3347 subscribers

Ревность.Мистика

475 full reads
Ревность.Мистика

Эта невероятная история, произошедшая с моим давнем приятелем Александром, и навсегда изменившая его представления об окружающем нас мире, не поддаётся рациональному объяснению.
И так, с его слов:


-Геннадий мой сосед по подъезду, дружим мы с ним давно, с юности, теперь дружим семьями.
Геннадий Николаевич, для друзей просто Гена, мужчина видный, серьёзный и работящий. Выйти за него многие девушки мечтали. А Геннадий в Оксану был влюблён, но даже он долго подступиться к ней не решался. Поклонников у Оксаны было много, что не удивительно. Оксана -привлекательная брюнетка, с естественным румянцем на щеках, с живым выразительным взглядом, такую трудно не заметить.
Когда Геннадий всё-таки решился и начал за Оксаной ухаживать, то развернулся во всю ширь. Добивался он Оксаниной руки и сердца красиво- букеты роз по утрам присылал, в рестораны приглашал, конфеты дарил. И, наконец, растопил сердце красавицы своим искренним и горячим чувством. Заговорили о свадьбе. Геннадий ног под собой не чуял от счастья. Свадьбу сыграли. Началась у молодых вполне благополучная семейная жизнь. Дочка родилась. Геннадий старается, всё в дом, всё для семьи.
И только немногие близкие друзья догадывались, что далеко не безоблачно на душе у Геннадия. Омрачала его жизнь беспричинная ревность, для которой не было оснований- Оксана женщина серьёзная, хозяйка прекрасная, воспитанная в большой дружной семье, повода для ревности супругу никогда не давала. Да вот беда, что это не ревность даже, а постоянная глухая подозрительность. Изводить жену расспросами Геннадий опасался, понимая, что так и семью недолго разрушить, а потерять своё сокровище он боялся больше всего на свете. Но в душе страдал. Жена запаздывает с работы, уезжает на выходные к родителям -всё вызывало у Геннадия мучительные подозрения.


Однажды предложили Оксане приобрести недельную путёвку в Дом отдыха. Коллеги Оксаны уже не по одному разу в этот пансионат ездили и возвращались очень довольными. Оксане тоже хотелось отдохнуть от работы и домашних дел, и ничего удивительного в этом не было.
Проводив жену, Геннадий вернулся домой. Дома непривычно пусто, дочку Оксана в деревню к родителям отправила. Геннадий сидел на кухне, перед ним стояла чашка остывшего чая, он задумчиво смотрел в окно. За окном, как и на душе у Геннадия, сгущались сумерки.
Накатывали мучительные сомнения- чего Оксана вздумала поехать в Дом отдыха? На неделю, без мужа. Странно...
Выдержал Геннадий не более двух дней. На третий день утром Геннадий сел в свой автомобиль и поехал в Дом отдыха.
Я видел, как Гена садился в машину, помахал ему рукой.


Проснулся я непривычно рано. Отправился на кухню ставить чайник. Жена спала. В комнате темнело и в оконное стекло забарабанили редкие капли начинающегося ливня.
Очень хотелось спать, но бельё надо было снять, и я вышел на балкон, глянул вниз и заметил мужчину, сидящего на скамейке. Сидел он неподвижно, опустив голову на грудь, костюм его успел намокнуть.
-Может быть ему плохо?
Перегнувшись через перила, я присмотрелся.
-Геннадий вернулся? Так быстро? Что-то случилось...
Я спешно спустился с лестницы, вышел во двор.
-Гена, ты?
Я тронул Гену за плечо, он поднял на меня глаза. Я отшатнулся...
Это был безумный взгляд насмерть перепуганного человека...
-Я убил...-прохрипел Геннадий
-Как убил? Кого?
Я не верил своим ушам.
-Любовника Оксаны, застал их в номере, в кровати. В голове помутилось, схватил лампу с тумбочки и ударил негодяя по голове. Лампа такая, с тяжёлым основанием, мрамор, наверно... Полицию я уже вызвал...

