дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Канск: история и перспективы (часть 3)

26 July 2019

Автор канала: Сергей Сучков

Первую и вторую часть читайте здесь...

От гражданской до отечественной

Исследования истории города периода революции и гражданской войны, на первый взгляд, кажутся достаточно полными. Однако в последнее время стали появляться публикации, позволяющие более объемно взглянуть на события 1917-1920 годов в Канске. Так, в альманахе «У Братского перевоза», №2, вышедшего в 2006 году, опубликована статья Л.В. Киселева о событиях в селе Тасеево, где автор описывает, ссылаясь на архивы газеты «Свободная Сибирь», кровавую борьбу большевиков с эсерами. Другой взгляд на жизнь в Канске в тот период представлен и в статьях канского краеведа-исследователя Владимира Колпакова. Судя по его публикациям в городских газетах, основанным на газетных статьях, выходивших в Канске в мае-декабре 1918 года, роль «освободителей» от красного террора была у чехословацкого корпуса, руководимого на территории Канска подполковником царской армии Ушаковым. Этой же теме посвящена работа научного сотрудника Канского краеведческого музея Т.А. Дударевой.

В свете последних исследований можно по-другому взглянуть и на роль первого председателя Канского объединенного совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов Н.И. Коростелева. По мнению его современников из мещанско-интеллигентской среды, он был просто бандитом и вором. Факт «экспроприации» у канских купцов и мещан 500 тыс. рублей не отрицали и советские историки, но мягко умалчивали о том, куда и как были истрачены эти деньги. Считалось, что «на нужды трудящихся». Однако никаких документов о закупке хлеба и его раздаче солдатам и бедным почему-то нет. Поэтому пока имеет право на существование версия о том, что именно эти деньги и интересовали колчаковцев, арестовавших и мучивших руководителя канских большевиков. За то, что Коростелев деньги так и не отдал, его повесили. Не расстреляли как врага, а повесили как вора и бандита.

Проблемы исторической правды и справедливости, видимо, еще долгое время будут будоражить умы просвещённой части городского населения Канска.

Однако непреложным фактом остается то, что революция и гражданская война прервали эволюционный путь развития всей страны и существенно затормозили освоение Сибири и преодоление вековой отсталости от европейской цивилизации.

На протяжении 1920-47 годов в Канске шла индустриализация. Этому процессу посвящены главы в краеведческих очерках Владимира Прокушева (Канск. Города Красноярского края. 1986 год.) и Николая Крыштопы (Город над Каном. ???). Менее эмоционально и с приведением хорошей статистической базы рассказывает об этом периоде истории Канска преподаватель истории Канского педагогического колледжа Татьяна Мельникова в статье «Развитие промышленности Канска в 1920-45 годах», опубликованной в 2006 году в юбилейном издании «Канск. Страницы истории».

Индустриализация Сибири в довоенный период проходила под жёстким контролем советской власти. В 30-е годы в Канске строятся лесозавод, кожевенный и мукомольно-крупяной заводы. Процесс индустриализации сопровождался большими человеческими потерями. Однако роль и место в развитии города созданных в те же годы управлений ГУЛАГа пока по-прежнему остается мало исследованной. Белым пятном является также история расквартированных на территории города воинских подразделений. Между тем, косвенные данные, полученные авторами в ходе написания тех или иных работ, говорят о том, что основная роль в строительстве промышленных предприятий принадлежит именно узникам ГУЛАГа. В Канске в то время работали заключенные, «приписанные» как к КрасЛАГу, так и к ЕнисейЛАГу. По некоторым данным, какое-то время в городе располагались и подразделения СеверЛАГа. Роль же воинских частей и их влияние на социокультурную жизнь города трудно переоценить.

К началу Отечественной войны 1941-45 годов Канск уже достаточно крупный (около 30 тыс. жителей) город образованного в 1934 году Красноярского края.

Прыжок в никуда

Темпы социально-экономического развития Канска в послевоенные годы поражают своими масштабами. «Локомотивами» этого развития становятся предприятия, эвакуированные во время войны из европейской части страны, и прежде всего ХБК. Немаловажную роль играет выстроенный ещё до войны лесозавод, превратившийся к концу пятидесятых годов в ЛДК (лесодеревообрабатывающий комбинат), а также гидролизный завод, переименованный к восьмидесятым годам в биохимический.

