Подруга обманула мою маму и мы отправились на танцы

Босиком по песку, под синим безоблачным небом, распахнув руки навстречу ветру, я бегу по берегу моря и встречаю рассвет. В чужой стране.

И я счастлива!

Мое легкое платье из шифона струится под дуновением те­плого воздуха! И это счастье. А когда я вернусь в номер нашего роскошного отеля, то сно­ва буду счастлива, ведь там на бе­лоснежных простынях спит мое другое счастье — мой новоиспе­ченный муж.

Передо мной словно всплыло лицо Алешки, сонное, румяное. Его сильные руки, что тянутся ко мне. И я прыгаю в его теплые объятия и тону в ласке и поцелуях... И снова счастье! Все же удивительно устроен наш мир!

Можно быть усталой, никому не нужной тихоней, до которой ни­кому нет дела. А можно быть обо­жаемой, необходимой и круглосу­точно счастливой! Правда! И это не сказки! Ведь со мной случилось именно так. Потому что когда-то не побоялась сделать выбор, на­чать новую жизнь и довериться человеку, который стал для меня самым близким!

Родилась я в мордовской дерев­не Татарстана. Отца своего не помню, мама говорит, он погиб при исполнении военного за­дания. Раньше я в это верила, но теперь... теперь понимаю, мама защищала этой байкой меня, свое самолюбие и самоуважение. Но с возрастом «добрые» соседи рас­сказывали, что никакого офицера в нашем селе отродясь не было.

А из села мама уезжала пару раз, на городской рынок, но исключи­тельно в сопровождении товарок.

— Понести в городе Нюрка точно не могла. Я так думаю, обрюхатил ее наш председатель, но он был женат, вот и скрылся. Иначе чего ему помогать ей потом? — шамка­ла старая сплетница баба Люся. — Какой председатель? — огры­залась в ответ баба Лиза. — Ко­нюх это был, заезжий. Кудрявый и очень бойкий паренек. Дитя ей состряпал да и был таков. А пред­седатель просто пожалел эту дуру малолетнюю, вот и выписал ей помощь — как матери-одиночке.

Так или иначе, было ясно одно: никто не знает, кто мой отец.

Спрашивать у матери не реша­лась, она ведь всю жизнь хотела, чтобы я считала отца героем. Поэ­тому находилась в неведении. По-еле школы мама меня в город не пустила. Нечего там тебе делать, сказала она, еще обидит тебя кто в чужом месте, среди злых людей.

Сиди вот рядом, и в деревне у нас работа найдется.

Вот я и сидела. Замуж не спеши­ла, влюбиться было не в кого, поэтому, приходя с работы, шила, вязала, читала, смотрела телеви­зор. Все мои подруги разъехались, поэтому и погулять было не с кем.

Мою маму это очень устраивало, ведь сидит девочка дома. Милая, исполнительная. А то, что живу как старушка-затворница, маму только радовало.

— Теть Наташ, — Зинка просуну­ла в дверь свою круглую рожицу и сверкнула синими глазами, — я на выходные приехала. По Оксане
со­скучилась, можно мы с ней погулять сходим? А потом в клуб, на танцы.

А? Можно? Я ее сама до порога до­веду. Вы же меня знаете.

— Нечего по улицам шляться, — привычно осекла мою подружку мама, — заходи давай, в комнате посекретничаете, посмеетесь, мо­жет, хоть вязать научишься. Тебе, Зина, уже девятнадцатый год, а ума нет. Все бы скакать. Господи, а это что это на тебе такое? Стыдобища!

— Не стыдобища, — не обиделась Зинка, — а шорты. А вязать мне ни к чему. Сейчас в магазинах все есть, только деньги давай. А вя­зать — только глаза портить! Ну, теть Наташ, ну, пустите Ксанку со мной. Она же день и ночь дома сидит!

Я умоляюще посмотрела на маму, уж очень мне хотелось пойти в клуб. — Ладно, иди, — махнула рукой она, — только платье надень зеле­ное. Оно и новое, и длина у него хорошая, и не упаришься на тан­цах.

Не успела мама договорить, как мы уже были во дворе. — Пойдем в сарай, — позвала глазами Зинка, — переоденешь­ся. А то выглядишь как монашка.

И глаза надо подкрасить. На вот тебе — тушь, помада. Я в городе купила, дорогущие! Вот и юбку тебе с кофточкой притащила, на.

Изображение взято из открытых источников
Изображение взято из открытых источников

А вот духи свои не дам. Нельзя же нам обеим одинаково пахнуть.

Я вдруг увидела его. Красивый, высокий парень стоял у другой стены и пристально смотрел на меня.

И куда делась моя скромность?

— Да, мне и не надо. Ой, Зина, юбка-то какая красивая! Спасибо!

Даже коленки видно! Я и волосы сейчас распущу, чтобы как у тебя!

Следующая часть