20 465 subscribers

Мы продолжаем рассматривать тему «Отечественная война 1812 года» и сегодня разберём самое результативное сражение кампании.

10k full reads
12k story viewsUnique page visitors
10k read the story to the endThat's 79% of the total page views
5 minutes — average reading time

В прошлой статье, господа, мы разобрали как русский корпус Пётр Христианович Витгенштейна Дамокловым мечом навис угрозой окружения всей отступающей армии Наполеона, попытке французского корпуса Клод-Виктор Перрена (Виктора) опрокинуть русских и что из этого вышло. И мы с вами продолжаем подробно разбирать интереснейшую тему «Отечественная война 1812 года».

В то время как Наполеон находился в Смоленске с 27 октября по 2 ноября 1812 года, произошло удивительно успешное для русских сражение за всю кампанию 1812 года в России. Давайте же его рассмотрим.

В середине октября, когда Наполеон ещё в районе Дорогобужа и направляется к Смоленску, начинаются жестокие бои за город Ельню.

В Ельне засело «до 4 тысяч с 20 орудиями за укреплениями неприятелей».

Основная армия русских была ещё относительно далеко, за Ельню сражался русский авангард. В жестоких боях русские то наступали, то отступали. Французы даже вышли из города, чтобы окружить и уничтожить русский авангард, но закончилась эта затея для них неудачно. Французский генерал писал: «солдаты наши приходят легко в страх перед казаками, которые ведут войну на манер мамелюков: окружают войска, испуская дикие крики...»

Не сумев разгромить русских, французы возвращаются в Ельню и занимают там оборону, а русские берут город в осаду.
21 и 22 октября русские докладывают «
неприятель сидел смирно».

А французский генерал пишет: «Жизнь наша, как передового войска: спим на соломе, за два часа до рассвета уже на ногах, частенько не слезаем с лошади по 16 часов кряду, сапог никогда не снимаем, по ночам нас то и дело будят; питаемся скверно: без вина, все на черном ржаном хлебе, и пьем отвратительную воду…»

24 октября, не выдержав осады, французы сжигают в Ельне всё, что смогли сжечь и начинают отступление к Смоленску. Русские преследуют неприятеля.

«...казачьи команды преследовали неприятеля, успели истребить онаго до 250 чел. и взять в плен 30 чел.».

Французская дивизия Барагэ д’Илльера отступила в направлении Смоленска и заняла позиции в населённых пунктах Долгомостье (сам Барагэ д’Илльер с основными силами), Ляхово (генерал Ожеро со 1100 человек и несколько эскадронов).

Карта-схема отступления французов из-под Ельни к Смоленску 24 октября 1812 года.
Карта-схема отступления французов из-под Ельни к Смоленску 24 октября 1812 года.
Карта-схема отступления французов из-под Ельни к Смоленску 24 октября 1812 года.

Основная русская армия находится в это время в районе Вязьмы, а это более 100 км от Ельни. Тем не менее Наполеон приказывает Барагэ д’Илльеру отступить к Смоленску в случае подхода превосходящих сил противника.

Да, основная армия русских сейчас далеко, но в этом районе оперируют так называемые «летучие» или мобильные отряды легкой кавалерии, — партизаны, которые уходили далеко вперёд основной армии и действовали самостоятельно, порой в глубоком тылу противника.

Так, целых четыре отряда легкой кавалерии, объединившись, решают атаковать французов в Ляхово. Одновременно перекрыв дорогу на Долгомостье, то есть блокировав Ляхово с трёх сторон.

«Всё готово, с Богом! Пошли ребята!» И вот русская кавалерия словно на крыльях ветра врывается в деревню.

Генерал Ожеро в это время удобно устроившись возле жарко протопленной русской печки, пьёт чай и ведёт неспешную беседу с подчинёнными. Внезапно в избу врывается адъютант с широко раскрытыми глазами. Его глаза по размеру, что колёса от телеги.

— Русские!
— С какого направления? Какими силами? — пытается понять генерал, — докладывайте, — но адъютант мечется между окном и дверью и не может ничего толком объяснить.
— Легкая кавалерия, числом не весть каким.

Генерал Ожеро ошибочно решает, что на него напали превосходящие силы русских, приказывает немедленно малыми силами организовать заслон в самой деревне, основными же силами прорываться к Долгомостью.

Синим цветом позиции и удары русских, красным — контратака и отступление французов.
Синим цветом позиции и удары русских, красным — контратака и отступление французов.
Синим цветом позиции и удары русских, красным — контратака и отступление французов.

