НАШ НАРОД – ГЕРОЙ ВЕЗДЕ: И НА ФРОНТЕ, И В ТРУДЕ (1)

1 July 2019

Говорят, незанятая –

Удивительного нет:

У нас всего четыре мальчика

На целый сельсовет.

Эта и остальные частушки из далёких военных лет. Числительное «четыре» – не для красного словца – столько мужчин осталось в колхозе «Весёлая жизнь» Молотовского (теперь – Черлакского) района Омской области во время войны.

Весёлая жизнь… Лидочка Авилова и её шестеро братьев и сестёр оказались в числе редких счастливчиков: у их папы была бронь. Подумаешь, что отца никогда не было дома – пропадал на работе, зато знали точно: живой! А вот Лидиного старшего брата Василия забрали на фронт 7 ноября 43-го. От него из части пришла весточка: «Еду на фронт». Следующей прибыла похоронка.

13 лет было маленькой худенькой девчушке, когда пришлось и на плуге работать, и на копнителе. Голод был такой, что и животные падали без сил. Так, однажды пахали поле ночью на тракторе с одной фарой. Лиде показалось, что плуг как-то странно поднялся. Решили с трактористом, таким же молоденьким, как и она, посмотреть, в чём дело. Оказалось, задавили лошадь. По-видимому, та упала без сил в борозду, а юные трактористы в темноте животное не заметили. Дрожа от страха за провинность, пошли к бригадиру. Тот выслушал, посмотрел. Велел шатающимся от недосыпания и недоедания подросткам отдыхать. Лошадь была коммунхозовской. Как она оказались в поле, никто сказать не смог. И молодёжь решили не наказывать. Но нет худа без добра, как вспоминает Лидия Архиповна, еле живые от усталости, они тогда хоть выспались.

Заменила тракториста –

Стала тракторы водить.

Неужели гармониста

Не сумею заменить?

На вопрос, как отдыхали, Лидия Архиповна отвечает: «Наработаешься, домой придёшь – с ног валишься. А услышишь, где-то гармошка или балалайка играют, – и туда. Танцевали, песни пели!» А потом горько вздыхает: «А сейчас ни песен, ни басен».

Надо сказать, баба Лида, как её зовут в Изумрудном, мастерица петь частушки. А уж побасёнок она знает великое множество! Рассказывает так, что заслушаешься. И нахохочешься. Особенно над историями из собственной жизни сказительницы. По словам Лидии Архиповны, она в молодости была «та ещё шкода».

Однажды плугом малолетние колхозники нечаянно разворотили нору суслика. Зверёк заметался по полю, подростки бросили быков, на которых пахали, и – за ним. Поймали. Бесстрашная Лидуха привязала зверька за хвост к хлыстику кнута. Затем накинула его на морду понуро стоящего быка. Отдыхал бык, молчал суслик. Сорванцы что есть мочи закричали, животные резко двинулись с места, грызун заверещал и… Детские руки не смогли удержать взбесившихся от испуга «тягачей». Как итог – сломанное дышло, простой в работе. Приехавший бригадир, конечно же, не добился вразумительного ответа о происшествии.

Ты играй, играй, гармошка,

Про колхозные дела.

Мы для милых отправляем

Сто посылок из села.

Зимой кормили колхозную скотину соломой и сеном с «подвоза». Делалось это следующим образом. Женщины и дети ехали на поле. Кто-то откапывал от снега копну, кто-то дёргал намертво смёрзшийся корм и накладывал его на сани, затем везли на животноводческую ферму. Худая одежонка не спасала от пронизывающего до костей степного сибирского ветра. Но все были на равных.

Дома пряли, вязали для солдат носки, перчатки, варежки: простые и с двумя пальцами (чтобы было и тепло, и удобно стрелять). Резали кружочками морковь, картофель и на железных листах сушили в русских печах. Недоедали, но никому даже в голову не приходило, взять то, что предназначалось защитникам Родины. Всё для фронта, всё для Победы! Это был не девиз, а смысл жизни. Спрашиваю, сколько положено было сдавать еды и вещей государству? В ответ – недоумевающий взгляд: «Как это, сколько положено? Сколько есть, всё на фронт! Ведь хотелось, чтобы победили как можно скорее! Это мы возле печек сидели. А бойцы наши должны были быть тепло одеты и сыты».

Весной, когда поля, где выращивался картофель, перепахивали, дети собирали прошлогоднюю картошку. Возвращаясь с работы, брали найденное с собой. Дома тёрли и пекли. Суховато было, но вкусно. А одевались… Да что шили, в то и одевались. Вот однажды и Лидии справили обновку. Мама торжественно объявила повзрослевшей дочери: «Этот отрез на платье для тебя, Лидуша». Сшили. В белоснежной красоте, так подчёркивающей ладную фигурку, надо непременно и срочно показаться на улице! Выбежала. А там стадо: скот с выпаса домой возвращается. И гордо так, важно вышагивает посередине пыльной улицы баран. Ну как не прокатиться? Ох потом и нагоняю было от мамы за перепачканную обнову!

Гитлер – жаба – хвалится:

Всё ему достанется.

Отвечает наш народ:

– Видит око – зуб неймёт!

Была весна как весна. Вновь пахали на быках. Только вот бригадир приехал засветло: «Война кончилась! Бросайте всё, езжайте домой!» Был митинг. Все смеялись и плакали одновременно. И ждали. Ждали всех: живых, пропавших без вести и даже тех, на кого пришли похоронки.

Только мама семерых детей ушла к своему сыну-воину. Не дожила девяти дней до 17-летия младшей дочери-озорницы и двух месяцев до Победы…

Лидии Архиповне сейчас 89 лет. Она желает всем одного – чтобы не было войны!

(1) – Частушки военной поры взяты из сборника Леонида Евсеева, главного редактора газеты «Наша газета» Шербакульского района Омской области. Книга выпущена в мае 2010 года.