20 483 subscribers

Малоизвестные сражения Отечественной войны 1812 года. Разгром Палена и Чичагова. Сражение за мост через Березину 11 ноября.

4,9k full reads
5,9k story viewsUnique page visitors
4,9k read the story to the endThat's 83% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

В >>прошлой статье<<, господа, мы с вами подробно рассмотрели захват русским корпусом Ламберта Карл Осиповича стратегически важного города Борисов, а так же переправы через Березину и разгром дивизии польского генерала Домбровского. И мы продолжаем подробно изучать интереснейшую тему «Отечественная война 1812 года».

Итак, 9 ноября 1812 года русский авангардный корпус Ламберта в жесточайшем сражении берёт-таки город Борисов.
10 ноября в Борисов входят основные силы 3-й русской армии Чичагова Павла Висильевича и, самое главное, — русские берут под надёжный контроль переправу через реку Березина. Теперь дорога на Минск для Наполеона закрыта. Чичагову остаётся только блокировать все переправы через Березину на расстоянии 50-60 км вверх и вниз по реке и всё — Наполеон в мышеловке. Мечта императора России Александра I взять Наполеона в плен начинает обретать реальные очертания.

Расположение русских и французских войск к 10 ноября 1812 года.
Расположение русских и французских войск к 10 ноября 1812 года.
Расположение русских и французских войск к 10 ноября 1812 года.

Более подробная карта на 10 ноября 1812 года.
Более подробная карта на 10 ноября 1812 года.
Более подробная карта на 10 ноября 1812 года.

Но с этого момента всё вдруг пошло не так, как предполагали русские.

Как видно из карт-схем выше, Чичагов направляет один отряд перекрыть переправы к северу и один отряд к югу. «Северный отряд» совершает грубейшую и непростительную ошибку, не разрушив гать (дорогу через болота) на Вильно.

Сам Чичагов, видимо решив, что его армии уже ничего не угрожает, переправляется на восточный берег Березины.

Ламберт был серьёзно ранен в результате вчерашнего, очень кровавого сражения, поэтому во главе своего авангарда Чичагов ставит нового командира — генерала от кавалерии Палена Павла Петровича.

Разведка Чичагова работает из рук вон плохо, лишь смутно представляя текущую обстановку и расположение войск как русских, так и противника. Чичагов почему-то решает, что русский корпус Витгенштейна разбил и Виктора и Удино и те отступают, можно сказать, бегут.

Поэтому Чичагов, чувствую себя в полной безопасности, отправляет корпус Палена выдвигаться навстречу Витгенштейну и Кутузову и брать, тем самым, остатки войск Наполеона в клещи.

11 ноября 1812 года корпус Палена (3000 бойцов) в полном неведении, походной колонной, выдвигается на восток по Смоленской дороге.

А в это время навстречу Палену движется десятитысячный 2-й французский армейский корпус маршала Николя Шарль Удино. Видимо разведка Удино работала лучше, так как он знал, что навстречу движутся русские, поэтому у местечка Лошницы Удино организовывает засаду.

Здесь прямо по классике:

«Засада! Настоящая?!»
«К сожалению, да».

В полдень 11 ноября картечные залпы французской артиллерии возвещают о том, что Пален в походной колонне попадает в засаду, расставленную идеально, на «пять с плюсом».

Разгром Палена у местечка Лошница 11 ноября 1812 года.
Разгром Палена у местечка Лошница 11 ноября 1812 года.
Разгром Палена у местечка Лошница 11 ноября 1812 года.

По флангам русской колонны сплошные леса, нет места для развёртывания боевых порядков. Французские кирасиры, размахивая палашами, тяжёлым ударом сминают русские колонны и гонят их пару километров, где упираются в основные силы Палена.

Так могла выглядеть атака французских кирасир. Случайное изображение.
Так могла выглядеть атака французских кирасир. Случайное изображение.
Так могла выглядеть атака французских кирасир. Случайное изображение.

Так могли выглядеть французские кирасиры в 1812 году.
Так могли выглядеть французские кирасиры в 1812 году.
Так могли выглядеть французские кирасиры в 1812 году.

