Как надо правильно снимать военное кино. Поучение режиссерам от ВГИКа и не только

Что нужно сделать, чтобы мы побеждали? И в кино, и наяву?!

Пока что российские режиссеры макают нас либо в откровенную ложь, либо ту часть правды, которая еще намного хуже лжи. Соответственно, наше бытие нисходит к тому, что предлагает нам сознание какого то очередного изъеденного комплексами и прожженного цинизмом прикормленного властью режиссера

Надежда автора книги — так называемый краудфандинг. Это когда средства на воплощение чего-либо собираются с миру по нитке, в обход существующих схем финансирования. То есть, в принципе, можно обойтись без необходимости нравиться Мединскому и его ближнему окружению. Главное здесь — народ, чьи деньги режиссер собирается использовать на производство некоего фильма.

На личные в общем то средства тандем режиссеров (Андрей Шальопа, Ким Дружинин) снимают две-три минуты нашего фильма. Представляют зерно будущих «28 панфиловцев» народным массам, и собирают почти 35 миллионов рублей. «О!» — наверное, восклицает в это время г-н Мединский, — «Как же так?! Похоже, что то дельное собираются снять без меня, и наших схем распределения госбюджета. Люди подумают, что без моей особы вовсе можно обойтись?». Минкульт срочно выделяет еще 30 млн. рублей. Все. Троянский конь с благодарностью принят Троей.

Не слишком ли уж чистая форма? Не слишком ли уж гладко выбриты сытые, хорошо выспавшиеся актеры?
Не слишком ли уж чистая форма? Не слишком ли уж гладко выбриты сытые, хорошо выспавшиеся актеры?

Народный фильм «28 панфиловцев»…Я смотрел лишь эпизодами и, кроме того, читал отзывы. Цифры — 80 млн. затрачено, 380 млн. заработано. Это хорошее соотношение. Другое дело что, конечно, деньги «от Мединского» нужно было не брать. Вот, смотрите, рывка наверх в отечественном кинематографе так и не произошло. Схема осталась прежней. Сам же Мединский, министр культуры, получает возможность во всеуслышание заявить: «…Люди, которые выступают против легенды о подвиге 28 панфиловцев — мрази конченые, потому что это святая легенда, к которой нельзя прикасаться… Такова легенда. Было их 28, 30, 38, даже может быть 48 из этих 130? Мы не знаем. И никто не знает, и никто никогда не узнает. И это не имеет смысла узнавать».

Другими словами, Мединский утверждает, что главное вообще — это официальная, утвержденная государственными СМИ версия исторических событий. Наиважнейшее — чтобы нарратив соответствовал некоей, несомненно полезной для нынешнего госаппарата РФ системе понятий. Те же кто в чем то сомневается, по словам министра, попадают прямиком в геенну огненную.

"Как все было -  решаем мы"
"Как все было - решаем мы"

Все это так неприятно… Не надо было брать деньги… Красование министра культуры, связанной с ним партии «Единая Россия», так называемых «державников», смазывает все полученное впечатление.

Почему бы вам, уважаемые режиссеры, все же не попробовать показывать правду? Только правду, и ничего кроме правды?! Не связывайтесь с «Отцом лжи». Невыгодная получается сделка, это ведь в любом случае. Приукрасить что-то, конечно, немного можно. Или же признавать, совершенно внятно, что, вот, представляется фантазия, вроде рисованных американских «300 спартанцев» (2006), с четырехметровым Ксерксом и дрессированными мастодонтами в упряжке.

…Двадцать восемь бойцов, без серьезного противотанкового вооружения уничтожают 18 танков противника… По официальным советским данным в то же время, весь 1075-й полк (около 1200 человек) подбивает лишь 9 немецких танков. Последние данные много более похожи на правду. Но, менее ли зрелищным и поучительным оказался бы фильм, если бы режиссеры задались целью восстановить истинную Историю без помарок?

Правда много красочнее лжи. Как вы не можете этого понять, мединские-сокуровы-шахназаровы- звягинцевы?
Правда много красочнее лжи. Как вы не можете этого понять, мединские-сокуровы-шахназаровы- звягинцевы?

Даже только один танк, для ста бойцов (с одними только гранатами и «коктейлем Молотова») представляет собой очень и очень большую проблему. Покажите нам солдат перед началом боя. Краткая биография, наплывающие друг на друга осколки воспоминаний. Учили ли их по-настоящему воевать? Лозунги, лозунги… хождение строем… это оказывается, не совсем то. Здесь надо убивать людей. Или же, по-настоящему, умирать самим. Лозунги быстро рассеиваются, что в итоге? Голодное детство, постоянный страх перед органами госбезопасности, жестокая несправедливость власти… но, есть же что то еще?!

Всего один немецкий танк уничтожает массы советских военных. Многие солдаты выходят из боя. Но, несколько человек остаются и, так, сяк, все же останавливают «четверку». Вот это и есть правда.

Финал. Ныне 1944 или 1945 год. Теперь уже советские танки уничтожают бегущие массы гитлеровцев. Несколько тех самых, оставшихся в живых героев наблюдают за побоищем, хладнокровно, умело, даже и как то равнодушно, берут в плен солдат Вермахта. И, вспоминают тот свой первый бой.

Вы можете  меня сильно ругать, но даже Нетфликс, в фантастическом сериале "Любовь смерть и роботы" показывает нас интереснее и как то что ли человечнее, чем т.н. "наши".  18 эпизод
Вы можете меня сильно ругать, но даже Нетфликс, в фантастическом сериале "Любовь смерть и роботы" показывает нас интереснее и как то что ли человечнее, чем т.н. "наши". 18 эпизод

Режиссеры! Не надо, пожалуйста, не надо тянуть какую-то любовную линию, рисовать поцелуй медсестры со штрафником, выделять глупость командиров и жестокость особистов. Не надо плести диалоги немецких офицеров в стиле «Я хотел, чтобы меня любили». Просто, пытайтесь один в один реконструировать Историю. Именно так, как все было. Получится очень интересная вещь. Берите книги Артема Драбкина, Алексея Исаева, считывайте мемуары, без затей воплощайте это на экране. Мединского, и все его предпочтения отправьте в  игнор.