Отцы и дети.

Отцы и дети. 

Первоклашка, первоклассник, у тебя сегодня праздник!

Вспоминаю себя первоклашкой, мои родители особо не парились и не кудахтали, как я над своим шестилеткой. Отвели в школу, показали учительницу и вот на следующий день уже топаешь сама, с огромным ранцем на плечах и даже без бантов. Помню, в художественную школу папа привёз меня один раз на экзамены, когда начался учебный год, меня посадили на автобус, сказали где выходить, так я и пришла в здание Сбербанка, заняла очередь и, вытянувшись на цыпочках, пропищала в окошко кассы: Здравствуйте, где у вас 1-й Б?

Хотя, в каких-то моментах мы и раньше взрослели. Первое предложение руки и сердца я получила в пять лет, мы сидели со Стасиком за гаражами и раскуривали дедушкину папиросу, заедая помидором. Там, увидев подозрительно дымящийся куст, нас и застукал сосед «Лошадиная Голова».(У дедушки было туго с запоминанием имён, поэтому он всем раздавал меткие клички). «Голова» притащил нас за уши к бабушке и, сгущая краски изобразил все так, «что мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!»

Стасика отпустили домой, а меня поставили в угол, из которого я с рёвом требовала уважения к чувствам брачующихся. Приличные девицы по кустам не шарятся! И вообще так женятся одни... Бляди. ГЫ ГЫ. (Договорил за бабушку подпитый сосед.) И отправился вслед за Стасиком)) Забудь, твёрдо сказала Железная Кнопка. Всё это несерьёзно. Да я уже и забыла: только вот что делать с платьем из занавески и кто же это такие, бляди?

Дома меня ждала вторая порция и, пока папа снимал ремень, а Маман причитала над растерзанной занавеской: тюль везла из Польши, всё в дом, всё сама, по два ковра на плечах, ты маленькая подмышкой, хрусталь... Мама, а кто такие бляди? 

Она так и замерла на полуслове: Э...Э...

Ну, это такие... ну такие, короче, такие ЖЕНЩИНЫ, КОТОРЫЕ ОБВОДЯТ МУЖЧИНУ ВОКРУГ ПАЛЬЦА. Да, вот они кто такие, выкрутилась заслуженная учительница по русскому языку и литературе. Хмммм. Пальца, непонятно.

На выпускной в садике мне пошили шикарный костюм «дамы» и огромную шляпу в кружевах. Месяц мы репетировали «Танец с гусарами». И мама и бабушка, обе работали в детсаду, воспитателем и главбухом. Уважаемые люди. На генеральную репетицию пригласили облОНО, ГорОно и всяческие другие оно, все воспитатели и нянечки и методисты пришли на утверждение. В тот момент, когда Стасик-гусар опустился на одно колено и вытянул руку с указательным пальцем вверх, а я-дама взялась за палец, чтобы обежать кавалера вокруг, до меня дошло! Это - ОНО!

Мама! Мама! Смотри! Как у меня замечательно БЛЯДЬ выходит! 

Что было потом... Не буду описывать.

Родители!  Не объясняйте детям на пальцах!

2. То ли ещё будет! Ой-ой-ой!

Кроме тюлевых занавесок, трёх хрустальных ваз, стоимостью месячного папиного оклада, родители привезли из Польши крошечный магнитофончик «Грюндиг», (Жванецкий называл его «Хрюндик»), малютка сипел и тарахтел, как взрослый. Днём отец писал дипломную по марксизму-ленинизму, а вечерами, с неизменной сигаретой, едва видимый в клубах дыма, вкуривал Вилли Токарева.

Неудивительно, что весь репертуар я знала наизусть как «здравствуйте, в эфире пионерская зорька». Между уроками, весь класс выгоняли в коридор, в переменку несчастному бедолаге- дежурному нужно было за пять минут сделать влажную уборку. Оседлав швабру, я носилась между партами и горлопанила, картинно закатывая глаза:

Теперь я институтка! Я дочь камергЭра, 

Я чОрная моль! Я летучая мышь! 

Вино и мужчины - моя атмосфЭра! 

Привет эмигрантам....свободный.. 

На «Париже», взбешённая классная потащила меня в подсобку.

Там сидел физкультурник, по кличке СерПет, и выковыривал жирочки из любительской колбасы. Чо мелкая натворила? Поинтересовался он, физия классной пылала: антисоветчину поёт!

— Ты где? Где это услышала? Трясла меня она. — На кухне, - честно призналась я. Физрук заинтересованно оглядел меня, ну-ка сбацай чего-нибудь.. (Родители такие приличные люди, такие интеллигентные. Причитала Ада Марковна). Давай, малая, пой! Я откашлялась и выдала из свеженького «Я увлекаюся спортивной рыбалкой»: 

«Случайно я крючком поймал русалку. 

Я это помню, это было как вчера. 

Крючок я бросил, бросил леску, бросил палку. 

А в результате я поймал лишь три пера!» 

(Плечи его затряслись беззвучного смеха, классная была близка к обмороку). Окрылённая успехом, я исполнила припев сиплым токаревским стилем:

«Эх, хвост-чешуя,

Не поймал я ни.....чего!»

И залихватски подмигнула в конце !

«Ещееее!», стонал СерПет. Я радостно кивнула! Я много знаю!

«Мне бабы нравятся с фигурою Венеры! 

Там если щУпаЭшь, то знаешь: маЭшь Вэщ!

Но девки плотные! Сидят голодные!

Хотят фигуру сделать тощую, как лещ!

Ла ла ла ла ла, ла ла ла ла ла..........»

Физрук уже содрогался в конвульсиях. Классная чуть не плакала. Вот она, сила искусства, вызывать смех и слёзы у людей! Может быть, именно в этот момент у меня зарождалась любовь к метафорам и иносказанию, спасибо Вилли!

Ты - юная пионерка! Папа - офицер! Мама- учительница! Как так получилось ?! Как в том анекдоте - «просто повезло»!

Теперь я пионЭрка! Я дочь офицЭра! 

Родители! Слушайте приличную музыку! 

Вон дантист-надомник Рудик, 

У него приёмник "Грюндик", 

Он его ночами крутит, 

Ловит контра ФРГ. (Владимир Высоцкий)