Люди, вы кто? Или психология наизнанку.

21 September 2019
Рисунко с сайта https://marvel.com.ru/films/chelovek-muravey
Рисунко с сайта https://marvel.com.ru/films/chelovek-muravey

Казалось бы все очень просто. Родившийся человек, ежедневно овладевая знаниями, нормами и правилами, постепенно социализируется - становится полноправным членом общества. Но хорошо ли поработал педагог, если добился от ученика соблюдения норм и правил? Социализация - это цель или средство?

Посмотрим в словарях и справочниках. Краткий психологический словарь, вышедший в 1998-ом году в Ростове-на-Дону под редакцией ведущих российских психологов того времени Л. А. Карпенко, А. В. Петровского и М. Г. Ярошевского, говорит, что «социализация – процесс и результат усвоения и активного воспроизводства индивидом социального опыта, осуществляемый в общении и деятельности». Далее речь идет о различных формах и методах воздействия на личность, чтобы добиться ее социализации: стихийного и целенаправленного воспитания и образования. Про то, кто или что является целью социализации, не сказано ни слова.

Словарь практического психолога также ни словом, ни намеком не говорит ни о средствах, ни о целях социализации. «Социализация – процесс и результат усвоения и активного воспроизводства индивидом социального опыта, прежде всего системы ролей социальных».

«Социализация (англ. socialization; от лат. socialis – общественный) – процесс усвоения индивидом социального опыта, системы социальных связей и отношений»[1].

«Социализация (от лат. socialis – общественный) – процесс усвоения и воспроизводства человеком культурно-исторического опыта (знаний, умений, норм, ценностей, стилей поведения и другие) того общества, к которому он принадлежит; иногда под социализацией также понимают результат этого процесса (в этом случае синонимом выступает понятие социализированность)[2].

Социализация – процесс усвоения индивидом социального опыта, системы социальных связей и отношений[3].

К сожалению, в полной мере ни одно из приведенных, да и множество других определений социализации, на мой взгляд, не отвечают на вопросы о ее целях и средствах. Они не видят в социализации ни цели, ни средства, а говорят обтекаемо, что это и процесс, и результат, запутывая ее понимание.

Конечно, сказать, что авторы всех названных изданий не умеют отделить цель от средства было бы очень грубым и неверным предположением.

Но мысль о том, что они случайно и все сразу не обозначили цели, тоже наталкивает на мысль, высказывание которой может показаться неуважением к солидным психологам и философам.

Предположение того, что вопрос о цели и средствах социализации не имеет смысла, так как это явление спонтанное и способно эволюционировать самостоятельно, на мой взгляд, может иметь место только в двух случаях. Либо мы отдаем целеполагание в руки Высшего разума. Либо по аналогии с дарвиновской теорией эволюции социализация действительно может идти по своим законам, и ставить вопрос о цели и средстве абсурдно, так как мы рискуем постоянно делать такие же телеологические ошибки, как в предположении о том, что ген ДНК захотел приспособиться – он ничего не хотел, но приспособился.

В отличие от любого животного, человек обладает сознанием, выделяющим его из всех млекопитающих. Можно было бы сказать, что любой вид животных имеет свои собственные характеристики, выделяющие именно его в некое ни с чем несравнимое явление. Но таким образом мы ставим в единый ряд биологически заданные черты с человеческим сознанием, которое само по себе не является биологической характеристикой.

Сознание каждого из нас – результат человеческой истории и основа социума, явления надбиологическое, организующее группу биологических индивидов в единый социальный организм. Кто-то скажет, что человек уникален, так как живет законами социума – семьей, друзьями, коллегами. Но это не будет истиной, так как, во-первых, есть очень большое количество животных (от муравьев до приматов), существующих своими социальными группами и подчиняющихся их социальным законам. А, во-вторых, при всей своей социализированности человек не перестает испытывать чисто биологических потребностей и любое посягание социума на ограничение их удовлетворения в лучшем случае приведет к курьезу, а в худшем – к социальному взрыву, несогласному с новыми социальными правилами. С третьей стороны, неся в себе и подчиняясь и биологическим законам животного мира, и устанавливаемым законам социума, каждый из нас обладает и своей собственной уникальной возможностью оценки окружающих событий, и принятием своих собственных решений. Но, если мы существа социальные, насколько мы самостоятельны в этих решениях? Да, движимые общими социальными законами, только мы сами можем принять решение о справедливости нашего поступка в конкретной ситуации. Но, если бы это было только так, никто из нас не ждал бы отклика на наши слова от окружающих. Многие из нас настолько поглощены общением в социальных сетях с людьми, которых никогда не видели, что готовы отдавать этому занятию не только часы своей жизни, но и подчинять им свои действия и суждения – у некоторых вплоть до суицида, если они не находят нужного отклика из Сети.

Парадокс нашего сознания состоит еще и в том, что если понимание одним человеком другого мы можем объяснить единым социально-биологическим кодом единой культуры, носителями которой мы оба являемся, то как объяснить факты, когда у двух первобытных племен, живущих в разных концах света и никогда не общавшихся друг с другом, практически единые социальные законы? Почему, к примеру, абориген, к которому знаками обратился Миклухо-Маклай с вопросом «Как тебя зовут?», понял его и назвал свое имя? Можно предположить, что социальные законы не менее точны и императивны, чем биологические. Но, если биологические законы зашифрованы в генотипе, носителем которых является каждый из нас, то где и как зафиксированы исходные законы социума, каковы их обязательные коды? Не кажется ли вам, что мы отличаемся от тех же муравьев или пчел в понимании социальных законов только тем, что научились их описывать и фиксировать в своих кодексах (моральных, административных уголовных и других)?

Кто мы, люди, – биологические машины, слепо движимые нашим генотипом; социальные роботы, жестко контролируемые социальными институтами; или эгоистические анархисты, подчиняющиеся биосоциальным законам только для того, чтобы никто и ничто из окружения не мешало бы нам достигать своих собственных целей в сытной еде и сексуальных удовольствиях?

[1] С. Ю. Головин – М.: АСТ, 1998

[2] С. С. Степанов Популярная психологическая энциклопедия. — М.: Эксмо, 2005

[3] М. Кордуэлл Психология. А-Я. Словарь-справочник / Пер. с англ. К. С. Ткаченко. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 2000

Отрывок из книги В.Г.Панушкина "Социома (социальная матрица)", написанной по материалам портала Socioma_RU - эта книга о новом взгляде на природу психики человека, о Социоме, человеческой социальной матрице, о том, как и почему она появилась и как определяет наше поведение от отдельной личности до этносов, государств, рынков и политики. ДНК определяет наш генотип. Социома определяет понимание наших возможностей.

А что думаете об этом лично вы?

Оставляйте комментарии и вопросы, ставьте лайки (если понравился материал) и делитесь им в соцсетях (если считаете его необходимым для ваших друзей)Рисунок