20 682 subscribers

Июнь 1813 года. Срочные шаги по реорганизации русской армии. Что удалось сделать. Численность войск к концу перемирия.

3,2k full reads
4k story viewsUnique page visitors
3,2k read the story to the endThat's 82% of the total page views
5,5 minutes — average reading time

В >>предыдущей статье<<, господа, мы с вами подробно рассмотрели событие, кардинально изменившее всю кампанию 1813 года, а именно подписание перемирия 23 мая 1813 года между войсками Франции с одной стороны, и войсками союзников: России и Пруссии, с другой.
Инициатором и посредником мирного процесса выступила
Австрия.
Также мы осветили очень важный факт, что в
Париже работает русский шпион Шарль Морис Перигор де Талейран. И мы остановились на том моменте, когда Талейран передаёт в Россию важное сообщение. И мы продолжаем.

Итак, Талейран в строжайшей конспирации передаёт в Россию пакет, в котором предупреждает русский двор, о том, что Наполеон вовсе не желает мира, но думает о будущей войне, ещё более страшной, чем была. Наполеон приказал за полтора — два месяца собрать на европейском театре военных действий огромную армию, сопоставимую с армией вторжения в Россию в 1812 году. А именно более 500 000 солдат и офицеров, включая кавалерию более 40 000 всадников, артиллерию не менее 1200 орудий.

Напомню, примерно такая же армия вторглась в Россию 12 июня 1812 года. И мы помним насколько это была серьёзная армия.

Да, всё очень жёстко. То есть русским за полтора месяца нужно собрать, экипировать и подтянуть в Европу армию не менее 500 000 бойцов, при том, что России так же необходимо постоянно иметь армии в Бессарабии, на Кавказе и в Финляндии.
Только перемещение такой «оравы» в
Европу по российским дорогам представляло собой почти невыполнимую задачу.

Дело в том, что «главный полигон» резервной армии России сформирован в Нижегородской области. По подсчётам военных, только пеший марш солдат из России в Германию займёт 15 недель. А где размещать такую армию и как кормить? Основные базы снабжения в России очень далеко от Германии.

Генерал Барклай-де-Толли, — главнокомандующий русской армией в Европе, докладывает императору Александру Павловичу, что походная казна пуста. Нет денег даже на еду. Из России продовольствие идёт чрезвычайно долго. Армия получает лишь четвёртую часть тех денег, которые ей положены по росписи министерства финансов.

Здесь прямо по классике, господа:

«Где деньги?»

«Какие деньги?»

А вот такие. Барклай пишет, что от голода русскую армию спасло только недавнее прибытие передвижного магазина бывшей Дунайской армии.

В заключении Барклай-де-Толли предлагает усилить бесплатную реквизицию, то есть отъём продовольствия у польских крестьян Герцогства Варшавского, иначе он «не может поручиться за то, что русская армия не столкнется с катастрофическими последствиями, которые роковым образом скажутся на русских солдатах и военных операциях России».


Ситуация очень сложная. Совсем нетрудно представить, что было бы, если бы не спасительное перемирие. Русские войска неминуемо уходят в Россию. А старушка-Европа погружается в ситуацию status quo до вторжения Наполеона в Россию. А что далее, одному Богу известно. Поэтому Барклай словно поймал саму удачу «за хвост» с этим перемирием.

Итак.

Закипела очень сложная работа. Ещё с января 1813 года в соответствии с приказом Барклая-де-Толли создана сеть военных дорог. Она брала свое начало в глубинах Российской империи и тянулась до самой западной границы. По этим дорогам шло перемещение большей части подкреплений, боеприпасов и прочих необходимых вещей, обеспечивавших силу и боеспособность русской армии. Вдоль этих дорог на равном удалении друг от друга были организованы госпитали, а также назначены коменданты городов.

Всех без исключения солдат размещают по квартирам, где они должны хорошо отдохнуть. Кавалерию отправляют в тыл, где заготовлено достаточно фуража.

Власти Пруссии заключают крупные частные подряды на поставку муки и хлеба. Собрано более 4 тысяч телег для обозов.

Александр Павлович наводит порядок в министерстве финансов и улучшает снабжение армии.

Деньги всё-таки нашлись, хотя...

Далее Александр Павлович распорядился, чтобы Герцогство Варшавское поставило:

3 млн. кг муки,
400 тыс. кг зерна,
250 тыс. литров водки,
330 тыс. кг мяса
1 тыс. голов живого скота,
а также большое количество овса для лошадей.

При том, что Герцогство Варшавское уже обобрано до нитки. Уже полгода продовольствие изымается бесплатно. Это никак не способствует интеграции поляков в российское общество. Что сдерживало народ Польши от всеобщего восстания? Только позиция польской аристократии, которая живёт в шоколаде и её абсолютно всё устраивает. Она же сама, — польская аристократия, и выжимает все соки из своего собственного народа.

