Иностранцы о русских монетах

27 August 2019

Заметка о высказываниях иностранцев о русских самобытных допетровских монетах - "чешуйках".

Жак Маржерет, 1600-1606

Из монет употребляют лишь денинги, или копейки (похоже, новгородские копейки), стоимостью около шестнадцати турских денье, и московки, или денги, стоимостью восемь турских денье; ещё полушки, стоимостью четыре денье; монета из серебра немного более чистого, чем в монетах в восемь реалов. Вышесказанной монетой выплачивают любые суммы, так как иной нет во всей России; все суммы переводят в рубли по сто денингов, стоимостью, как мы уже заметили, около шести ливров двенадцати солей, и в половины рубля или четверти рубля; также в гривны по десять денингов и в алтыны по три денинга, стоимостью четыре соля.

Иностранные купцы привозят туда много реалов и рейхсталеров, на которых русские выигрывают, так как они покупают их и платят за штуку двенадцать алтын, что составляет тридцать шесть денингов, т. е. около сорока восьми солей, затем перепродают на монетный двор, где их немного очищают и чеканят вышесказанную монету; реал, или, по-нашему, сорок солей, весит как сорок два денинга.

Кроме того, сказанные купцы привозят туда большое количество дукатов, которые продаются и покупаются как любой товар и на которых они часто много выигрывают: я видел, как их покупали [по цене] до двадцати четырёх алтын за штуку, т. е. около четырёх ливров шестнадцати солей, я видел также, как их продавали по шестнадцать алтын и по полрубля за штуку, но самая обычная цена — от восемнадцати до двадцати одного алтына, а эта дороговизна дукатов бывает, когда коронуется или женится император или при крестинах, так как каждый, как мы упомянули выше, спешит поднести какой-либо подарок, а народ объединяется в группы и компании, которые, соперничая друг с другом, преподносят богатые подарки; среди которых обычно множество дукатов в серебряных кубках, или чашах, или на блюдах, некрытых тафтой; они также поднимаются в цене за несколько дней до пасхи, так как в это время и неделю после пасхи они по обычаю навещают друг друга с красными яйцами и целуются, как мы упомянули выше; но, отправляясь навещать знатных и тех, в ком нуждаются, подносят вместе с яйцом какую-нибудь драгоценную вещь — жемчуг или несколько дукатов, так как это единственное время в году, когда они осмеливаются принимать, притом это нужно сделать скрытно, так как их обвинят и в это время, если будет принята вещь большей ценности, чем в десять или двенадцать рублей.

Пётр Петрей, 1601–1605, …1613

Монета у них обыкновенно чеканится в следующих четырех городах: Москве, Твери, Великом Новгороде и Пскове; тамошние знатнейшие граждане и купцы имеют такое же преимущество бить монету, как и сам великий князь, однако ж с его штемпелем и именем, чтобы не было недостатка денег в стране; тем более все обязаны стараться доставлять в страну серебро и рейхсталеры, потому что там нет никаких руд, но все металлы надобно доставать в чужих краях.

Вывоз денег и товаров из страны тоже не запрещён никому, будет ли это иностранец или туземец, потому что за рейхсталер они дают не больше 36 денег, которые не весят и двух лотов, но рейхсталер весит у нас больше; от того и получают большую прибыль; а все, которые вывозят их монету, терпят большой убыток; для того москвитяне и употребляют ту предосторожность, что совсем не бьют медной монеты, а только хорошую серебряную, и дают ей высшую цену, нежели она стоит.

Иностранцы, ведущие торговлю с ними, неохотно привозят монету из большой земли, а берут лучше товар за товар, деньги же москвитян им же и остаются: от того им также большой барыш и прибыль. Потому что много и таких иностранцев, которые привозят больше денег, чем товаров, и накупают на них ещё московских товаров: оттого-то так много и стало монеты в этой стране.

Монета у них ни круглая, ни четвероугольная, как у других, но очень мала и тонка, и штемпель на ней имеет вид яйца для различия её от монеты других государей, чтобы эти последние имели о них мнение, как о разумных и рассудительных людях, которым не нужно подражать чужой форме, но как они не похожи на другие народы своею верою, нравами и обычаями, точно так же отличаются от них и монетою.

В старину были у них и мелкие медные деньги, которые назвали они пулы: на одну серебряную деньгу приходилось 120 таких пул, однако ж они совсем не употребляли их в торговле, а чеканили для бедняков, ходящих по миру, и рабов, которые работают и исправляют какое-нибудь ремесло не больше четверти часа, достают тем хлеб себе и не всегда заслуживают целой деньги.

У них не больше трёх родов монеты, которые на их языке называются копейки, московки и полушки: две полушки составляют московку, а две московки копейку или деньгу, 100 денег рубль, а рубль имеет 100 грошей, или два рейхсталера и 10 старых денег, которые чеканились несколько лет тому назад.

Адам Олеарий, 1636

У царя производится своя чеканка монеты в стране в четырёх различных городах, а именно: в Москве, Новгороде, Твери и Пскове даёт он чеканить монету из чистого серебра, иногда и из золота.

Монета эта мелка, вроде небольших датских секслингов, мельче ещё, чем немецкий пфенинг; частью она круглая, частью продолговатая. На одной стороне обыкновенно изображен всадник, который копьём колет в поверженного дракона; говорят, это первоначально был лишь герб новгородский; на другой стороне русскими буквами изображено имя великого князя и город, где эта монета чеканена. Этот сорт монет называется «деньгами» или «копейками»; каждый из них равен по цене голландскому stuiver’y или составляет почти столько же, сколько мейссенский грош или голштинский шиллинг; 60 их идет на один рейхсталер.

У них имеются и более мелкие сорта монет, а именно в ½ и ¼ копейки; их называют полушками и московками. Так как они очень мелки, то ими трудно вести торг: они легко проваливаются сквозь пальцы. Поэтому у русских вошло в привычку, при осмотре и мерянии товаров, брать зачастую до 60 копеек в рот, продолжая при этом так говорить и торговаться, что зритель и не замечает этого обстоятельства; можно сказать, что русские рот свой превращают в карман.

В торге они считают по алтынам, гривнам и рублям, хотя этих сортов денег в целых монетах и нет; они считают их по известному числу копеек. В алтыне — 3, в гривне — 10, а в рубле — 100 копеек.

У них ходят и наши рейхсталеры, которые они называют ефимками (от слова Jochimstal[er]); они охотно принимают ефимки за 50 копеек, а потом отдают в чеканку, выигрывая при этом, так как в рубле, или 100 копейках, на ½ лота меньше весу, чем в двух рейхсталерах.

Золотой монеты видно не много. Великий князь велит её чеканить только в тех случаях, когда одержана победа над врагом, или же при иных обстоятельствах, в виде особой царской милости, для раздачи солдатам.

альбом Мейерберга, 1661-62
альбом Мейерберга, 1661-62