20 465 subscribers

15 июня — 30 июня 1813 года. Обстановка накаляется. Австрия и Дания вступают в Большую войну. Пражский Когресс. Что решили.

3,3k full reads
4,2k story viewsUnique page visitors
3,3k read the story to the endThat's 81% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

В >>предыдущей статье<<, господа, мы с вами подробно рассмотрели реорганизацию русской армии за рекордных два месяца: июнь — июль 1813 года. Рассмотрели с какими проблемами пришлось столкнуться и что было сделано. Тем не менее, мы пришли к выводу, что поставленная перед Барклаем-де-Толли, — главнокомандующим русской армии в Европе, задача была выполнена: порядок наведён, огромная армия, не уступающая Наполеону, собрана. И мы продолжаем.

Итак, конкретные цифры новой собранной армии мы с вами привели в предыдущей статье, ссылка выше.

Но в июне происходит очень важное событие, а именно Австрия, наконец-то, вступает в войну и присоединяется к антифранцузской коалиции.

Ещё ранее в войну вступила Дания, «обидевшись» на Англию и Швецию, которые сговорились оккупировать Норвегию. Дании это не понравилось и она вступает в войну на стороне Наполеона.

Австрия играет в этой войне более интересную и очень важную роль. Австрийский двор с самого начала, ещё при экспансии Наполеона в Европу, занял жёсткую антифранцузскую позицию, но после трёх поражений от Франции в 1799, в 1805 году и 1809 году присмирел и вошёл в состав вассалов Наполеона.

Австрийский император Франц выдаёт свою дочь за самого Наполеона, подписывает союзный договор и на правах союзника Франции, а фактически вассала, участвует в войне против России в 1812 году.

Но обиду к Наполеону австрийцы затаили...

В войне против России участвовали «так себе», для галочки, а при первой же возможности и вовсе вышли из войны и объявили о нейтралитете.

А далее начинается твориться что-то странное. Австрийские дипломаты начинают «мутить воду» и «пудрить мозги» как Наполеону, так и союзникам. Наполеон говорил: «австрийские дипломаты пытаются ловить рыбу в мутной воде».

Меттерних, — министр иностранных дел Австрии, «поёт» Наполеону так сладко, что союзный договор между Францией и Австрией остаётся в силе и...

«Никогда мы не откажемся от союза с Францией и всегда будем заботиться о династии Наполеонов как о своей собственной».

Союзникам в лице монархов России и Пруссии австрийские дипломаты ещё слаще поют, что австрийская империя готова вступить в войну против Наполеона, для этого уже собираем армию.

Одним словом, господа, австрийский двор выбирает нейтральную позицию и в войну вступать вовсе не собирается. Цель, однако, очень хитрая. Не испачкав своих рук в крови, при первом удобном случае выступить в качестве миротворца и замирить противников. Очень удобно: и воевать не надо и получить очки на мировой арене, прослыв миротворцем в столь великой войне.

Что и произошло. Австрия добивается своего, помирив Францию и союзников. Австрия здесь как бы сразу оказывается на ступеньку выше и Франции и России и Пруссии: шутка ли помирить таких противников.

Однако австрийские дипломаты не учли важнейший момент. Перед нами не какой-то локальный конфликт, здесь война на уничтожение, война мирового масштаба и победителем может быть только одна сторона.

Здесь прямо по классике, помните художественный фильм «Горец»: «В живых останется только один!».

Однако давление на Австрию продолжается с обеих сторон. Все понимают, что мир не долог и война обязательно продолжится, а чью сторону займёшь ты?

Надо заметить, что народ в Австрии занимает принципиально жёсткую позицию против Франции и на стороне союзников. А император не хочет воевать и понятно: три раза уже «получил люлей», его дочь замужем за Наполеоном и расходы кому нести, — ему, конечно, и государству: война очень дорогое удовольствие.

Но долго юлить и притворяться, мол, «мы здесь не при чём» тоже невозможно: общественность требует от власти реванша за поражения и начала войны против Франции. И союзники ставят вопрос ребром: вы, уважаемый, с нами или с Наполеоном, вы уже определитесь, наконец.

А тут ещё Англия давит на Австрию. Дошло до того, что Англия намекает, что может провести государственный переворот в Вене. Санкт-Петербург-то и убийство Павла I все прекрасно помнят.

