«Не государство, а коммерческая фирма»: о некоторых особенностях международного права и «незаконности государств»

194 full reads
253 story viewsUnique page visitors
194 read the story to the endThat's 77% of the total page views
4 minutes — average reading time

Не раз и не два мне доводилось слышать всякий бред про то, что «государства X не существует, потому что гладиолус». В качестве икса может быть Российская Федерация, США, ФРГ… да хоть чёрт с рогами. И каждый раз люди, бодро и весело высказывающие эту теорию, забывают о маленькой, никчёмной и крохотной детали – о том, чем международное публичное право отличается от внутригосударственного.

Фото взято из открытых источников в иллюстративных целях, все права принадлежат тем. кому принадлежат.
Фото взято из открытых источников в иллюстративных целях, все права принадлежат тем. кому принадлежат.
Фото взято из открытых источников в иллюстративных целях, все права принадлежат тем. кому принадлежат.

«Незаконные государства»: бывают ли такие?

Собственно, вы и сами наверняка наблюдали личностей, которые с пеной у рта доказывают что-то вроде:

· «СССР был распущен незаконно, и потому РФ – не государство, а коммерческая фирма, зарегистрированная в Англии/США/Ватикане/на планете Нибируврот по Кодексу данунахов»;

· «В США к дипломированным юристам обращаются, используя титул «эсквайр», а титулы в США запрещены – США не существует!»;

· «В Германии в 1918 году кайзер отрёкся незаконно – и потому никаких ГДР, ФРГ и даже Третьего Рейха не было, а сейчас Второй Рейх с действующими законами!»

Последнее у нас не особо распространено, но существует в мире. Да и вообще, это целое движение, где наши «свидетели СССР» – далеко не самая главная и не самая интересная фракция. Но, поскольку я устал над ними ржать, о «свидетелях СССР» и прочих «фрименах» я планирую рассказать позднее.

Несмотря на полную бредовость аргументов, адепты этой точки зрения поднимают очень интересный вопрос: а может ли государство существовать незаконно ? Чтобы разобраться в этом, нужно немножко углубиться в то, что такое право внутреннее и право международное.

Внутренняя принудительная сила. Фото взято из открытых источников, все права принадлежат тем, кому принадлежат.
Внутренняя принудительная сила. Фото взято из открытых источников, все права принадлежат тем, кому принадлежат.
Внутренняя принудительная сила. Фото взято из открытых источников, все права принадлежат тем, кому принадлежат.

В чём сущность внутреннего права?

Не буду углубляться в теории о происхождении государства и права: хоть на экзамене я и ухитрился когда-то ввести в лёгкий ступор самого профессора (тогда ещё доцента) Ячевского, живую легенду ВГУ – тем, что ухитрился вывести истоки теории «естественного права» из китайского «Дао дэ цзин» – но вряд ли вам интересны будут теоретические выверты в духе «А почешем-ка мы левое ухо правой пяткой через затылок!» Скажу одно: любое внутреннее право существует, пока за ним стоит принудительная сила государства .

Опять-таки: о воле господствующего класса пока говорить не буду – я-то марксист, но речь сейчас не об этом.

Если выражаться крайне примитивно, то эта самая принудительная сила выражается так:

1. Господствующая власть (какой бы она ни была) устанавливает в государстве свои правила.

2. Если кто-то пытается играть не по установленным правилам – тому опаньки: приходят недружелюбные мальчики (реже девочки) в форме и с оружием и спецсредствами в руках, и наглядно показывают, где у некого Кузьмы проживает матушка.

Как решаются споры по внутригосударственному праву? Примерно так:

1. Лицо А. (организация или гражданин) поссорилось с лицом Б. (аналогично – организацией или гражданином).

2. А. читает установленные правила и находит в них аргументы в свою пользу.

3. А. бежит к судье/в полицию/в надзорные органы с криком: «Он миня обизает! Вот патамуфта!»

4. Орган государственной власти смотрит, в чём суть спора, затем посылает недружелюбных ребят в форме и с оружием уконтрапупить того, кто оказался нарушителем.

