80 лет первому огненному тарану

5 августа 1939 года. Самый разгар советско-японского конфликта у реки Халхин-Гол. С обеих сторон в сражениях участвуют около 140 000 человек, 1000 орудий, 700 танков, более 1200 самолетов. Советские летчики ежедневно совершают десятки боевых вылетов, прикрывая операции советских войск, бомбя позиции Квантунской армии, уничтожая живую силу и технику противника.

Бомбардировщик АНТ-40 (СБ)
Бомбардировщик АНТ-40 (СБ)

Этот день для летчиков 150-го скоростного бомбардировочного авиаполка не отличался от предыдущих: с утра поступил приказ на нанесение удара по японским тылам в районе города Халун-Аршан и экипажи приступили к его выполнению и, выполнив задачу, возвращались на базу.

Бомбардировщик АНТ-40 (СБ)
Бомбардировщик АНТ-40 (СБ)

Одним из бомбардировщиков командовал молодой батальонный комиссар – 27-летний Михаил Ююкин. В 1936 году он выпустился из Сталинградского авиационного училища, а первый воздушный бой принял 22 мая 1939-го – на Халхин-Голе.

Молодой Михаил Ююнин
Молодой Михаил Ююнин

За несколько дней до отправки сюда, на "горячий" Дальний Восток, он записал в дневнике: «Сейчас ночь. По радио с Красной площади передали бой кремлевских часов, а перед этим было слышно, как шумела великая площадь. Буду я слышать эти родные звуки и там, в далеких степях. Это живет, это трудится родная моя столица. Рыцарские клятвы, конечно, ни к чему, но в одиночестве сейчас размечтался — захотелось кому-то на прощание сказать только одно: товарищ Ююкин перед лицом родной страны выполнит свой долг. Выполнит так, как подобает его выполнить комиссару, коммунисту, советскому летчику...»

«Таня, конечно, ты как жена беспокоишься, но убедительно прошу — не беспокойся обо мне. Знай, что твой друг, если все будет в порядке, вернется, а если нет, то погибнет не трусом, а героем» - а это строки из его письма жене.

Батальонный комиссар Михаил Анисимович Ююнин
Батальонный комиссар Михаил Анисимович Ююнин

И вот теперь, отбомбившись, его СБ взял курс на советский аэродром. Уже на подлете к линии фронта самолет попал под плотный зенитный огонь. Загорелся левый двигатель, машина стала стремительно терять высоту. Ююкин попытался сбить пламя, применив скольжение и подставив под набегающий поток воздуха горящий двигатель. Увы, маневр не помог. Стало ясно — до своих не дотянуть. И тогда командир отдал приказ штурману старшему лейтенанту Саше Морковкину и стрелку-радисту старшине Пете Разбойникову покинуть машину, а сам направил горящий бомбардировщик на японские позиции.

Катапультироваться успел только Морковкин, а командир и радист погибли, забрав с собой десятки вражеских жизней.

29 августа 1939 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за героизм при выполнении боевого задания Михаил Ююкин бы награжден орденом Ленина (посмертно), а члены его экипажа – орденами Красного Знамени.

О подвиге Ююкина и Разбойникова газета «Сталинский сокол» писала:

«...Советские бомбардировщики выходили на цель. Кругом рвались шрапнели вражеской зенитки. Клочья чёрного дыма ложились то ниже, то выше самолетов. Вот сбросил бомбы на врага командир Бурмистров. Следом за ним вышел на цель комиссар Ююкин. Смертельный груз сброшен. Левым разворотом комиссар отводит свою машину, чтобы уступить место другим. В это время у его левого мотора раздался взрыв и брызнуло яркое пламя: прямое попадание снаряда зенитки. Комиссар принимает решение: чтобы сбить огонь, он делает скольжение вправо, летчик дает время своему экипажу приготовиться к прыжку. Стрелок тов. Разбойников — один из лучших людей части — сбрасывает маску и поднимается с места, но, увидев, что самолет над территорией врага, садится обратно. На соседних самолетах товарищи видели, как комиссар железной рукой развернул горящий самолет и резким пикированием направил его в самую гущу скопления противника».

Это был первый в истории мировой авиации наземный таран. Уже потом был подвиг командира авиаэскадрильи 31-го скоростного бомбардировочного авиаполка капитана Константина Орлова, во время советско-финской войны в марте 1940-го направившего свой горящий самолет на скопление вражеской пехоты и техники. Уже потом, в самый первый день Великой Отечественной войны наземную цель протаранил командир звена 62-го штурмового авиаполка Петр Чиркин, а спустя 4 дня, 26-го июня 1941-го свой подвиг совершили Николай Гастелло и его экипаж, направившие горящий бомбардировщик ДБ-3Ф на мехколонну гитлеровцев и до последней секунды не прекращавшие огонь из пулеметов по врагу.

Константин Орлов
Константин Орлов

Николай Гастелло
Николай Гастелло

Всего огненный таран советские летчики совершили более двухсот раз. Но Михаил Ююкин был первым…

Сегодня исполняется ровно 80 лет его Подвигу.

Памятник Михаилу Ююкину на его родине
Памятник Михаилу Ююкину на его родине