Друг считает меня жлобом, что жалко мне своей квартиры.

Раньше, когда я жил в посёлке, мы с моим другом были соседи. Жили через дорогу, общались семьями. А потом, я переехал со своей семьёй в город. Причина переезда была в подрастающих детях. Дочерям нужно поступать дальше в институт, а в городе не мог им позволить жить в общежитии. Или снимать им квартиру. Хотел сам быть рядом. Опекать. И им хорошо было, потому что из дома на учебу. Не нужно беспокоится о еде, одежде. Иногда зимой отвозил на машине до института. Мои девочки домашние. Боялся за них. Город - много соблазнов. Конечно, думаешь, что голова на плечах, но они же наивные. Так вот, через год и сыну друга надо было поступать. Друг попросил, чтоб сын у нас пожил пока квартиру не найдёт. Общежитие ему не получилось получить. На учебу поступил на платное. Там общежития хватало только бюджетникам, да и льготников много. Я согласился с условием, что на месяц другой, не больше. Так как у меня одни девчонки. В квартире конечно гостиная свободна, но все же. Сначала все было хорошо, видимо пока не привык. А потом началось в колхозе утро. Приводил друзей к нам в подъезд. Домой не водил, конечно. Но подъезд был весь в плевках и семечках, а также в бутылках пива. Выгонял его мыть подъезд, и убирать мусор. Злился, но делал. Начал курить в квартире, ночью в туалете. Запах сигарет все равно чувствуется же. Приходил домой поздно. Ладно, думаю дело молодое, пусть гуляет. Потерплю месяц. Скоро все закончится. Позвонил другу узнать, как дела двигаются по поиску квартиры для сына. А он мне говорит, проблемы сейчас у него, финансов не хватает. Пусть ещё месяц поживёт. Я из вежливости согласился. Так прошло аж три месяца. А потом я его выгнал, не посмотрел даже, что зима. Причиной стало то, что он, когда мы с женой ушли в гости, домогался до моей дочери. Хорошо, что я тогда купил сотовый телефон своей младшей дочке и наказал, если что звонить мне. Успел. Друг считает меня жлобом, что жалко мне своей квартиры. И мы больше не общаемся. Я ему не рассказал истинную причину, так как не хочу, чтоб он сына покалечил, зная его характер. Если у сына есть совесть, сам расскажет.