Сон во вчера. Глава 24-1.

15 August 2019

Фантастический роман

Прошла неделя с тех пор, как мальчик получил подтверждение того, что пришельцы приняли его послание. Это событие чрезвычайно взволновало Марка, ведь помимо самого факта успешного проведения коммуникационного эксперимента, он сумел достичь главного, а именно, убедить посланников из других миров принять определенные правила осуществления будущих сеансов. Отныне, Марк мог спокойно планировать свой день, не опасаясь быть застигнутым врасплох в каком-нибудь неудобном месте неприятными симптомами зарождающегося контакта. Как правило, ежедневно происходило не более двух сеансов, которые начинались примерно в одно и то же время, утром и вечером, что было достаточно удобно, по крайней мере, до тех пор, пока не наступил новый учебный год. Впрочем, до конца каникул было еще очень далеко, поэтому Марк совершенно не переживал на сей счет.

Несмотря на явный успех, подросток вовсе не торопился его развить, за прошедшие дни, так ни разу и не попытавшись вновь, самостоятельно отослать сообщение своим загадочным собеседникам. Однажды попробовав, Марк начал испытывать страх перед повторением опыта, предпочитая без явной необходимости впредь воздерживаться от его проведения. Мальчик чувствовал, что его опасения отнюдь не беспочвенны, ведь после воплощения в жизнь своего эксперимента, он столкнулся с крайне негативной реакцией пришельцев, которые, получив сигнал, наказали подростка, отхлестав его, словно плетью, мощной энергетической волной непонятного происхождения, после чего, Марк был вынужден весь следующий день проваляться в постели, страдая от сильной головной боли. И вместе с тем, он по-прежнему горячо желал продолжить расширение границ общения со своими таинственными собеседниками, даже не смотря на то, что наступление каждого нового дня, неизбежно приводило к появлению все новых беспокойных вопросов. Не в последнюю очередь, эта озабоченность росла благодаря Максу, который сам того не понимая, время от времени подливал масло в огонь, периодически справляясь у друга, а не начал ли тот сомневаться в благих намерениях пришельцев, ищущих его расположения. Больше всего, во всей этой истории Макса настораживало то, что появившимся из ниоткуда влиятельным созданиям, обладающим сверхъестественными способностями, вдруг срочно понадобился простой паренек с Земли, готовый выполнить практически любое их задание, совершенно не взирая на последствия. Благо, что сам Марк, несмотря на свой юный возраст, по складу характера не являлся до такой степени безразличным к происходящему. Коротая бессонные ночи, он не раз ловил себя на том, что не может заснуть из-за размышлений о будущем, которому он, возможно, вредит своими действиями, бездумно исполняя поручения пришельцев. Тем не менее, он не допускал и мысли о том, чтобы отказаться от доставшегося ему дара лишь из-за своих невнятных подозрений. Пытаясь всеми правдами и неправдами вновь обрести внутреннее спокойствие, и хотя бы на время избавиться от тягостных раздумий, Марк решил для себя, что при возникновении малейших подозрений на враждебные намерения пришельцев, он незамедлительно свяжется с дядей Мишей, и поделится с ним своими опасениями, тем самым передав бремя ответственности взрослым.