Однако прорыв французов не удался и они вернулись в Ляхово.

Тем временем русские успевают подкатить к деревне артиллерию и открывают огонь по деревне с севера. Русские диверсанты поджигают несколько домов в деревне.

Что делать? Русские обложили со всех сторон.
— Занимать оборону в домах! Стрелять без приказа — отдаёт указание Ожеро и французы как селёдка набиваются в избы и начинают вести беспорядочную стрельбу из окон.

А в это время в Долгомостье находится сам Барагэ д’Илльер с основными силами и разведка приносит ему неутешительные вести «Ляхово окружено русскими, идёт бой».

Барагэ д’Илльер отправляет 2000 кирасир на помощь Ожеро, кирасиры с ходу опрокидывают казаков, что стояли в заслоне на дороге из Долгомостья в Ляхово и мчатся к русским позициям.

— Кирасиры по фронту, встать в карэ! — звучит команда и русские пехотинцы перекрывают дорогу, ощетинившись штыками.

Французские кирасиры переходят на галоп. Русские стоят как каменные...

— Пли! — раздаётся команда. Русская пехота залпом сшибает с дюжину-другую всадников. Но французы несутся как ошалелые и кажется их уже ничем не остановить.

— Стоять, ребята! — надрывается командир, — стрелять без приказа!

Русские лихорадочно перезаряжают ружья...

И тут раздаётся ужасающий вой русской артиллерии. Залп картечи с фланга буквально сметает сотню, а то и больше вражеских кирасир. Кровавая куча падает под ноги несущимся следом коням, начинается какое-то безумие. Лошади мечутся из стороны в сторону, обезумевше ржут. Некоторые лошади, достигая русских карэ, сбрасывают всадников, другие разворачиваются, несутся прочь. Творится что-то невообразимое. И вот звучит повторный залп картечи. Ещё сотня тел коней и людей падают на землю, извиваясь от боли. Земля уже красна от крови и перемешана копытами в буро-грязное месиво.

— Retraitons! retraitons! — надрывается французский офицер и над всем этим безумием звучит протяжный трубный звук — «Отступление».

Французы бросаются прочь... На поле боя сотни тел ещё живых лошадей и людей.

Синим обозначены позиции русских, красным — позиции французов. Красными стрелками — атака и отступление французских кирасир.
Синим обозначены позиции русских, красным — позиции французов. Красными стрелками — атака и отступление французских кирасир.
Синим обозначены позиции русских, красным — позиции французов. Красными стрелками — атака и отступление французских кирасир.

Всё выше описанное ужасно, слов нет, но французы, перегруппировавшись, вновь идут в атаку. Вышеописанное повторяется. Французы отчаянно пытаются пробить оборону русских, но ничего не выходит. Кавалерия неприятеля тает, а прогресса нет. Наконец, кирасиры не выдерживают такого нечеловеческого напряжения битвы и пускаются в бегство.

Здесь-то вновь вступает в дело русская лёгкая кавалерия казаков, которые легко догоняют тяжеловооруженных кирасир и отправляют их к праотцам.

А что же Ожеро, спросите вы? А он сидит как мышь в Ляхово и боится нос показать. Если бы его бойцы всеми силами нанесли деблокирующий удар совместно с кирасирами, французы несомненно прорвали бы блокаду и ушли.

Но «на войне как на войне», и «если бы да кабы, то во рту росли грибы».

Получилось так как получилось. Кирасиры разбиты, а солдаты Ожеро ничего не предприняли и сидели в Ляхово. Поняв, что «всё пропало», Ожеро капитулирует.

Некоторые французы, в пылу боя, отказываются капитулировать, обвиняют Ожеро в измене и даже призывают солдат не сдаваться ради «Великой Франции», но казаки тотчас разрубают их на куски и отрубленные руки и окровавленные части тел вновь возвращают оставшихся французов к реалии. Французы сдаются все и безоговорочно (1 генерал, 60 офицеров, около 1500 солдат).

Французский генерал Арман де Коленкур записал позже:

«Генерал Ожеро со своими войсками численностью свыше двух тысяч человек, сдался русскому авангарду, более половины которого он сам взял бы в плен, если бы только вспомнил, какое имя он носит. Эта неудача была для нас несчастьем во многих отношениях. Она не только лишила нас необходимого подкрепления свежими войсками и устроенных в этом месте складов, но и ободрила неприятеля...».

Вот так закончилось сражение под Ляховым, а в следующей статье мы с вами, дорогие мои, продолжим рассматривать тему «Отечественной войны 1812 года».