Далее, Барклай уделяет много внимания идеологической обработке солдат, офицеры «днём и ночью» обрабатывают солдат, что война не проиграна, победа будет за нами, нужно сплотиться, затянут потуже пояса и прочее.

Далее, за время перемирия снабжение армией одеждой и амуницией кардинально улучшилось. Интенданты буквально рыщут по городам, ища бывшие наполеоновские запасы. За укрывательство полагается расстрел, поэтому склады быстро находятся. Кроме того, поставки из России увеличились.

Далее, Барклай приказывает провести инвентаризацию всех ружей и упразднить «разнокалиберность». Выяснилось, что при выписке из госпиталей солдатам выдавалось первое попавшееся ружьё, порой в нерабочем состоянии. Да и в войсках также солдаты вооружены ружьями разного калибра. На поверку многие ружья не стреляют.

Далее, Барклай реорганизует штабное управление и наводит порядок в армии. За первые полгода 1813 года войска так перепутались, что «чёрт ногу сломит». Подразделения полков перемешаны. Приказы порой не доходят до места или идут очень долго, потому что посыльные не знают где в данный момент находится данное подразделение. За время перемирия Барклай на 95% навёл порядок в этой области: укомплектовал полки и дивизии надлежащим образом и навёл порядок в штабах.

Далее, призывной возраст для новых рекрутов повышают до 40 лет, минимальный рост понижают до полутора метров, и на службу принимают мужчин с незначительными физическими отклонениями. Большой спрос на рекрутов означал, что в большом количестве стали призываться женатые и мужчины старших возрастов.
А вот это легло тяжким бременем, конечно, на многие крестьянские семьи, так как служили тогда 25 лет и многие жёны с детьми оставались практически навсегда без отца и мужа, то есть без кормильца.
И в мирное-то время в рекруты шли как на каторгу, а сейчас подавно.

Одно дело воевать за Отечество против иноземцев, а другое за «какую-то» Европу, которая «и даром не нать!». Неграмотному крестьянину абсолютно всё равно до политики в Европе. Крестьянин порой всю свою жизнь дальше своего узда не выезжал. Да и жизнь его никак не изменится от того, кто в Европе главный, Наполеон или ещё кто.
Крестьяне принимали рекрутство терпеливо, как должное, полагая, что «на то Божья воля».
В армии солдата ждала суровая жизнь: офицеры-дворяне били солдат палками за малейшие провинности.

Пища скудная: сухари да крупа. В походе крупу, вместо каши, порой просто засовывали в рот и жевали. Мясо нужно было покупать на своё жалование. Солдаты очень часто болели и умирали от болезней чаще, чем от ран.

О высокой морали в армии говорить не приходится.


Единственная отдушина, — солдат получал статус свободного человека. Через 25 лет он возвращался, если возвращался целым и невредимым, но уже не крепостным, а свободным человеком.

«Проводы новобранца». Художник Илья Репин.
«Проводы новобранца». Художник Илья Репин.

Как мы с вами помним, Наполеон приказывает собрать армию 500 000 бойцов. Зная об этом, Александр Павлович приказывает собрать в Польше 700 000 бойцов! Семьсот тысяч, господа! При всех вышеописанных проблемах. Только представьте, насколько это было сложно.

Многие губернаторы летели со своих постов «со свистом» «за промедление в доставке новых рекрутов». Настолько всё было серьёзно. Не говоря уже о чиновниках более низкого ранга.

При этом по дороге из России в Варшаву на марше умирал каждый двадцатый рекрут. Каждый десятый отставал из-за болезни или истощения.

Ещё большую трудность представляло подготовка кавалерии. Подготовка хорошего кавалериста требовала в то время минимум девять месяцев. В распоряжении Барклая было лишь два. Благо, лошадей по всей России оказалось на удивление много.

Далее, Барклай приказывает укомплектовать армию молодыми офицерами. А где их взять? Офицерами могут быть только дворяне, а те не бесконечны. Казалось бы, набери ты лучших солдат, выучи на офицеров. Ан нет. Низя...
Крестьянин-солдат не может быть офицером в принципе, невозможно. Чтобы какой-то там сын пастуха стал на равных с сыном дворянина. Да ни в жизнь. Вот такие порядки были и сейчас это в голове не укладывается.
В итоге набрали юнцов дворян и быстренько сделали из них офицеров.
Сколько погубит такой юнец солдат, остаётся лишь догадываться.

Тем не менее, за два месяца проведена огромная, кропотливая, серьёзная работа по укреплению русской армии, в которую включились все: от крестьянина до главнокомандующего.

К концу перемирия русская армия представляла собой очень грозную силу: 350 000 бойцов и более 1000 орудий.

И это только русская армия. Пруссаки также собрали 170 000 бойцов и 380 орудий.

По сути дела русское командование поставленную задачу выполнило, собрав армию не меньшую, чем у Наполеона.

Но вдруг произошло очень интересное и важное событие, которое в одночасье перемешало «все карты на столах» как русских, так и французов.

В >>следующей статье<<, дорогие мои, мы продолжим.