Возросшее внутреннее беспокойство, было далеко не единственным в чрезмерно усложнившейся жизни Марка, что заставляло задуматься. Он заметил, что с недавних пор начал обращать внимание на детали, которых раньше для его восприятия, попросту не существовало. Дело было даже не в увеличившемся уровне концентрации, который теперь практически всегда был чрезвычайно высок, а в осознании этого самого уровня. Подмечать подобные изменения - удел педагогов и родителей, но никак не самих детей. Мыслительный процесс подростка, приобрел мгновенный четкий отклик, незамутненный никакими условностями. Марк чувствовал, насколько улучшилась его память, отныне без особого труда запоминая массу информации, будь то слова, образы или эмоции. Как-то вечером, возвращаясь домой из магазина, он обратил внимание на два трамвая, которые с характерным дребезжанием расходились в противоположных направлениях. Бросив взгляд на трехзначные бортовые номера красных вагонов, мальчик попробовал перемножить в уме эти числа. Запомнив результат, Марк поднял с земли кусочек раскрошившегося кирпича, и повторил свои вычисления на асфальте. Как он и предполагал, результат оказался одинаков, с той лишь разницей, что сам по себе процесс умножения в столбик, отнял значительно больше времени, чем решение задачи в уме. Заинтригованный такой активностью своего мозга, Марк решил попытаться понять, насколько сильно, и в каких направлениях претерпели изменения его умственные способности. Придя домой, он отыскал учебник по математике, который больше и не чаял открывать, намереваясь сдать его после каникул в школьную библиотеку. Решив сходу несколько задач, справиться с которыми он так и не смог в прошедшем учебном году, Марк захлопнул книгу и вдруг поймал себя на мысли, что отныне обречен на неотвратимое скатывание в бездну собственной уникальности, которая со временем вполне способна поглотить его, если он будет недостаточно хитер и осторожен.

Спустя два дня, Марк почувствовал, что больше не в силах слоняться без дела, впустую растрачивая драгоценное время, специально предоставленное пришельцами для его активного развития. Только этим, смог он объяснить себе внезапно открывшуюся способность к восприятию сложной информации, непонятной ему ранее. Вместе с тем, ему было совершенно ясно, что это чудесное состояние наверняка не продлится слишком долго и в любой момент может оборваться. К своему стыду, Марк вдруг понял, насколько ничтожными познаниями он обладает о текущей политической ситуации в стране и в мире в целом, насколько мало он знает о роли и влиянии тех лиц, о которых упоминал Крамовский в его сне. Пролистав пару газет, лежавших на журнальном столике в гостиной, мальчик спустился на улицу. Ни секунды не раздумывая, он направился прямиком в библиотеку, по пути коря себя за то, что не отправился туда раньше, в то место, которое содержало ответы на все, еще даже не родившиеся вопросы.

Оказавшись в читальном зале, Марк с особым наслаждением вдохнул библиотечный аромат, этот запах пыльных букв, бережно хранившихся на полках. Достав сразу несколько книг, Марк уселся за один из столов и погрузился в чтение. Когда же он вновь поднял глаза, и без того не слишком заполненный зал, теперь практически полностью опустел. Марк с горечью покачал головой, в полной мере осознав, каким невеждой он был, по собственной воле пренебрегая такими доступными средствами получения знаний, предпочитая вместо этого, бесцельно бродить по улицам. Проводив взглядом очередную покинувшую библиотеку посетительницу, он решил больше ни на что не отвлекаться и вновь с головой углубился в чтение. Повинуясь охватившему все его естество возбуждению, Марк практически забыл про чувство голода, да и про все остальные чувства, без остатка отдавшись своему занятию. Единственное, что сейчас раздражало Марка, так это его собственная низкая скорость чтения, ставшая пассивным препятствием на пути впитывания материала. Мозг подростка, получая за единицу времени лишь незначительную часть информации от того объема, который он был способен воспринять, посылал сигналы, заставляющие веки Марка едва заметно подергиваться, а губы шевелиться, словно это могло ускорить процесс чтения. Однако, несмотря на все старания, как следует разобраться в политической ситуации он так и не смог. К досаде Марка, ему практически не встретилось нужной литературы, по большей части из-за того, что он попросту не ориентировался в названиях имеющихся здесь работ и фамилиях авторов. Открывая очередную книгу, он на какое-то время увлекался ею, совершенно забывая о том, что именно хотел в ней найти. А между тем, день незаметно превратился в вечер, настойчиво указав Марку на то, что настала пора завершить этот необычайно интенсивный раунд самообучения, и заставив его, наконец, покинуть библиотеку.