У меня душа болит за нашу медицину

13 October
A full set of statistics will be available when the publication has over 100 views.

Аркадий Соловейчик долгие годы был главным хирургом больницы св. Георгия и в течение 30 лет руководил хирургической службой Выборгского района Ленинграда. Доктор вспоминает, как была организована амбулаторная помощь полвека назад, и размышляет о том, почему сегодня растет заболеваемость и падает престиж врача.

Аркадий Соломонович Соловейчик – д.м.н., заслуженный врач России, главный специалист городской многопрофильной больницы св. Георгия, в которой работает с 1968 года. Занимал должности главного хирурга больницы, главного хирурга Выборгского района Ленинграда, зав. хирургическим отделением стационара.
Аркадий Соломонович Соловейчик – д.м.н., заслуженный врач России, главный специалист городской многопрофильной больницы св. Георгия, в которой работает с 1968 года. Занимал должности главного хирурга больницы, главного хирурга Выборгского района Ленинграда, зав. хирургическим отделением стационара.

Сейчас в больницу поступает очень много больных с тяжелыми сопутствующими патологиями, особенно с гнойными воспалениями, гангренами. И в основном это люди пожилого возраста. Реанимация перегружена и врачам приходится тратить очень много сил, чтобы их выходить. Раньше такого не было.

Я думаю, что проблема в организации здравоохранения. В 70-80е годы у нас была преемственность в работе амбулаторного звена и стационаров. Ведь основная масса больных поступает к нам из поликлиник. Я 30 лет был главным хирургом Выборгского района и знал всех врачей в поликлиниках. Они раз в году проходили у нас в больнице стажировку по гнойным воспалениям. Если у них происходили какие-то ошибки в диагностике, сложные случаи у больных, мы проводили вместе с ними лечебные контрольные комиссии. Поликлинические врачи с нами постоянно советовались, выяснили неясные вопросы по телефону.

Раз в квартал мы отчитывались в районе по «острому животу». Это была проблема номер один. Главный хирург города проводил совещания, куда приходили все главные врачи поликлиник и больниц и высказывали свои позиции. Сейчас этого нет. Сейчас поликлиника не подчиняется городской больнице, и поликлинические врачи перестали с нами общаться. Поликлиника сама по себе, мы сами по себе. Это неправильно. В районе поликлиника и больница должно быть единое целое.

Раньше в городе было много амбулаторных сосудистых центров, сейчас остался только один.

Еще одна проблема. Наши больные, которых мы выписываем, не могут попасть в своей поликлинике к хирургу, они вынуждены долго ждать в очереди. А если они вызывают хирурга на дом, он не приходит, и пациентов опять направляют в больницу. Не должно быть так, что к хирургу человек попадает только через две недели после выписки из больницы!

Амбулаторные хирурги перестали делать простые хирургические операции. Раньше панариции, небольшие образования - все делали в поликлинике. Теперь ничего не делают. Поэтому гнойные отделения загружены до предела.

Наша медицина 70-80х годов была очень сильной. Не зря приезжали из-за границы смотреть как у нас работает «скорая помощь», поликлиники, больницы. Раньше мы писали отчеты о поступивших больных. Если, допустим, с аппендицитом 30% больных поступило позже 24 часов с момента заболевания - это был нонсенс! Мы выясняли в чем дело, потому что надо было написать причину, почему поступили в больницу так поздно. Такого нельзя было допускать. А сейчас 70% больных поступает позже 24 часов уже с осложненными формами и это никого не интересует. Запустили медицину… Мне скоро 80 лет, я один из последних могикан, поэтому душа болит за все. Конечно, обидно, хочется, чтобы люди получали хорошую помощь, ведь все для этого есть.

Я не помню, чтобы врачей увольняли за халатность. Бывали ошибки по неопытности, которые можно было объяснить, врачи получали выговоры. Но халатного отношения к работе у врачей не было. Сегодня иногда врачей обвиняют заслуженно и мне за них бывает стыдно. Врач не имеет право хамить, повышать голос на больного, отказать в помощи только потому, что у него закончился рабочий день. Как можно отказать больному, если он потерял сознание рядом с приемным покоем?! Как можно не привезти его в больницу на каталке? Но и журналистам нельзя относится к подобным случаям предвзято. Нельзя писать о врачах и обвинять их, пока их не обвинил суд.

Хочу сказать и об образовании врачей. Я сорок лет вел интернов. Вот сейчас интернатуру отменили, и я думаю, что это плохо, потому что ребята, желающие стать специалистами, в интернатуре проходили не только теорию, но и получали хорошую практику по специализации, и после интернатуры они уже могли работать.