Сон во вчера. Глава 15.

Фантастический роман

Марк открыл глаза, и сразу же зажмурился - в лицо бил яркий дневной свет, проникающий в комнату через большое окно. Накрывшись с головой одеялом, он оставил лишь небольшую щель для воздуха и вновь разомкнул веки. Пока глаза мальчика привыкали к приглушенному свету, его сознание все активнее пыталось воскресить воспоминания, касающиеся последних запечатленных им событий. Неожиданно, в комнате раздался хриплый кашель, заставивший его вздрогнуть и на время оставить свои мысли.

- Здравствуй Марк! - где-то, совсем рядом, прозвучал низкий мужской голос, - Проснулся уже? Это хорошо, это я удачно зашел!

Марк откинул одеяло и заворочался, пытаясь перевернуться на левый бок, в ту сторону, откуда доносился голос.

- Не нужно волноваться, - предостерегающим тоном, остановил его незнакомец, - тебе показан основательный отдых и покой. Вероятно, ты не совсем понимаешь, где сейчас находишься и что это за место?! Ну что ж, я постараюсь помочь тебе сориентироваться, а заодно и ответить на вопросы, если таковые возникнут. Но для начала, я бы хотел представиться: дядя Миша, так меня и зови, потому что, пока ты здесь, я для тебя не только врач, но и лучший друг, с которым можно запросто поболтать по душам, если, конечно, душа твоя, этого пожелает. Как ты, наверное, уже и сам догадываешься, мы находимся в больнице, однако волноваться на этот счет, совершенно не стоит. Несмотря на то, что случившееся дорожное происшествие было достаточно серьезным, тебе, к счастью практически удалось избежать сколько-нибудь значительных повреждений. За исключением, пожалуй, закрытой черепно-мозговой травмы и ушибов, но все это, как говорится мелочи. Мог бы вообще без головы остаться, случись в ту секунду расклад не в твою пользу, грубый нарушитель, понимаешь, правил дорожного движения! Кстати, а ты сам-то из пережитого в той аварии что-нибудь помнишь?

Марк отрицательно покачал головой.

- Почти ничего не помню, - тихо сказал он, украдкой осмотрев свое тело, и заметив на правом бедре довольно внушительную гематому.

- Ну, вспомнишь еще, да и нечего там, особо вспоминать, главное, что жив остался! - ободряющим тоном проговорил дядя Миша, - Ты мне лучше про другое расскажи, про то, что до этого случилось.

Марк снова закрыл глаза.

- Мы гуляли, потом я побежал через дорогу, - вздохнув, сказал он.

- А с кем гуляли? – поинтересовался собеседник, - С другом?

- Да, с другом.

- Говорят, что человек за тобой гнался, а до этого, вы с ним вроде как на лавочке беседовали. Не поделили что-то?

Общее состояние мальчика, было сейчас и так довольно скверным, а тут еще этот назойливый доктор со своими расспросами. Марк, вдруг почувствовал себя очень одиноким, всеми покинутым, и каким-то совсем маленьким.

- Можно, я позвоню маме? – проигнорировав прозвучавший вопрос, спросил он.

- Отчего же нельзя, конечно можно! Вот как поговорим, так сразу и звони, хоть маме, хоть папе. А пока, друг мой, расскажи-ка про того мужчину, что тебя преследовал. Мне крайне важно узнать о нем поподробнее, дабы оценить степень угрозы, нависшей над твоим психическим здоровьем. Ведь ты наверняка желаешь поскорее позабыть обо всех этих неприятностях, и снова вернуться к своей прежней жизни, не так ли?!

Мальчику очень захотелось найти предлог, который бы позволил ему, наконец, остаться одному, однако, учитывая его состояние, надеяться на успех в осуществлении этого желания, не приходилось. Появление дяди Миши именно сейчас, в момент пробуждения Марка, наверняка не было случайным, напрочь лишив его перед разговором возможности, как следует прийти в себя.

- Мне нечего вам сказать, я этого человека совсем не знаю, – глядя в стену, негромко проговорил Марк.

- Понимаю, - с некоторой досадой в голосе, произнес дядя Миша. - Ну что ж, очень жаль, что ты совершенно не желаешь предостеречь себя от появления возможных проблем со здоровьем. В таком случае, мы будем вынуждены отвлечься от своих дел, и потратить уйму драгоценного времени на беседу с твоим другом, чтобы, таки выяснить интересующие нас подробности. Максим, кажется, его зовут? Я не сомневаюсь в том, что он согласится нам помочь, разве что, процесс этот может изрядно затянуться. Пока милиция снимет с него показания, все оформит и запротоколирует, скорей всего, пройдет весьма немало времени. Ведь, как ты и сам прекрасно понимаешь, нападение средь бела дня на рабочего человека, мирно отдыхающего в свой обеденный перерыв, сидя на лавочке в парке, это дело достаточно серьезное.

