Magiciens de la terre: выставка, сломавшая стереотипы. Или нет?

Париж, 1989 год. В двух местах — Центре Помпиду и Гранд-аль парка Ля Виллет — открылась выставка, которая стала отправной точкой переосмысления африканского искусства, привлекла интерес исследователей и открыла двери художникам в мировые музеи.

Барбара Крюгер (США). Qui sont les magiciens de la terre? 1989.
Барбара Крюгер (США). Qui sont les magiciens de la terre? 1989.

Выставку «Magiciens de la terre» (Маги земли) сделал Жан-Юбер Мартен, историк искусства, куратор и на тот момент директор Парижской Биеннале и центра Помпиду. Он собрал около пятидесяти художников из центров художественной культуры и пятьдесят художников с так называемых «окраин» — Азии, Африки, Океании и Латинской Америки. Среди западных художников принимали участие такие титаны, как Марина Абрамович, Ханс Хааке, Джон Балдессари, Луиз Буржуа, перечислять можно бесконечно. Из не-западных на выставке выставлялись в частности Рашид Араин, Шери Самба, Эрик Булатов, Илья Кабаков и др. Своей выставкой куратор хотел сломать оппозицию центр-периферия, выставляя художников не по региональному признаку, а всех вместе. В качестве объединяющей рамки куратор взял мотив квази-религиозных и духовных практик.

Агбагли Косси (Того). 9 скульптур, 1987-1988. Centre Pompidou, Bibliothèque Kandinsky
Агбагли Косси (Того). 9 скульптур, 1987-1988. Centre Pompidou, Bibliothèque Kandinsky

Звучит очень перспективно, однако на деле выставку сильно раскритиковали. Почему?

  • Во-первых, основной критерий выбора работ не-западных художников был чисто эстетическим — к тому же, Юбер-Мартен выбирал те работы, которые, на его взгляд, мог понять западный зритель.
  • Во-вторых, отсутствие концептуализации. Экспликации к работам содержали только название, имя художника, годы создания и страну, где родился и живёт автор. Для подобного решения была довольно благородная причина — таким образом все работы должны были, по мнению куратора, восприниматься на равных. Однако при недостатке информации работы не-западных художников, предполагавшие другую оптику восприятия, рассматривались зрителем через западные эстетические категории.
  • В-третих, колониальный подход прослеживается даже в названии выставки, а именно в желании избежать использования слова «художник» и в замене его на слово «маг» в ответ на споры антропологов, можно ли называть то, что создают разные этнолингвистические сообщества, искусством. При этом очень сложно сказать, что то, что делают, например, Барбара Крюгер или Марина Абрамович можно назвать «магией».
Шери Самба (ДРК). Надежда приносит жизнь, 1988.
Шери Самба (ДРК). Надежда приносит жизнь, 1988.

Это только некоторые из критических позиций. При этом, не стоит рассматривать эту выставку только с точки зрения критики. При всех недочётах, Magiciens de la terre стала первой первой попыткой по-настоящему международной выставки, демонстрирующей не региональный, а глобальный подход к современному искусству. Она стала катализатором появления африканских художников на арт-рынке и запустила процесс академического исследования не-западного искусства.

Эстер Махлангу (ЮАР). Дом, 1989.
Эстер Махлангу (ЮАР). Дом, 1989.