Короче говоря, под нажимом всех этих обстоятельств, Австрия, наконец, 15 июня 1813 года в городе Рейхенбах подписывает союзную конвенцию с Россией и Пруссией. Вроде бы всё, Австрия в состоянии войны против Наполеона, ан нет. И здесь австрийские дипломаты извернулись словно скользкие угри. Они настояли на том, чтобы в документе союзного договора имел место быть маленький пунктик, по которому, Австрия вступает в войну только в том случае, если Наполеон откажется от некоторых условий, каких?

А вот таких:

1. Ликвидация Герцогства Варшавского.
2. Расширение
Пруссии за счёт земель данного Герцогства.
3. Возврат
Австрии иллирийских провинций. (На побережье Адриатического моря).
4. Восстановление независимости ганзейских городов, по крайней мере
Гамбурга и Любека.

Кроме того, венский кабинет обещает поддержать ещё два требования России и Пруссии:
1. Отказ
Франции от протектората над Рейнским союзом и его последующий роспуск.
2. Восстановление
Пруссии в границах до 1805 года.

Союзники понимают, что Наполеон не пойдёт на эти требования и тогда Австрия вступает в войну. Но Австрия «до последнего» надеется, что Наполеон окажется умнее, согласится на эти условия и в войну вступать не придётся.

Именно с этой целью, — уговорить Наполеона согласиться на условия, Меттерних, — министр иностранных дел Австрии, едет в Дрезден, в ставку Наполеона.

Наполеон всё ещё полагает, что Австрия его союзница. Он ещё не знает о том, что Австрия уже по факту на другой стороне. А Меттерних искренне верит, что Наполеона ещё можно убедить принять вышеназванные условия.

Наполеон неторопливо ходит по кабинету, как будто меряя его шагами. Со спокойным выражением лица он выслушал Меттерниха, не проронив ни слова.

Затем Наполеон останавливается, поворачивается к Меттерниху, поднимает тяжёлый взгляд и произносит:

— Дорогой мой Клеменс. Ваши государи, рождённые на троне, не могут понять чувств, которые меня воодушевляют. Они возвращаются побежденными в свои столицы, и для них это все равно. А я — солдат, мне нужна честь, слава, я не могу показаться униженным перед моим народом. Мне нужно оставаться великим, славным, возбуждающим восхищение!

В итоге Наполеон отказался, но хитрый Меттерних сумел убедить Наполеона созвать мирный Конгресс, на котором все стороны обсудили бы интересующие их вопросы и, возможно, пришли к какому-то результату. К тому же Наполеон понимает, что ему ещё нужно время для окончательного формирования новой Великой Армии. Хотя бы месяц. Вероятно поэтому Наполеон соглашается на мирный Конгресс: чтобы потянуть время.

Также было договорено, что перемирие продлится до окончания мирного Конгресса, а именно до начала августа 1813 года.

Конгресс решено было провести в Праге 30 июня 1813 года, на котором представители России, Франции, Пруссии и Австрии должны были решить, что делать далее: продолжать войну до победного конца или закончить, наконец, войну и заключить долгожданный мир.

Австрийские солдаты времён Наполеона в атаке. Слева мы видим гренадеров, справа линейных пехотинцев.
Австрийские солдаты времён Наполеона в атаке. Слева мы видим гренадеров, справа линейных пехотинцев.
Австрийские солдаты времён Наполеона в атаке. Слева мы видим гренадеров, справа линейных пехотинцев.

1 — всадник лёгкой кавалерии.  
2 — драгун.
3 — кирасир.
1 — всадник лёгкой кавалерии. 2 — драгун. 3 — кирасир.
1 — всадник лёгкой кавалерии. 2 — драгун. 3 — кирасир.

1 и 2 — гусары. 
3 — полевой доктор.
1 и 2 — гусары. 3 — полевой доктор.
1 и 2 — гусары. 3 — полевой доктор.

1 — лёгкий драгун. 
2 — драгун.
3 — егерь.
1 — лёгкий драгун. 2 — драгун. 3 — егерь.
1 — лёгкий драгун. 2 — драгун. 3 — егерь.

Что было дальше, мы с вами, дорогие мои, рассмотрим в >>следующей статье<<.