Тут неважно, насколько обоснованы нарушения, сколько занесли судье/прокурору/главе полиции А. и Б., с какой ноги в день суда тот судья встал. Суть в том, что кто и о чём бы ни спорил – всегда есть «третья сила», лицо над схваткой . Судья, который может принудительно исполнить своё решение. Внутри государства нет – и не может быть! – второй силы, способной сопротивляться той самой принудительной силе. Если такая сила есть – то нет единого государства.

В этом, собственно, и суть: кто обладает силой, способной прижать оппонентов – тот и главенствует. Чтоб не цитировать Маркса, процитирую Вячеслава Рыбакова: «Будь у одного паровоза хоть тысяча юридических владельцев, одновременных или поочередных, реально владеет им либо машинист, либо тот, кто стоит над машинистом с винтовкой в руке».

Да, я понимаю, что это мнение «не стильно, не модно и не молодёжно», и тут я обижаю что официальную власть (которая старается убедить граждан, что есть такая высшая сила, как действующий сам по себе закон), что оппозицию («Мы здесь власть, потому что это справедливо!»). На самом же деле право и справедливость – вещи шибко разные. А закон права – это не закон природы, сам по себе он не действует, и вообще ближе к психологии, чем к физике или химии.
Внешняя сила принуждения. Фото из открытых источников, все права принадлежат тем, кому принадлежат.
Внешняя сила принуждения. Фото из открытых источников, все права принадлежат тем, кому принадлежат.
Внешняя сила принуждения. Фото из открытых источников, все права принадлежат тем, кому принадлежат.

«Ватикан? Сколько у него дивизий?»

По легенде, слова, вынесенные в подзаголовок, произнёс Сталин, когда ему французский посол попенял в переговорах на то, что в СССР притесняют католиков – и Папа Римский и Ватикан этим будут недовольны.

Собственно, в этом и есть суть международного права: никакого принудительного органа над государствами пока что нет – и не ожидается. Есть союзы государств (СНГ, НАТО, ОПЕК, ЕАЭС и т. д. и т. п.) – но они существуют лишь пока каждое государство-участник считает для себя нужным участвовать в общих делах (или пока самое мощное государство в союзе может принудить слабых союзников-сателлитов подчиняться общим правилам). В остальном же продолжает действовать правило: «Сколько у него дивизий?» «Дивизии» могут быть военными, экономическими… да, собственно, какими угодно. Даже в «доООНовские» времена велись «торговые войны», организовывались блокады – а сейчас вполне полномасштабная экономическая война США и Китая ведётся без единого выстрела… и слава всем богам, сколько бы их ни было!

К слову, у того же Ватикана «дивизии» вполне есть: всё-таки за спиной Папы стоит почти миллиард католиков по всему миру.

В отличие от внутреннего права, в международном действует одно правило: «Кто сильней, тот и прав ». Апеллировать к справедливости тут ещё глупее, чем при конфликтах внутри страны.

Может ли государство быть «незаконным»?

Возвращаясь к теме статьи: «законность» или «незаконность» государства на международной арене (не внутри страны!) определяется именно тем, сколько у него «дивизий». То есть тем, насколько оно сильно в том или ином отношении (та же Швейцария, например, во время Второй мировой по военной силе явно уступала Вермахту – но выгоды от завоевания не окупались потерями, и Гитлер так и не отдал приказ о начале операции «Танненбаум»).

И потому крайне ржачно читать про то, что согласно некому английскому «The Cestui que vie Act» (который наши «праволожцы» – сиречь читающие и понимающие законы исключительно «пятой точкой» – именуют «Зассыкенактом»,.. ой, то есть «Зесцеюкеюактом»… мать моя честная женщина, на каком языке и как его они так читают и транскрибируют?!) «Россия не существует», а все родившиеся должны юридически пошаманить, признав себя «Суверенным, Живорожденным и Живородящим Лицом».
Об этом я тоже напишу как-нибудь отдельно – благо, тема интересная и богатая, хотя и больше отдаёт психиатрией, чем юриспруденцией.

На самом деле «законность» или «незаконность» государства определяется ровно одним фактором – его силой . Военной, экономической или политической. Именно так, к слову, было когда-то с СССР: это государство образовалось поперёк всех законов Российской Империи, сразу же наплевало на все международные договора… но в итоге все страны вынуждены были признать его.

Других путей нет: нет «суперсуверена», нет «суперсилы». Государство может быть «незаконным» лишь с точки зрения тех, кто сильней. Да и те могут поменять мнение.