Мужская дружба

Бог явно что-то напутал, когда создал Олесю девочкой. А может, не напутал, а просто поиздевался. Ну или, как говорят верующие, устроил ей такое испытание.

Во всяком случае, с самого детства Олеся ощущала себя мальчишкой. Она обожала играть в войну, лазить по деревьям, сидеть на заборах, умела заливисто и громко свистеть и обыгрывала всех в приставку.

Стоит ли говорить, что при таком характере ее друзьями были пацаны. С девочками, с их куколками, заколками, резиночками, ей было скучно.

Лучшим своим другом она считала Димана. Дружба у них была настоящая, "мужская". Та, ради которой и в огонь, и в воду. Они стреляли из самодельного лука, строили шалаши, разводили костры. Даже наклейки собирали вместе, потому что так можно было быстрее накопить.

Однажды, когда они катались на великах, Диман наехал на камень, упал и распорол колено. Так Олеся чуть ли не на себе отволокла его к школьной медсестре, а когда Димана оттуда увезли в травмпункт, транспортировала его велик домой, хоть катить сразу два ей было тяжело и неудобно. Вот такой она была подругой, точнее даже другом, верным, ответственным, заботливым.

Расставались они только на лето. Диман уезжал к бабушке в деревню, а Олесю отправляли в детский лагерь, который ее родители по старинке называли пионерским.

Ей там нравилось. Пионеркой она была что ни на есть настоящей, т.е. первой, лидером. Активная, спортивная, бойкая, она была заводилой почти всех проделок и хулиганств, постоянно придумывала новые проказы и рассказывала небылицы, чем смешила всех остальных.

А по возвращении они вновь начинали дружить с Диманом.

Так было из года в год. Но однажды, вернувшись из лагеря, Олеся как будто не узнала своего друга. Она вдруг заметила, что он красивый. То есть вроде такой же вихрастый и веснушчатый, как и был, но что-то в нем появилось такого, отчего Олесе все время хотелось смотреть на него. Ей было неловко, даже немного стыдно от этого, и теперь при встрече с другом она заливалась краской и отводила глаза. А потом украдкой начинала рассматривать, хотя видела его каждый день. Однажды она даже гол из-за этого пропустила. Хорошо, что тогда никто ничего не заподозрил.

Олеся боялась своего странного желания. Почему так? Зачем все портить? Ведь было же все хорошо. Они сидели рядом на заборе и кидались яблоками в соседских пацанов, только вот думала Олеся вовсе не о пацанах и не о яблоках, а о том, кто сидел с ней рядом. Она даже забывала целиться, просто кидала яблоки и огрызки куда попало.

Поначалу Олеся думала, что это желание у нее пройдет, что нужно просто подождать, и все станет, как прежде. Диман перестанет быть красавчиком и вновь превратится в обыкновенного мальчишку, одноклассника, другана. Но ничего не изменилось ни через полгода, ни через год, ни вообще. Все только ухудшилось.

Они дружили до самого одиннадцатого класса. К тому времени Олеся уже перестала видеть в себе мальчишку. Оказывается, Бог ничего не напутал, когда создал ее женское обличие, просто нужно было дождаться, когда оно проявится. Она даже стала краситься и изредка надевала юбку.

Диман сильно вырос и был на голову выше ее. Как назло, он стал еще красивее, по крайней мере, ей так казалось. У него появились скулы и плечи. И еще руки. Из обычных они вдруг сделались мужскими, сильными. Теперь Олесе хотелось не только смотреть на него, но и трогать, взяться за его большую ладонь и не выпускать.

Она по-прежнему исподтишка любовалась им, а однажды даже не выдержала и как бы случайно положила свои пальцы на его руку. Рука Димана оказалась теплой и мягкой наощупь, не смотря на внешнюю мозолистость. Олесе стало уютно, как если бы она переобулась из туфель на каблуке в домашние тапочки. Она могла бы так простоять целую вечность, но он быстро отскочил и спросил:

- Ты чего?

- Случайно - ответила она.

Между тем, ее друг вовсе не был против женского внимания. Он нередко заглядывался на девчонок и не стеснялся обсуждать их с Олесей так, как будто она была парнем. Хотя, почему как? У них же настоящая мужская дружба. В такие минуты ей хотелось заткнуть уши, чтобы не слышать этих речей. Зачем ему другие, если у него уже есть она, Олеся?

Она готова была терпеть такое поведение Димана и ждать, когда же он наконец обратит на нее внимание. Ведь он же рано или поздно его обратит?

Но однажды Диман спросил:

- Леська, ты ведь тоже девчонка? Подскажи, как к Наташке подкатить? Она мне, того... нравится. Ну, ты понимаешь. Чо вам, бабам, нужно? Цветы, конфеты? Только чтоб верняк, чтобы не отшила.

От внезапно нахлынувшей обиды у нее пропал дар речи. Хотелось кричать: "Какая Наташка?! У тебя же есть я! Я же лучше"?! Но она не могла. Вместо этого она врезала ему со всей силы кулаком в нос и убежала, оставив обескураженного друга валяться земле.

Больше они не общались.

