Нежный крах империй

Китай подарил миру шелк – уникальный материал, очень прочный и приятный на ощупь, поддерживающий комфортную температуру. Долгое время он был одной из основных статей китайского экспорта. Тайну его изготовления держали в секрете, а тому, кто её разгласит, полагалась смертная казнь. Вместе с фарфором и чаем шелк прославил Китай во всем мире. Древняя система торговых путей, соединившая Китай со странами Азии и Европы, неслучайно позднее была названа «Великим шелковым путем».

Шелк широко применялся в хозяйстве. Помимо использования в качестве ткани для одежды и вышивки, из него изготовляли струны для музыкальных инструментов, тетивы для луков, делали лески рыбной ловли и даже бумагу. Во времена правления династии Хань (206 до н.э. – 220 н.э.) шелк стал своего рода универсальным денежным эквивалентом: крестьяне платили налоги зерном и шелком, чиновникам государство платило также шелком.

Греки и римляне называли Китай «Страной шелка» – Серика. Среди знати шелк пользовался огромной популярностью. Он стоил чрезвычайно дорого, но, тем не менее, его охотно покупали.

Цена могла доходить до 300 динариев – зарплаты римского легионера за целый год! Импорт шелка стал уже угрожать самой экономике Римской империи. В 380 году римский историк Аммиан Марцеллин (ок. 330-после 395) писал, что «использование шелка, которое когда-то было ограничено только знатными, сейчас распространилось на все классы без различия, даже на самые низшие».

Очень неприятная ситуация была и в Китае. Китайцы получали за шелк или лошадей от степняков, или предметы роскоши из Средиземноморья. Кораллы, пурпурная краска, драгоценности доставались знати, а шелк брали у крестьян. Все желали получить как можно больше драгоценного товара, чтобы, продав его, ублажить своих жен и дочерей. Естественно, что у китайцев развилась система, при которой все делалось, как бы сегодня сказали, «по блату».

Все жены и наложницы императора стали протаскивать своих родственников на должности правителей и начальников. Эти родственники, получив право на управление какой-либо областью, немедленно начинали прижимать крестьян, чтобы добыть деньги на взятки. Их преступления, естественно, не могли оставаться секретом для правительства: китайцы все время писали друг на друга доносы, благо среди них было много грамотных. Наместников время от времени казнили. Но те, предвидя горькую судьбу, закапывали в землю клады, сообщая места своим детям. И потому правительство, хорошо зная нравы соотечественников, стало казнить не только преступника, но и всю его семью.

Итак, торговля шелком оказалась губительной для обеих империй: Римской и Китайской.