20 410 subscribers

30 июня — 1 августа 1813 года. Конец перемирия. Австрия объявляет войну Франции. 1,2 миллиона солдат ждут приказа о наступлении.

3,7k full reads
4,5k story viewsUnique page visitors
3,7k read the story to the endThat's 82% of the total page views
3 minutes — average reading time

В >>предыдущей статье<<, господа, мы с вами подробно рассмотрели позицию Австрии, которая никак не желает ввязываться в войну и к каким хитростям прибегает Венский Двор, чтобы избежать войны. Остановились мы на созыве Пражского мирного Конгресса, который должен начаться 30 июня 1813 года. И мы продолжаем.

Итак, 30 июня 1813 года в Праге, как и было договорено, открывается Конгресс. Дипломаты России, Пруссии, Австрии прибыли вовремя.
Представители
Франции должны прибыть 5 июля.
Ну что же, ждём и надеемся на успех переговоров.

Но что такое? Представителя Франции нет ни 5 июля, ни 6 июля.
Не появился он ни 7-го, ни 8-го.

Руководства России и Пруссии всерьёз обеспокоились и расценили отсутствие наполеоновского представителя на Конгрессе как угрозу. В генеральном штабе России забеспокоились и тут же приказали привести войска в полную боевую готовность, ожидая внезапного нападения французов.

Вскоре приходит известие: французский дипломат прибудет на Конгресс, но он задерживается и перемирие нарушено не будет до конца июля, как и было оговорено ранее.

Хорошо, ждём французского дипломата. Прибыть от Франции должен Арман-Огюстен-Луи де Коленкур, — доверенное лицо Наполеона. Коленкур дивизионный генерал, дипломат, участвовал в походе в Россию. Наполеон ему всецело доверяет.

Коленкур застрял где-то не просто так, а по прямому указанию Наполеона, с единственной целью потянуть время как можно дольше. Сейчас у Наполеона каждый день на счету, ведь он собирает огромную армию, не менее той, что 12 июня 1812 года вторглась в Россию.

И даже когда, наконец, Коленкур прибывает 16 июля 1813 года на Конгресс в Прагу, он имеет цель и здесь тянуть время как можно дольше.

Австрия, в лице министра иностранных дел Клеменса Меттерниха, сходу начинает давить, выдвигая Франции, в лице Коленкура, требования, а именно:

1) восстановление Пруссии в её размерах до 1806 года за счет немецких земель (Россия это «гарантировала определенно», Александр Павлович назвал это условие базовым);
2) восстановление
Австрии в границах до 1806 года;
3) роспуск
Рейнского союза, оккупированные Францией северо-германские земли получают свободу;
4)
роспуск герцогства Варшавского и раздел его территорий;
5) отделение Голландии от
Франции;
6) восстановление на испанском троне старой династии;
7)
Италия целиком должна быть избавлена от французского влияния.

Здесь нужно внести некоторую ясность. Мы с вами привыкли, что главы государств собираются за круглым столом и обсуждают поставленные перед ними вопросы. В Праге представители стран не собирались за общим столом, а лишь встречались по парам и обсуждали вопросы с глазу на глаз. Никаких пресс-конференций и встреч с журналистами в то время не было и быть не могло. Решали вопросы тет-а-тет, и решения оставались в тайне.

А вот с Коленкуром нужно было ещё добиться встречи. А он встреч избегает, ответов не даёт и вообще непонятно что происходит.

Как писали представители союзников:

«...до конца перемирия остаётся пятьдесят два часа, а мы совершенно не знаем позицию французской стороны...».

Однако Наполеон дал Коленкуру строгий приказ: склонить Австрию на сторону Франции. Но требования Австрии к Наполеону оказались неприемлемыми.

Однако французский император ответ всё же даёт: он согласился уступить Варшавское герцогство, вернуть Иллирию Австрии... и всё!

Стороны не пришли к согласию и Пражский Конгресс был закрыт.
Меттерних, — министр иностранных дел Австрии объявил, что им сделано всё, что в его силах для достижения мира, но признал неудачу своей мирной посреднической миссии.

31 июля 1813 года Меттерних присылает послу Франции в Вене Луи Мари Нарбонну ноту, в которой Австрия объявляет войну Франции.

А вот это уже никак не устраивает Наполеона. Союзники вместе с Австрией теперь имеют численный перевес в войсках и силы становятся неравными, не в пользу Наполеона.

Здесь-то Наполеон забеспокоился и 8 августа 1813 года предлагает Австрийскому Двору возбудить новый мирный Конгресс, на которым Австрия выступила бы вновь посредником.

Возможно, Наполеон хитрит и попытается ещё более оттянуть время и собрать ещё большую армию.

Тем не менее, австрийская сторона отвечает, что мы должны ознакомить с предложением своих союзников. На этом всё закончилось — ответа от России и Пруссии не последовало.

В итоге к армии союзников со стороны Австрии присоединились 130 000 бойцов и 258 орудий. Кроме того, к союзникам присоединилась Швеция.

Так мог выглядеть шведский пехотинец в 1813 году.
Так мог выглядеть шведский пехотинец в 1813 году.
Так мог выглядеть шведский пехотинец в 1813 году.

Общее число союзных войск, включая резервы и войска занятые на осадах крепостей, составило 740 000 бойцов и более 1900 орудий.

Невиданная ранее армия. Просто умопомрачительные цифры по тем временам. А Наполеон сумел собрать около 550 000 бойцов и 1200 орудий.

Стороны готовятся «к сражению Судного Дня», доселе невиданному.

Более миллиона бойцов с тревогой в груди ожидают ещё более страшных и кровопролитных сражений.

Австрийская линейная пехота в 1813 году.
Австрийская линейная пехота в 1813 году.
Австрийская линейная пехота в 1813 году.

Австрийская пехота в атаке.
Австрийская пехота в атаке.
Австрийская пехота в атаке.

А что было далее, мы с вами, дорогие мои, узнаем в >>следующей статье<<.