Всю экзаменационную пору Олеся ждала, что он догадается, подойдет, обнимет ее и больше никогда от себя не отпустит. Ей даже ночью это снилось. Во сне они с Диманом, как в дурацких карамельных фильмах про любовь, вместе гуляли и непременно попадали под дождь, а потом, вымокшие до нитки, забегали в подъезд и там... Дальше Олесе было стыдно даже вспоминать. От таких снов она просыпалась чуть ли не в холодном поту.

Олеся еле заставляла себя думать об учебе и все ждала, ждала... Но он не только не подходил, а даже делал вид, что не замечает ее. Обиделся, видите ли.

А она даже в институт из-за этого поступила только на будущий год.

Тем не менее, дальнейшая ее жизнь сложилась удачно. Высшее образование, уважение, карьера. Как-то в маршрутке она нечаянно наступила шпилькой на ногу одному пареньку. Тот чуть не взвыл от боли, но вместо ругательств предложил познакомиться. А через год они поженились.

Он внешне напоминал ей Димана. Такой же рыживатый, с буйной шевелюрой, которую ничем не уложишь. Ей нравилось с ним жить, готовить, ужинать, проверять у детей уроки и ездить всей семьей отдыхать.

Он неплохо зарабатывал и периодически играл с детьми. Как-то раз принес домой щенка, который за год вырос в огромного, но добрейшего ньюфаундленда, брызгал слюнями, отряхивался и обожал блины. Дети сидели на нем верхом, а муж журил их за это и обучал пса командам. Всем было спокойно и весело.

Но иногда на Олесю накатывала ностальгия, она вспоминала свои школьные годы и все думала, как он там? Женился ли? Интересно, его супруга похожа на Наташку? А может, это Наташка и есть? Пару раз она пыталась отыскать Димана в Интернете, но безуспешно.

Жизнь ее, между тем, шла вполне благополучно.

С подружками по институту ей редко удавалось повидаться. У всех быт: семья, работа. Но иногда они все же выкраивали вечерок и встречались в каком-нибудь кафе. Сидели за столиком, пили вино и беспрерывно щебетали о своих новостях:

- Девчонки, а мой то...

- Ой, а у нас...

После одной из таких посиделок Олеся вызвала такси, чтобы ехать домой.

"Вас ожидает синяя Девятка, выходите пожалуйста", - сообщил ей автоответчик. Она села в машину и вдруг услышала: - Олеся? Леська, ты?!

Водитель, худой, лысый мужик рабочей внешности, улыбался ей во весь рот, обнажая желтые, стесанные зубы.

- Не узнаешь что ли? Неужели я так сильно изменился?

- Ээээ... Мы знакомы?

- Ну ты даешь! Мы же с тобой в одном классе учились, дружили всю школу. Диман я. Помнишь таких?

- Дима?! - Олеся во все глаза уставилась на бывшего приятеля. Назвать его Диманом у нее почему то не поворачивался язык - Как ты изменился! Если бы не сказал, я б тебя и не узнала. Как твои дела? Чем занимаешься?

- Да вот, таксую. Поехали?

Машина тронулась с места. Олеся путалась в чувствах: она была рада видеть его, но совершенно не понимала, как себя вести с изменившимся до неузнаваемости одноклассником. Неужели это он?

- Тебе куда? Что-то я такого адреса не знаю.

- Это новостройка на месте завода.

- А! Понял. Квартиру, значит, купила? А я все там же живу. С матерью.

- Ты не женат?

- Уже нет. По мнению жены я, видите ли, мало зарабатываю. А как тут больше получишь, если машина то и дело ломается?

- Не пробовал работу сменить?

- И не спрашивай даже! Был у меня конфликт с прорабом... В общем, по статье. Теперь только таксовать.

Олеся исподтишка смотрела на него, как когда-то в школе. Только теперь Диман не нравился ей. И как она тогда могла в него влюбиться? Лысый, беззубый, неухоженный. Его руки, которые ей когда-то так хотелось потрогать, теперь были желтыми, морщинистыми, сплошь покрытые какими-то ципками. И еще у него были пустые глаза. Зрачок как будто смешался с белком и никуда не смотрел, ничего не выражал. В них не было даже тоски. Просто пустота и какая-то вода что ли...

- Дим, скажи честно, ты пьешь?

Он криво усмехнулся:

- Не, сейчас не пью. Три месяца уже как в завязке. Машину вот починил, работаю.

Опять замолчали.

- А ты прямо красавицей стала. Хоть в журнал. Я сначала даже не понял, где я эту кралю - тебя то есть - видел.

- Спасибо.

- Ты замужем?

- Да.

- Жаль! А то бы... Возьми мою визитку, вдруг пригодится.

Олесе было противно. Лет десять назад она бы за это "а то" все отдала. А теперь ей не хотелось слушать бывшего друга. И видеть его тоже не хотелось. И знать. Как хорошо, что он тогда не обратил на нее внимания. Пусть она страдала, ревела, комплексовала. Пусть. Бог все знает и видит лучше нас, даже если нам кажется, что он выдал нам не тот пол, не то тело, не те события, он нас все же любит. И ведет с закрытыми глазами по дороге жизни, выбирая, где она будет поровнее.

Олеся вышла у подъезда, попрощалась и выбросила визитку, которую дал ей Диман.