В чужом теле.

Ко мне медленно возвращается сознание. Где я? Болит голова, ноющая боль в левой руке, болит все тело. Что со мной? Пахнет лекарством, я в больнице? Узкая комната, полумрак, тумбочка в изголовье, еще одна кровать. Похоже на то, что случилось со мной? Мысли путаются, мешает храп раздающийся с соседней койки. Женщина, а храпит, как мужик, неприязненно думаю я. Почему так больно? Вспомнила! Мы со Стасом едем на его машине, он везет меня к моим родителям. Со встречки вылетает черный внедорожник, прямо на нас. Дальше темнота. Значит он в нас врезался. Где Стас? Наверное тоже в этой больнице. Страшно болит голова, я снова проваливаюсь в небытие. Прихожу в себя, в палате светло, из окна в изголовье, льется свет. Осторожно поворачиваю голову, на соседней кровати храпит … мужик! Усы, щетина на щеках, почему меня положили с мужиком в одну палату? Я снова проваливаюсь в темноту. Очнулась от того, что меня кто-то осторожно трясет за плечо, рядом на стуле мужчина в белом халате. Внимательно разглядывает мое лицо. –Ну, синяки сойдут, шрам на брови конечно останется, но, как говорится, шрамы мужчину украшают. Голова болит? Тошнота есть?
-Доктор, какого мужчину? Что со Стасом? Он тоже здесь? -Егор, какой Стас, ты двое суток в бреду какого-то Стаса звал. Ты же один был. Не побоялся, на троих попер. Эта девушка приходила, справлялась о тебе. –Какой Егор, какая девушка, Стас был со мной в машине, когда в нас врезался внедорожник.- Голос сиплый, низкий, гортань что ли повреждена.- И почему вы обращаетесь ко мне как к мужчине? Скосив взгляд я увидела свою руку, это была не моя рука! Это была мужская рука,- большая, сильная, от кисти до локтя поросшая светлым волосом. –Доктор!, Зачем вы мне пришили мужскую руку? В панике засипела я. –Егор, это твоя рука, и как мне к тебе обращаться, как к женщине что ли? -Меня зовут Ирина, 2-го июня Стас вез меня домой и в нас врезался внедорожник, что со Стасом? Он здесь? Доктор изумленно смотрел на меня, заворочался на койке сосед.
–Где это произошло, помните? Доктор вдруг перешел на вы. –В Брянске конечно, улицу не помню. Разве это важно? -В Брянске! Брови доктора удивленно поднялись вверх, а вы знаете, где находитесь?
-В больнице нахожусь, где еще.
–Правильно, в больнице, только не в Брянске а в Чусовом, слыхали о таком городе? На Урале находится. Доктор полез в карман, достал смартфон и сфотографировал меня. –Как на Урале, как я здесь очутилась? -А это одному Богу известно, как вы очутились здесь, да еще в чужом теле. Смотрите. – доктор поднес к моим глазам смартфон. На меня глядел молодой парень с забинтованной головой и шеей. Под глазами синяки, на левую бровь наложены швы. –Это не я! Кто это? -Это Егор Широков, возвращался с работы в первом часу ночи, услышал крики о помощи, бросился туда. Увидел, как три поддонка пытаются затащить девушку в машину. Попытался отбить, девушка убежала, вызвала полицию. А Егору досталось. Оглушили камнем по голове, били ногами лежачего и напоследок ткнули ножом в шею, метили видно в горло, да промахнулись. Крови много потерял, уже в скорой произошла остановка сердца, удалось бригаде скорой реанимировать. Кстати, во сколько у вас авария случилась? -Где-то в одиннадцатом часу вечера, светло еще было.
–Это у вас светло, у нас уже ночь, значит примерно в одно время все и случилось. Сейчас посмотрим, 2-го июня говорите?- Доктор начал тыкать пальцем в экран смартфона. –Так, Брянск… в результате лобового столкновения… погибли Станислав Бойко и его невеста Ирина Широкова… узнаете, доктор поднес к моему лицу смартфон. На фото были я и Стас, счастливые, улыбающиеся. Слезы покатились из моих глаз.
–Доктор, я живая, дайте, я маме позвоню. –Да вы с ума сошли, вы там в гробу лежите, хотите и мать в гроб вогнать? Никаких звонков, пусть пройдет время, потом решите, что делать. А сейчас у вас амнезия, вы ничего не помните и никого не узнаете. Поняли меня? Конечно я все поняла, доктор прав. Пока я обдумывала свои дальнейшие действия, доктор запугивал соседа по палате. Грозил упечь в психушку. Как же мне жить дальше? Чужой город, чужие родители, чужое тело.