулся и встретился глазами с тем давешним гражданином пенсионного возраста, который за пиром Опытных наблюдал. И понял Юра, что картина для невольного зрителя стала ещё интереснее. Пенсионер видимо вечером решил прогуляться. А тут выскакивает из-за больничного забора тощий парень в белом халате. И волочёт к мусорке мешок для покойников. А в мешок-то не пустой. А накануне днём подельники этого тощего что-то ножами резали и жрали прямо возле морга.

- Это не то, что вы подумали! – поспешил оправдаться Юра. – Я вам сейчас всё объясню.

Поднял руки в примирительном жесте и шагнул к зрителю.

- Не подходи! – взвизгнул пенсионер. – Убийцы.

И рванул прочь так, что побил все мировые рекорды.

Ждал наутро Юра и милицию, и разборки от начальства. Да всё как-то улеглось. Видимо решил пенсионер, что столкнулся с тайной оргией людоедов. И чтоб не попасть к ним на обед надо держать язык за зубами.

Отсюда