21,8K subscribers

Царь Пётр в Кёнигсберге. Шпионы следят за каждым шагом. Кто добыл информацию о встрече Петра с курфюрстом Бранденбурга?

556 full reads

В предыдущей статье, дамы и господа, мы с вами подробно описали, как царь Пётр Алексеевич инкогнито прибывает в «Кюнинсбург», так назвал этот город сам Пётр, и подробно осветили работу уже известного нам агента Рейера. И мы продолжаем с вами очень внимательно следить за стремительно развивающимися событиями.

*

Царь Пётр в Кёнигсберге. Шпионы следят за каждым шагом. Кто добыл информацию о встрече Петра с курфюрстом Бранденбурга?

*

Итак, царь Пётр Алексеевич прибыл в Кёнигсберг, естественно инкогнито, под именем простого волонтёра «Петра Михайлова», хотя на Западе уже знают, что в составе посольства присутствует сам царь. Приближение Великого посольства к границам Пруссии ставит перед правительством Бранденбурга, а как мы знаем, Пруссия в 1697 года это одно государство с Маркграфством Бранденбург, ряд задач.

Неизвестно проследует ли посольство проездом через земли Пруссии и Бранденбурга или прямиком направится во дворец курфюрста. Заранее договорено об этом не было, поэтому агенты Бранденбурга стараются собрать как можно больше информации о посольстве и о его целях. Об агенте Рейере мы с вами как раз говорили в предыдущей статье.

*

Итак, 7 мая 1697 года корабль с царём Петром Алексеевичем прибывает в Кёнигсберг, но само Великое посольство ещё в пути, так как двигается по суше через Речь Посполитую.

В Кёнигсберге Пётр Алексеевич поселяется как простой волонтёр вместе с другими волонтёрами в двух домах на Книпгофской Долгой улице. Курфюрст Бранденбурга Фридрих-Вильгельм III, он же герцог прусский, немедленно отправляет к волонтёрам своего агента Бессера с интересным указанием, а именно не нарушать инкогнито царя, но оказать ему всевозможные знаки внимания. Фридрих-Вильгельм III предложил Петру свою кухню и погреб, то есть еду и вино, а также серебряную посуду. Кроме того, к Петру прикрепили ещё одного агента, некоего «Принца», скорее это фамилия. Принц должен находиться при Петре и любезно исполнять все его прихоти, одновременно, конечно же, следить и узнавать всё, что поручено. Петру, однако, этот Принц понравился и когда стало ясно, что никакой тайны в прибытии Петра нет, царь соглашается на встречу с курфюрстом. Встреча должна состояться в секретной обстановке во дворце курфюрста.

За Петром Алексеевичем внимательно следит ещё один агент, — некто Геемс, это человек самого императора Священной Римской империи, — Леопольда. Геемс это уже серьёзный малый. Этот «землю носом роет», — профессионал. Следит за каждым шагом Петра, при этом, конечно, оставаясь «в тени». Встреча Петра Алексеевича и курфюрста бранденбургского назначена на 9 мая 1697 года в районе 22 часов. Друзья мои, давайте сделаем с вами вот как. Курфюрста бранденбургского будем с вами называть герцог Пруссии. Это намного удобнее, уж больно нашему уху непривычно и сложно воспринимать выражение «курфюрст бранденбургский», белиберда какая-то, не правда ли, а герцог Пруссии — совсем другое дело. Итак, договорились, Фридрих-Вильгельм III это по-нашему, по-простому, — герцог Пруссии (или герцог прусский).

*

Итак, Пётр Алексеевич отправляется на встречу с герцогом Пруссии Фридрихом-Вильгельмом III. Ищейка Геемс, словно тень, следит за каждым шагом Петра, «вынюхивает». Как он позже запишет в своём докладе, в 22 часа Пётр вышел из задней двери апартаментов, где он остановился, сел в заранее поданную карету и был доставлен во дворец герцога, затем проведён по малой лестнице до внутренних покоев, где царя встретил сам герцог. Агент Геемс отмечает, что герцог обнял царя, после чего оба имели беседу на голландском языке. Пили венгерское вино. Встреча продолжалась почти полтора часа, затем Пётр покинул дворец и вернулся домой.

*

Также нам известно, что в Кёнигсберге работают некие венецианские тайные агенты, которые также следят за Петром Алексеевичем. Будьте уверены, друзья мои, царя сопровождают шпионы, наверное, с полмира. Прямо по классике:

«...шпионы здесь...шпионы там...»

«Утюг включишь, господа, там шпион».

Так вот, венецианские шпионы докладывают в Вену, — венецианскому послу господину Рудзини, что царь прибыл в Кёнигсберг со свитой из 20 московитов. 8 мая царь держался инкогнито, стараясь не выдавать себя, хотя другие относились к нему с почтением. 9 мая, продолжают венецианцы, Пётр сам попросил аудиенции у Фридриха-Вильгельма III и вечером отправился во дворец в сопровождении трёх господ и одного переводчика на карете частного лица. Царь и герцог при встрече обнялись и имели беседу полтора часа, пили венгерское вино.

Мы видим практически идентичные доклады. То есть шпионы совершенно разных государств имеют идентичные подробные сведения, причём ни Геемса, ни венецианцев, естественно во дворец не пустили, но и те и другие прекрасно знают, что происходило во дворце. Значит информацию кто-то «слил». Но кто? Это может быть кто-то из дворца или из свиты Петра.

Мы имеем донесение ещё одного шпиона. Он сообщает, что царь Пётр и герцог Пруссии беседовали о кораблях. Царь Пётр говорил, что его интересуют большие корабли и благодарил за присланных ему бомбардиров. Герцог поинтересовался, хорошо ли царь устроился в Кёнигсберге, нужно ли чего, на что Пётр ответил, «я не забочусь о еде и питие, слово дороже всего этого». Далее агент сообщает, что герцог изъявил желание посетить Москву, на что Пётр высказался очень доброжелательно и пригласил герцога в Россию. Затем выпили за тех, кто сейчас «с большим пылом» сражается против турок. После чего царь Пётр покинул дворец.

Агент Геемс однако, продолжает доклад. 10 мая 1697 года, — пишет он, то есть на следующий день после визита Петра во дворец, герцог сам изъявил желание навестить Петра, но эту встречу отменили, потому что могли возникнуть ненужные вопросы, к кому мог приезжать герцог, ведь официально царь Петр — простой волонтёр. Далее Геемс сообщает, что Пётр Алексеевич собирается пробыть в Кёнигсберге несколько дней, во всяком случае до приезда Великого посольства (как мы помним, Великое посольство едет сухопутным путём и сейчас находится на пути в Кёнигсберг).

Геесмс так же докладывает, что ему ничего не известно, отправится ли царь Пётр к императору (Священной Римской империи), хотя царь питает к императору Леопольду «особую симпатию», однако «не расположен к французам и туркам».

*

Далее венецианские агенты пишут, что 12 мая 1697 года Пётр Алексеевич посетил загородный замок. При этом венецианцам удалось перехватить некое тайное письмо человека из свиты царя...

Дорогие мои, дальше начинается самое интересное, и в следующей статье мы с вами узнаем, что же будет дальше. Вы так же можете поблагодарить автора с помощью Яндекса:

>А вот и продолжение<, дорогие мои.