Пален отправляет донесение Чичагову, что столкнулся с неприятелем и ведёт бой.

Русская артиллерия сразу развернулась и умчалась, русские пехотинцы выдавлены в лес и только русские гусары ринулись в контратаку.
Но
гусары, как мы знаем с вами, это лёгкая кавалерия, а кирасиры — тяжёлая. В прямом столкновении, как и следовало ожидать, гусары были опрокинуты. Паника овладела русскими солдатами, которые пустились в рассыпную. Произошла полная дезорганизация корпуса.

Теперь уже вся французская кавалерия перешла в атаку, а за ними и пехота, артиллерия даже снялась с места и пошла вперёд. Наступление французов было полным и обескураживающим. Остатки польских дивизий, разгромленных в Борисове, присоединились к французам. Что происходило дальше, можно описать только в страшном сне или в страшной сказке. Французы и поляки рубили бегущих русских до самого Борисова. В городе началась паника.

«Около часу я был удивлён, увидев необычную суматоху в городе, узнал о беспорядочном бегстве авангарда и поспешил к мосту, где произошло такое замешательство, какого я никогда не видел»
(английский представитель при 3-й русской армии лорд Тирконнел).

К 14 часам французы и поляки врываются в Борисов.
К 14 часам французы и поляки врываются в Борисов.
К 14 часам французы и поляки врываются в Борисов.
«[Я] поскакал на угрожаемый пункт и только что занялся размещением войск и артиллерии, как представилась мне из леса, находящегося у самого города, толпа – смесь пехоты, конницы и артиллерии, бегущей в беспорядке от неприятеля, поражающего её по пятам...»
(командир 18-й пехотной дивизии генерал-майор князя Щербатов).

В сложившейся обстановке полнейшей неразберихи, вся 3-я армия Чичагова, находившаяся в это время в Борисове, бросив обоз и всё, что можно бросить, оставив раненных в госпиталях, устремилась в беспорядке на западный берег Березины. Сам Чичагов едва успел уйти.

«...Полный разгром, понесенный только что русским авангардом, внёс большую растерянность в армию Чичагова, поэтому на берегу, занятом этой армией, царила большая паника. Мы видели там массы беглецов, уходившие прочь из города…»
(капитан 23 конно-егерского полка Жан Марбо).

Ошалевшие от такой удачи французы, спешились со своих коней и «на плечах» русских стали переправляться на другой (западный) берег Березины.

«...Я приказал взводам, которые должны были первыми выйти на правый берег, захватить соседние с мостом дома, чтобы овладев обоими концами моста, мы смогли защитить его до подхода нашей пехоты и таким образом обеспечить французской армии переправу через Березину...»
(капитан 23 конно-егерского полка Жан Марбо).

И здесь за мост через Березину началось настоящее грандиозное сражение. Мост обстреливала русская артиллерия, его поджигали, тушили и вновь поджигали и вновь тушили. Непосредственно на самом мосту русские и французы остервенело рубились врукопашную с переходящим успехом. Мост покрылся трупами и кровь стекала с моста в реку. Творилось что-то невообразимое. Наверное сам господь Бог, смотря на это, плакал.
Подоспевшие русские гренадеры, однако, стали забрасывать мост гранатами и он загорелся, сначала то тут то там. Но вскоре пламя стало уже не потушить. Неприятели вынуждены были разойтись по противоположным берегам. Восточный берег
Березины и весь город Борисов остался за французами маршала Удино. Западный берег остался за 3-й русской армией Чичагова.

Несмотря на столь серьёзное поражение и потерю города Борисов, с таким огромным трудом завоёванным русскими накануне (об этом вы подробно можете почитать в прошлой статье), русские продолжали контролировать переправы через Березину на значительном расстоянии, а значит дорога на Минск для Наполеона была фактически заблокирована. Инициатива продолжала оставаться на русской стороне.

13 ноября 1812 года Наполеон со всем своим штабом входит в Борисов. Поздно вечером в штаб прибывает курьер с важным донесением.

На сегодня пока всё. В >>следующей статье<<, дорогие мои, мы продолжим.