ПОКИДАЯ НЕВЕРЛЕНД. ОПРОВЕРЖЕНИЯ. ЧАСТЬ 4.

11. Сейфчак в фильме утверждает, что Майкл домогался его в отеле в Нью-Йорке, после того, как Майкл выступил на церемонии Грэмми 1989 года.

Факт: В 1989 году церемония Грэмми проходила не в Нью-Йорке, а в Лос-Анжелесе, и Майкл на ней не выступал. Нью-йоркская Грэмми, на которой Майкл выступал, проходила 2 марта 1988 года (после поездки на Гавайи, и Джеймса там не было).

Факт: Джеймс с матерью был в Нью-Йорке в марте 1988 г. 11 марта они посетили вместе с Джексоном премьеру мюзикла «Призрак Оперы». Но если бы было правдой то, что растление началось только в июле 1988 в Париже, то Сейфчак не мог бы не помнить о том, что в марте в Нью-Йорке еще ничего такого не происходило. 

12. Стефани Сейфчак: «Двери кинотеатра были заперты, я стучала и стучала, Майкл открыл дверь…»

Факт: Двери кинотеатра в Неверленде невозможно было запереть изнутри.

13. Джеймс Сейфчак: «Майкл просил меня выступить в суде 2005 года. Человек Майкла звонил мне ближе к концу судебного процесса».

Факт: Скотт Росс, следователь защиты на суде 2005 года, заявляет: «Все свидетели, которые будут выступать в суде, были определены до начала процесса. Сейфчак как свидетель вообще не рассматривался, его имя не всплывало в обсуждениях, поскольку никто из других свидетелей не говорил о нем ни как о возможной жертве, ни как о возможном свидетеле. Утверждение, что ему могли звонить под конец процесса – не только ложь, но абсолютная глупость»

Беседа со Скоттом Россом

14. Семья Сейфчак рассказывает о длительных телефонных разговорах Майкла с детьми, демонстрируют факсы и письма, в которых Майкл всегда пишет «люблю тебя», а так же «встречался с мальчиком у отеля». Но страницы факса быстро выцветают, а так же встречи у отлей были невозможны по той причине, что у окон всегда была толпа поклонников.

15. Стефани рассказывает, что Майкл познакомил её с Харрисоном Фордом (Индиана Джонс), и тот даже подарил ей свой знаменитый хлыст.

Факт: Хлыст Индианы Джонса существовал в единственном экземпляре и Харрисон Форд подарил его Институту Археологии в Лондоне в 1990 г., где хлыст и хранится по сей день, и он никогда не перевозился.