20 389 subscribers

1 — 7 мая 1813 года. Наказание жителей Гамбурга. Дело при Кёнигсварте. Численность войск накануне второго генерального сражения.

3,3k full reads
4k story viewsUnique page visitors
3,3k read the story to the endThat's 83% of the total page views
5,5 minutes — average reading time

В >>предыдущей статье<<, господа, мы с вами подробно рассмотрели захват Дрездена французскими войсками Наполеона, инцидент с генерал-лейтенантом Тилеманом в Торгау, а так же просчёт Наполеона и мы продолжаем.

Итак, после разрешения ситуации с генерал-лейтенантом саксонских войск Иоганном Адольф Тилеманом, маршал Ней 1 мая 1813 года с тремя корпусами двинулся из Торгау на Берлин. От Торгау до Берлина всего 100 километров.

А между тем французы уже вплотную подбираются к Гамбургу. Помните, после освобождения Гамбурга русскими войсками и народными повстанцами, Наполеон пообещал, что вернёт Гамбург во что бы то ни стало и любой ценой, выделив для этого предприятия 30 000 бойцов. Лично маршал Империи Луи Николя Даву занялся этим делом.

Так 2 мая 1813 года генерал Жозеф Доминик Рене Вандамм вплотную подходит к Гамбургу и начинает артиллерийский обстрел города.

Наполеон обещает сурово наказать жителей за измену и приказывает:

В первую очередь арестовать сенаторов Гамбурга, допустивших переход города под власть русских. Отдать сенаторов под военный суд и расстрелять пятерых из них, наиболее «опасных». Остальных под конвоем доставить во Францию.

Далее, Наполеон приказывает разоружить народное ополчение, — так называемый Ганзейский (Ганзеатический) Легион. Всех офицеров данного формирования расстрелять. Рядовых бойцов отправить во Францию на каторжные работы.

Далее, экспроприировать имущество пятисот самых богатых граждан Гамбурга, а на сами города Гамбург и Любек наложить штраф 50 миллионов франков.

Между тем, войска Наполеона уже переправились через Эльбу в районе Дрездена и движутся на восток за отступающими русскими войсками. Гвардия Наполеона выступила из Дрездена 3 мая, а сам Наполеон 6 мая.

Русские же, достигнув города Бауцен, что расположен в 50 километрах восточнее Дрездена, останавливаются: решено было дать новое генеральное сражение. Да и отступать уже некуда, не в Россию же уходить.

Между тем Наполеон отправляет хорошо известного нам Эжена де Богарне в Милан, — столицу северной Италии, дабы возглавить вновь сформированную итальянскую армию, на которую Наполеон очень надеется.
6 мая 1813 года Эжен де Богарне прибывает в Милан и принимает командование над итальянскими войсками, которые вскоре должны присоединиться к боевым действиям в Германии.

В это время начинают происходить очень странные дела. Маршал Ней, который, как мы помним, идёт на Берлин, вдруг неожиданно останавливается и поворачивает на юг, пытаясь зайти с севера во фланг русским войскам у Бауцена.

По одним данным, маршал Ней получил такой приказ лично от Наполеона, по другим же данным, наиболее вероятным, такое решение принимает начальник штаба Нея, — Антуан Анри Жомини, который вовремя оценил обстановку, донесения разведки и понял, что главные силы русских остановились у Бауцена и ждут Наполеона для нового генерального сражения. Тогда Жомини излагает эти данные Нею и убеждает маршала не дожидаясь приказа императора идти к Бауцену.

11-й корпус Макдональда с 1 мая 1813 года уже ведёт бои в районе Бауцена, продолжая теснить русский арьергард Милорадовича Михаил Андреевича.

Наполеон не спешит, он ждёт как минимум два корпуса: Нея и Лористона, которые должен обойти русских с севера. Тогда можно будет нанести решающий удар с двух сторон.

4 мая Наполеон приказывает отрядить одну итальянскую дивизию под командованием генерала Луиджи Гаспаре Пейри из корпуса Бертрана и отправить её к северу навстречу подходящим корпусам Нея и Лористона.

В этот же день 4 мая 1813 года к Бауцену подходит русский корпус Барклая-де-Толли Михаил Богдановича, — около 15 000 человек. Узнав, что на соединение с Неем и Лористоном отправлена французская дивизия, русское командование ставит перед генералом Барклаем-де-Толли боевую задачу: разгромить французские корпуса по частям.

Войска Барклая-де-Толли усилены прусским корпусом генерала Йорка и русскими гренадерами генерала Раевского Николай Николаевича, всего 23 600 бойцов.

В ночь с 6 на 7 мая 1813 года в строжайшей тайне и тишине войска Барклая отправляются в неизвестность. При этом русские двигаются по левому, восточному берегу реки Шпрее, а пруссаки генерала Йорка по правому, западному.

События 6 — 7 мая 1813 года в районе Бауцена и Кёнигсварта.
События 6 — 7 мая 1813 года в районе Бауцена и Кёнигсварта.
События 6 — 7 мая 1813 года в районе Бауцена и Кёнигсварта.

7 мая в час пополудни, Барклаю доносят, что в районе городка Кёнигсварта обнаружена та самая итальянская дивизия генерала Пейри. Разведка в это время у русских работает идеально, любо-дорого. При этом Пейри ни сном ни духом, даже не подозревает, что он — цель.