-Ты это, за Машей пригляди.
-Да, конечно, обещаю. А Оксана? Что с Оксаной?
-Не знаю, я выбежал сразу же...-Гена тяжело дышал.
Раздался звук сирены, во двор заезжала полицейская машина.
Геннадий медленно поднялся, сделал шаг.

Оглушенный услышанным и увиденным, я вернулся в свою квартиру. Сел в кресло. Глаза смыкались, я заснул глубоким тяжёлым сном.

-Долго же я спал. Налей мне, пожалуйста, чашку кофе-обратился я к жене,-надо в себя прийти.

Дождь уже прошёл, балконная дверь была распахнута, веяло свежестью.
-Ох, с облегчением выдохнул я. И приснится же такое, слава богу, это всего лишь сон, хотя и очень реальный, даже слишком. Врагу такой реальности не пожелаешь...


Через три дня Геннадий и Оксана вернулись.
-Ну как съездили, надеюсь, без приключений?
-С приключениями...-махнул рукой Гена. -Спускайся вечером, расскажу.
Вечером мы сидели у Гены на кухне.
-Ну, рассказывай, какое у тебя было приключение,-мне было очень интересно узнать, что же произошло.
-Этаж я перепутал, в чужой номер зашёл. Ребёнок, пока родители спали, в фойе выбегал поиграть, дверь незапертой оставалась.
Открываю я дверь, и вижу лежит моя Оксана и мужчина рядом с ней. Мужик простыню на себя натянул, на меня уставился, женщина повернулась-и как заорёт...Вижу, не Оксана это, но причёска у неё точно как у Оксанки, она спиной ко мне лежала. Не поверишь, но я в обморок грохнулся, очнулся- вокруг суетятся, мужчина в медпункт бегал за нашатырём, вернулся с медсестрой...Потом Оксана появилась, её номер на следующем этаже находился, прямо над ними...
-Ну, и что дальше?-спросил я
-Да ничего, я извинялся, конечно. Познакомились мы с ними, подружились даже...
-Да, приключение, говорю я,-а про себя думаю, почти сон в руку, какое-никакое, а совпадение...
Геннадий к окну отвернулся, забарабанил пальцами по столу.
Чувствую, что-то он не договаривает.
-Ладно,-наконец, нарушил молчание Геннадий,-тебе скажу, но ты...
-Ясно, Гена. Ты же знаешь, я не из болтливых.
-Сочтут за сумасшедшего,-Гена придвинулся ко мне поближе и стал рассказывать шёпотом:
-Я то думал это Оксана...Так вот, когда я их увидел... рассудок мой помутился, в висках застучало, схватил я лампу с тумбочки, лампа тяжёлая, основание у неё из мрамора, замахнулся я этой лампой и огрел мужчину по голове, голова его на бок завалилась, по лицу кровь побежала. Лампа у меня из рук выпала, стеклянный абажур со звоном разлетелся на мелкие осколки, и я сознание потерял.
Очнулся я от резкого запаха, мужчина этот на корточках сидит и вату с нашатырём мне под нос суёт- живёхонький, ни раны, ни крови, улыбнулся даже, когда я в себя пришёл. Он, оказывается, и за медсестрой успел сбегать. Я на тумбочку глянул-лампа на месте, абажур целый... Медсестра мне укол сделала. Тут Оксана подошла, в общем, уладилось, наконец, недоразумение...
А в Оксанином номере, возле её односпальной кровати точно такая же лампа стояла, взял я её в руки и понял, что держал её раньше, вот также за ножку...


Геннадий рассказывал, а я чувствовал, как у меня по спине пробегают холодные струйки. Как описать это чувство? Жутко было.
Про свой сон я Геннадию так и не рассказал. Наверно, уже и не расскажу. Зачем, правда ведь? Необъяснимого в этой истории и так хватает.
А Геннадий изменился-его больше не мучают нелепые подозрения, только иногда взгляд его становится неподвижным и он надолго задумывается о чём-то страшном и непостижимом... -