Ужасы женского пьянства

Пьянство отвратительно уже по определению, само по себе. Сколько судеб оно загубило, сколько жизней отняло - не надо войн...

Часто приходится проходить мимо забегаловки, официально именуемой кафе-бар, с романтическим названием "Горизонт". Горизонт - это такая линия, к которой сколько не иди, она ближе не станет. Наоборот, она будет все дальше и дальше. А что там,за горизонтом, не знает никто. И завсегдатаи "Горизонта" не знают. Но движутся в его направлении, бывает, что и с самого утра. А когда уже не держат ноги на этом тяжком пути или если заканчиваются деньги, предусмотрительно для этого собранные (дорога-то эта весьма недешевая), "путники" оттуда вываливаются. По большей части - мужчины. Идет он, пошатываясь, мало что видя перед собой. А то и упадет... Домой идет. Чья-то "надежда и опора". Неоправданная надежда и опора... да какая там опора -самого-то ноги не держат. И плевать ему на презрительные взгляды прохожих, ибо пьет он "не больше. чем другие". А кто эти другие? Те, что еще не вышли из "Горизонта"? Омерзительное зрелище...Тем ужасное, что это - каждый день, годами, всю жизнь. И не только - свою.

А если это - о женщинах?

...Жила была женщина. Дашей ее назовем. И была она ослепительной брюнеткой, яркой, с алыми чувственными губами. Под стать своей внешности ярко, броско одевалась. Макияж, духи,сумочки... Вот такой она примерно была:

картинка с яндекса
картинка с яндекса

А еще она была умная, читающая. Ремарк, Шоу, Булгаков... Институт культуры окончила. И работала в культурно-просветительском учреждении, где контингент - соответствующий. Всех старалась "обратить" в свою веру - рано, в 6 утра вставать, бегать трусцой, до поздней осени купаться в реке. Никаких таблеток - травяные отвары, чаи какие-то.. Жила Даша в уютной квартирке, обставленной дорогой мебелью и всякими аксессуарами - родители постарались для единственной дочери. Одна жила. Поклонников у нее было - море. А замуж не звали. Так бывает, когда мужчина боится недостаточно соответствовать, что ли..

Даша любила праздники. Даже не те, что - по календарю. Обыкновенный ужин, пусть и в одиночестве, тоже мог стать праздником. Если - на красивой посуде, посуда - на парадной скатерти. Свечи горят. Дымится в пепельнице тонкая дорогая сигарета. А еще Даша любила коньяк. Как потом выяснилось, очень любила. И пила его, как многое другое делала - соло.

Как и когда она "заглянула за горизонт", никто не заметил. Даже она сама. Только коньяк сменила банальная водка, изысканная посуда - побилась. И марки сигарет поменялись на более дешевые. А на работе она была прежней - начитанной, прекрасно в своем деле разбирающейся. Только пахло от нее иногда не привычными духами, а, по словам коллег, "больницей", причем с утра. "Ой, я это лодыжку спиртом растирала - растянула вчера на пробежке." Коллеги сочувственно кивали головами, но уже начинали переглядываться...И все же гнали от себя плохие мысли - как? Даша? Да не может быть! Она же...

Может. Может быть. И - было.

В женских коллективах ( а Даша именно в таком и работала ) любят праздники. Собственно, их любят в любых коллективах. Но в женских - особенно. Это когда в пакетиках-баночках-контейнерах приносятся из дому всевозможные салатики, пирожки и тортики. И можно после трудовой недели, а то и чуть раньше, посидеть с "девчонками", поругать начальство, пожаловаться на отбившихся от рук детей. На мужей - "а мой-то вчера, представляете?!" И все это "в сопровождении" бутылочки. Но как распивали ее в том коллективе -по глотку-другому, чтоб только порозоветь, отрешившись ненадолго от привычной рутины. Салатики-тортики съедались подчистую, а в бутылочке еще оставалось на двое-трое таких посиделок. И куда она потом , недопитая, девалась, никто не вспоминал. Потому что наступал назавтра следующий рабочий день-неделя-месяц. А к следующему празднику припасалась уже другая бутылочка, опять же, больше для проформы.

Потом, когда Дашу уволят с работы за сорванное мероприятие регионального формата, за которое она была ответственной, но которое пришлось отменить ввиду ее, Дашиного, невменяемого состояния ( и это в 10 утра), эти (и множество других!) бутылки, конечно, пустые, найдут в ящиках ее рабочего стола, в шкафу, за шкафом. На подоконнике за шторой.

Даша пила на работе. Вернее, начинала на работе. Вечно куда-то отпрашивалась - снова телевизор забарахлил, вызвала мастера. А отпросившись, закрыв за собой дверь некогда милой своей квартирки, пила уже не прячась. Отражение в зеркале не считается.

Сейчас она выглядит примерно так:

картинка с яндекса
картинка с яндекса

Ничего не осталось от прежней красивой, знающей себе цену высокомерной брюнетки. Грузная. с отекшими лицом и ногами женщина выходит под вечер в ближайший магазин. ближе к закрытию, чтоб не столкнуться ненароком со знакомыми. В квартире нет и следа от некогда идеальной чистоты. Затоптанный пол, немытые окна. паутина, оборванные обои...Стойкий, невыветривающийся запах жилища пьющего человека.

...Что может быть прекраснее бокала вина? Терпкого каберне, рубином играющего на свету в бокале тонкого стекла. Или более мягкого мерло. Или - пино нуар, пахнущего клубникой... Бокала. Может быть, второго. А все, что дальше, пусть уходит за горизонт. И не дай Бог никому до него дотянуться. Ибо, как сказала одна непьющая продавщица винного магазина (бывают такие!), а уж она-то видела-перевидела таких даш, тань, марин - "все, что больше - уже бухло". Грубовато, конечно, но как-то не хочется с этим спорить.