Атака русских молниеносна и всё подавляющая. Итальянцы, застигнутые врасплох, порой в одних портках, безоружные, разбегаются в окрестные леса и болота. Часть итальянцев, однако, перегруппировавшись, оказала серьёзное сопротивление. Пришлось с ними «повозиться». Сражение продолжалось до 22 часов, то есть до темноты. В результате дивизия была частично уничтожена, частично рассеяна и перестала существовать.

Сам Луиджи Гаспаре Пейри, — командир дивизии, попал в плен. Кроме того, в плен взяты три бригадных генерала, 14 офицеров и 740 нижних чинов. Блистательная победа, господа.

Но задача выполнена не полностью. Следовало уничтожить также корпуса Лористона и Нея или, во всяком случае потрепать и задержать их.

Но далее события начинают развиваться совершенно хаотично.

Как мы помним, корпус прусского генерала Йорка 5 700 бойцов двигается по правому берегу реки Шпрее.
Неожиданно солдаты
Йорка попадают в засаду: из леса начинают залпами палить французские егеря Лористона, который переиграл Йорка, застав последнего врасплох. В данном случае разведка французов сработала лучше прусской.
«Весь в мыле» к
Йорку прибывает адъютант Барклая с приказом следовать в резерв русских войск при Кёнигсварте; Барклай ещё не знает, что Йорк атакован превосходящими силами Лористона.
Йорк
оказывается в замешательстве при общей неразберихе, сопряжённой со стремительным наступлением французов. В такой ситуации Йорк отдаёт приказ немедленно отступать.

Однако около 17 часов от Барклая приходит новый приказ: наступать. Что за сумасшествие: Йорк схватился за голову. Тут бы ноги унести, куда ещё наступать. Однако Барклай прислал в помощь Йорку одну гренадерскую дивизию 1 600 бойцов и ещё одну дивизию, которая должна была скрытно, двигаясь лесами, ударить во фланг Лористону.
2 000 бойцов двигаются через лес и неожиданно атакуют французов. До самого вечера сковывают часть сил неприятеля.

Между тем у пруссаков трубач трубит «наступление» при общем отступлении. Представьте, что творится в войсках на месте боя. Барабанщики, сначала батальонные, затем ротные, дублируют команду «общее наступление».
В одно мгновение отступающие войска разворачиваются на 180 градусов и идут в атаку. Французы ошалели: «что происходит?»

Заварилась «кровавая каша». На значительном по протяжении расстоянии французы, пруссаки, русские ведут ожесточённый бой. Высоты по нескольку раз переходят из рук в руки.
Вскоре силы
Йорка иссякают... воля солдат дрожит, колеблется. Надежда тает...

Лористон чувствуя это, бросает в бой всё новые и новые резервы: благо Лористон имеет численное преимущество.

Французы бегут вперёд с дикими криками «Vive I'empereur!».

Навстречу им бросаются русские гренадеры. Завязывается жесточайшая рубка.

Что мы видим: из леса, совершенно неожиданно выскакивает кавалерия; это Йорк бросает в бой последний резерв. Французы опрокинуты, но быстро перегруппировываются и остервенело бросаются в атаку вновь. Творится ужас какой-то до наступления темноты.

В сумерках Йорк приказывает развести костры, да побольше и тайно отступать, но французы как одержимые черти нападают на пруссаков из темноты, что по правилам войны того времени несвойственно абсолютно. Французы гонят пруссаков всю ночь с 7 на 8 мая. Потери пруссаков чудовищны, до 2 000 бойцов. Потери французов в этой мясорубке неизвестны.

Та же карта для наглядности и запоминания. События 6 — 7 мая 1813 года при Бауцен и Кёнигсварта.
Та же карта для наглядности и запоминания. События 6 — 7 мая 1813 года при Бауцен и Кёнигсварта.
Та же карта для наглядности и запоминания. События 6 — 7 мая 1813 года при Бауцен и Кёнигсварта.

Йорк выводит остатки своих войск к утру 8 мая, когда под Бауценом уже развернулось генеральное сражение. Барклай-де-Толли вывел свои войска раньше и в генеральном сражении занимал правый фланг.

Перейдём же, господа, к генеральному сражению 8 мая 1813 года.

Численность русских войск к 8 мая 1813 года накануне второго генерального сражения.

Генерал Барклай-де-Толли — 15 000, 19 батарей
генерал
Клейст, авангард — 5 000, 12 батарей
корпус генерала
Блюхера — 16 700, 27 батарей
корпус генерала
Йорка — 7 600, 11 батарей
генерал
Милорадович, авангард —14 300, 28 батарей
корпус генерала
Горчакова — 12 000, 40 батарей
резерв Цесаревича
Константина — 19 700 31 батарея
Всего:
Русских: 61 000, 118 батарей
Пруссаков: 29 300, 50 батарей

Численность французов в генеральном сражении 8 мая 1813 года.

Гвардия — 20 000, 24 батареи
3-й корпус маршала
Нея — 27 000, 70 батарей
4-й корпус генерала
Бертрана 15 000, 32 батареи
5-й корпус генерала
Лористона — 17 000, 42 батареи
6-й корпус маршала
Мармона —15 000, 26 батарей
7-й корпус генерала
Ренье — 13 000, 18 батарей
11-й корпус маршала
Макдональда — 12 000, 24 батареи
12-й корпус маршала
Удино — 24 000, 34 батареи
1 кавалерийский корпус генерала
Латур-Мобура — 5 000
Всего: 148 000, 270 батарей.

8 мая 1813 года началось второе генеральное сражение, от исхода которого теперь зависит многое, если не всё...

В >>следующей статье<<, дорогие мои, мы продолжим.