Стремительно (по историческим меркам) меняется и структура населения города, и его быт. Полукрестьянские домовладения вытесняются многоэтажными домами с благоустроенными квартирами. Однако к середине семидесятых годов город сталкивается и резкими демографическими перекосами в составе населения. Если два века назад переселенцы, осваивающие канские земли, жаловались царским властям на нехватку женщин (доходило до продажи дочерей и вдов), то к третьей четверти двадцатого века соотношение мужчин и женщин составляло один к двум. То есть на каждые десять женщин приходилось пять-шесть мужчин. К середине восьмидесятых усилиями центральных властей диспропорцию удалось сгладить. В город была передислоцирована ракетная дивизия и построен завод легких металлоконструкций.

И все же, несмотря на рост промышленности, населения, благоустройства, интерес государства к развитию города как опорного пункта освоения востока Красноярского края постепенно утрачивается. С одной стороны, на востоке края к этому времени открыты месторождения урановых руд, активно развиваются города-атомграды, с другой - интенсивная вырубка леса в верховьях Кана приводит к истощению этого ресурса, и вырубки все дальше отодвигаются от города. Прекращается лесосплав. К тому же наличие в городе ракетной дивизии затрудняет масштабное освоение угольных месторождений, находящихся практически рядом с Канском. Планов преодоления проблем развития города было достаточно. В том числе решался вопрос о строительстве (проект развития КАТЭКа) ГРЭС и двух алюминиевых заводов. Рассматривались также планы развития потенциала имеющихся промышленных предприятий. В перспективах очередной пятилетки, озвученных председателем исполкома городского совета (1986 год) Ю.Г. Каменевым (В. Прокушев. Канск. Города Красноярского края. ???), прослеживается переход от экстенсивного к интенсивному пути развития города. Намечается переоборудование существующих мощностей на биохимическом заводе и заводе бумоборудования. И хотя часть этих планов была воплощена в жизнь, экономика города, лишенная поддержки «из центра», к середине девяностых стала сжиматься, как «шагреневая кожа». Канск в «тучные» советские годы (семидесятые-восьмидесятые) так и не попадает в приоритетные направления освоения Сибири. Отсутствие в городе предприятий тяжелой промышленности и удаленность от сырьевой базы предопределяют его экономическое и социальное развитие как «вспомогательного» (резервного), скорее административного, чем экономического центра востока края.

Лицом к лицу…

Если работ историков-краеведов, посвященных периоду 60-80-х годов прошлого столетия достаточно, несмотря на то, что еще остаются так называемые белые пятна, связанные с историей воинских частей на территории города, с динамикой национально-демографических процессов того времени, то истории 90-х годов XX века и нулевых века XXI практически нет. В краеведческом сборнике «Канск. Страницы истории», выпущенном к очередному юбилею города, журналист, главный редактор городской газеты «Канские ведомости» Любовь Цевун в очерке «Канск выбирает» делает едва ли не единственную попытку анализа политического развития городского самоуправления в начале нулевых годов XXI века. Что же касается социально-экономического развития, то это, видимо, останется в наследство будущим краеведам-историкам.

Не претендуя на детальность исследования, попробуем нарисовать общую картину того времени, опираясь скорее на личное, эмпирическое восприятие социально-экономических процессов.

Кризис командно-административной, планово- экономической системы Советского Союза оказал серьезное замедляющее воздействие на развитие города Канска. В конце 80-х годов прошлого столетия предпринимается попытка перевести город из развивающегося промышленного центра в сельско-хозяйственно-промышленный. Происходит даже объединение партийных организаций города Канска и Канского района. Однако этот процесс так и не был завершен - к началу 90-х система рухнула окончательно. Лишённые плановых заданий и централизованного финансирования, многие предприятия города так и не смогли вписаться в новые рыночные условия. Первой «пала» трикотажная фабрика. Другие предприятия несколько лет пытались выжить за счет деления на более мелкие производства. Так биохимический завод (дольше других держался на плаву) обрастает несколькими сопутствующими подразделениями – создается некая корпорация. Но и та разваливается, не просуществовав и десятилетия. Рвутся связи с поставщиками сырья у хлопчатобумажного комбината. Сам комбинат распадается на самостоятельные фабрики и производства, пытаясь наладить внутрикомбинатный товарообмен, но… К началу XXI века он перестает существовать. Практически ни одному из городских предприятий не удается вписаться в создаваемые тогда в постсоветской России производственные холдинги.