- Где он сейчас? – взволнованно спросил Марк.

- Я не знаю, дома, наверное. Зачем же раньше времени тревожить человека? Ведь мы всерьез рассчитывали на то, что нам будет вполне достаточно пообщаться только с тобой, – дядя Миша замолчал, предоставляя Марку возможность обдумать услышанное.

За время их беседы, Марк так ни разу и не взглянул на своего собеседника, понимая, что тот, по какой-то причине, этого не желает. Воображение мальчика, конечно, рисовало предполагаемый образ этого человека, однако Марк прекрасно понимал, что тот толстый и лысый очкарик, каким он себе его представил, совершенно не обязательно должен был оказаться в жизни именно таким. Впрочем, гораздо более важным сейчас являлось то, что этот дядя Миша, как бы он не выглядел, вовсе не блефовал, когда говорил про Макса, и в итоге действительно мог причинить ему беспокойство. Не желая усложнять и без того непростую ситуацию, в негативном развитии которой был повинен, в общем-то, сам Марк, он решил больше ни при каких обстоятельствах не подвергать опасности своего друга, который и так взвалил на себя огромный груз ответственности.

- Известно мне совсем немного, – наконец заговорил Марк. - Этого мужчину зовут Юрий Викторович, а вот с фамилией у него творится что-то не то. Мало того, что она странная, так еще и двойная. То ли Боль его фамилия, то ли Крамовский, я так до конца и не разобрался.

- А как ты вообще понял, что эти упомянутые фамилии, имеют к нему отношение?

Марк услышал, как скрипнул стул, освободившись от сидевшего на нем человека, после чего, послышалось шуршанье одежды и неторопливая поступь, затихшая в нескольких шагах от его кровати.

- Он сказал, что его фамилия - Боль, однако раньше, во сне, этот человек представился мне, как Крамовский. Вот я и запутался, потому что, видел надпись Боль на табличке у его кабинета в том здании с колоннами, куда он меня привел.

На время, наступила полная тишина. Судя по всему, слова Марка заставили дядю Мишу задуматься.

- Ну ничего, ничего, – наконец сказал он. – Вот отдохнешь немного, пообедаешь как следует, и все снова будет нормально. Просто ты, судя по всему, очень впечатлительный ребенок, и конечно же, пережитое потрясение, не замедлило сказаться на твоем сне.

Марк, вздохнул, прекрасно понимая, что сейчас, лучше всего было бы просто промолчать, тем самым, согласившись с предложенными врачом доводами. И тем не менее, несмотря на свое предчувствие, он сказал:

- С головой у меня и так все нормально, а вот сон про Крамовского, мне приснился вчера ночью, еще до первой встречи с ним, и до того, как меня сбила машина.

- Неужели ты хочешь сказать, - произнес дядя Миша, - что периодически видишь вещие сны?

Марк сел в кровати, и наконец, повернулся. Окинув взглядом четырехместную палату, в которой кроме него, из пациентов больше никого не было, он увидел фигуру человека, стоявшего у окна. Дядя Миша стоял к нему спиной, одетый в коричневый пиджак и такого же цвета брюки. Он был невысокого роста, довольно широк в плечах, и производил впечатление весьма крепкого человека, внимательно следящего за своим физическим состоянием.

- Я не знаю, что такое вещий, – спокойно ответил Марк, – мои сны просто-напросто правдивые, потому что они идут от инопланетян.

Юрий Боль с интересом отметил, что мальчишке, второй раз за день удалось его удивить. Повернувшись к нему лицом, левая часть которого, вплоть до самого уха была заклеена широкими полосами пластыря, он внимательно посмотрел на Марка. Увидав знакомое лицо со впалыми щеками, Марк, весь похолодев, тут же вжался в стену, и предпочел поскорее накрыться одеялом.

- Вы же вахтером работаете, вам же на посту нужно быть! – только и смог проговорить мальчик.

Юрий прокашлялся и подошел к его кровати.

- Понимаешь дружок, - заговорил он, оставив свой недавний басовитый тон, – дело в том, что я работаю одновременно сразу в нескольких местах, на пол-ставочки, так сказать. И здесь, когда возникает необходимость, я тоже иногда появляюсь.

- Так вы, доктор?! – недоуменно воскликнул Марк.

Юрий Боль, многозначительно улыбнулся.

- Я тебе и врач, и лучший друг, с которым можно запросто поболтать обо всяких пустяках!