Через месяц выяснилось кто за чей счет жил и кто все делал

19 July
сделано изготовлено мною канал Почитай-ка
сделано изготовлено мною канал Почитай-ка

БабМаша с бабТаней сидели на уютной, чистенькой кухне, пошвыркивали чай, ели эклерчики, которые обе любили и разговаривали. Их голоса совсем не заглушал тихо урчащий холодильник и Андрей, тихонько вошедший, чтобы не беспокоить хозяйку квартиры, невольно услышал свое имя...

Он замер около двери с одной кроссовкой в руках... А говорили мадамы следующее, вернее вещала бабМаша: " Представляешь, Тань, вот уже почти год живет племяш, сидит на моей шее, очень уютно устроился, а я... как та белка в колесе!

И все это мне подложила сеструха младшая, говорит: " Пусть у тебя Андрей поживет, места у тебя навалом, трешка, он за квартиру платить будет, помогать тебе, ну я и согласилась, я же добрая, вот все и пользуются моей добротой!"

Андрей хотел снимать жилье, но я сказала: " Да чего там, свои люди - сочтемся! А теперь вот думаю- зачем мне эта обуза?"

Андрей хлопнул дверью, как будто только что пришел. Поздоровался с женщинами, они начали говорить про другое, какого-то свояка Леньку, лодыря несусветного.

А Андрей, поразмыслив, решил не откладывать покупку квартиры в долгий ящик, а уже сейчас приобрести, хотя до сегодняшего дня хотел подкопить побольше, на более лучший вариант. Но оказывается он - обуза и нежелательный элемент в доме бабМаши.

Сказано - сделано. Заплатив за месяц за квартиру, внеся прочие платежи, затарив на неделю холодильник бабМаши, Андрей съехал. БабМаша вроде как обрадовалась, ведь теперь она не будет жить, как та белка в колесе.

Прошла неделя... в воскресенье, как всегда, пришла бабТаня, бабМаша заварила чай, поставила пузатые чашки с синими цветочками, достала тарелочки... сунулась в холодильник, а эклерчиков - нет! Она в сердцах вскричала: " Андрей забыл эклеры купить" Но потом прикусила язык,- Андрей же съехал и некому стало покупать продукты и любимые пирожные..

Потом баб Маша вспомнила, что надо платить за квартиру... и все остальное... и продукты дорогие, и нести их тяжело... И пылесосить тоже пришлось баб Маше самой, пол мыть - тоже... а тут еще лампочка на кухне перегорела... самой лезть на табурет? Ну что... пришлось, раньше это мог сделать Андрей, а теперь даже если ему позвонить, то пока он придет, а свет нужен сейчас.

И чего-то пенсии стало не то, чтобы не хватать, а такое впечатление, что эта пенсия с отъездом Андрея съежилась, как шагреневая кожа в известном романе.

И вот тут-то поняла баб Маша, что она погорячилась, пусть бы Андрей еще жил, жил сколько хочет, не такая уж он и обуза...