О грехе.

Все больше приходит осознание как пагубен любой грех. Он вреден,токсичен, он убивает. Я это чувствую. Причем блудные дела, падения это не то что бы ерунда, просто есть более тлетворные, но менее заметные и тем более опасные грехи. В их числе осуждение, гнев, гордыня, страх( его тоже причисляю к греху, он ранит душу, терзает ее, изводит напрасными опасениями, тревогой), обида( она подтекст гордыни, но ее выделяю отдельно), те или иные зависимости, сребролюбие. Все они порабощают личность, душу, паразитируют на сознании. Как следствие, начинают руководить нашими мыслями, а как следствие эмоциями, действиями, а по сути самой жизнью. Состояние здоровья тоже в их юрисдикции. Ведь влияя на эмоции, они влекут за собой их гормональные отражения в организме, а это уже биохимические процессы, которые неотвратимо, и уже телесно, явно действуют на наше состояние здоровья. Вот почему, если не ошибаюсь, А.И. Осипов и говорил, что совершать грех, это не то что бы запрет или табу, это прямое указание Творца своему созданию, нам всем, что это вредно для нашего организма ( и для душевной, и для телесной его составляющей) как же как принятие в пищу яда или например, стекла. Причем паразитарные свойства страстей отчётливо видны в том, что они начинают руководить нашими мыслями таким образом, чтобы мы не вышли из под их влияния, и тем самым не оставили своей донорской для них роли. Мы ходим как в некотором роде зомби, рабы греха, повелеваемые и руководимые им, ослеплённые его порой даже иллюзорной приятностью, получаемым в результате удовольствием, но это делает его схожим с героином, когда за минуты призрачного кайфа зависимый расплачивается своей жизнью и уже не принадлежит себе, но самому предмету зависимости. Так и грех, будь то одержимое желание зарабатывать больше, приятности лёгкого флирта, желание доказать правоту, указать на ошибки другого, обидеть кого то, да даже просто порицать постыдные чьи-то поступки- забирает, пожирает нашу жизнь, но не только ее, но саму душу. И что наиболее страшно, уводит нас от Бога, и в этой жизни, а в перспективе, если мы сдадимся во власть греха, и в будущей.