АНИТА ЦОЙ – БЕЗ МИШУРЫ И ПОМПЫ

21 May

Рецензия музыкального критика СЕРГЕЯ СОСЕДОВА на новый альбом АНИТЫ ЦОЙ "Нации победителей посвящается..."

Сергей Соседов
Сергей Соседов

Певица Анита ЦОЙ в последнее время нечасто одаривает нас неожиданными и помпезными музыкальными праздниками, как это бывало раньше, но, как показывает ее недавний проект, который невозможно не отметить и, уж тем более, не заметить, – она по-прежнему снедаема страстью поражать и удивлять.

Настоящим сюрпризом для всех ценителей классической, популярной и любимой песни о войне стал альбом «Нации Победителей посвящается…», подготовленный артисткой к 75-летию Великой Победы. Многие, наверно, криво усмехнутся: где Анита и где эти великие песни? Но не будем поспешны с выводами, друзья: песни эти всегда с нами, и с Анитой тоже, и – в ней.

Вместе с трио «Реликт» и дивным баянистом она записала 11 вечных песен, среди которых «Землянка», «Темная ночь», «Вечер на рейде», «В лесу прифронтовом» и другие. «Эка невидаль! – скажет кто-то. – Сейчас военные песни только ленивый не поет!» И действительно, в праздничные дни и накануне мы слышали немало таких «перепевок». Правда, от 90 их процентов ужасно тошнило и хотелось заклеить уши. Но тем и загадочна Анита: она вроде бы и со всеми, но по большому счету – всегда сама по себе.

Анита Цой
Анита Цой

Что прекрасно: певица не показывает здесь модного нынче разухабистого, или демонстративно небрежного, или нарочито заковыристо-дерзкого прочтения хрестоматийных песен, беспардонно изменяя их мелодику, стилистику, а то и поэтику, что абсолютно непозволительно, оскорбительно и даже криминально.

Она являет здесь практически эталонное отношение к нетленному и священному материалу, бережно, трепетно и точно воспроизводя почти каждую ноту и каждое слово в каждой вещи.

Пронзительная музыкальность и отменная дикция в век, когда на сцене кашу принято жевать. Видно, что проведена колоссальная работа и с музыкантами, и с педагогом по вокалу, а возможно – и с профессиональным театральным драматургом или режиссером. Так, поражают скупая, выдержанная, лаконично-строгая интонация и внутренний стержень в композициях из кинофильмов «Офицеры» («От героев былых времен не осталось порой имен…») и «Белорусский вокзал» («А нынче нам нужна одна победа»); девическая чистота, лиричность и высокая простота в «Темной ночи», «Землянке» и «На безымянной высоте»… Певица поет очень чисто, мягко, безо всякой аффектации и форсирования звука, часто уводя концы фраз в нежнейшее pianissimo, с придыханиями и присущей ей легкой хрипотцой. Много точно найденных (по градусу чувства и эмоций) актерских красок и голосовых обертонов – каждая строка обыграна, пережита и донесена со скрупулезной тщательностью и даже прилежностью (иногда, впрочем, излишней, как, например, в куплетах «Эх, дороги», когда опытная певица слишком уж старательно выпевает фразы, будто ученица).

Очень впечатлило почти ювелирно тонкое с флером прозрачности исполнение редко звучащей песни Кирилла Молчанова на стихи Николая Заболоцкого «Спой мне, иволга». Во внешней хрупкости чувства и иногда аллегорического восприятия окружающего мира Анита (устами своей песенной героини) сумела показать несгибаемую женскую веру в приближение победы и… умение петь столь сложную лирику.

Впрочем, половина успеха проекта «Нации Победителей посвящается…» принадлежит великолепному аккомпанирующему ансамблю певицы. Это блистательное трио «Реликт» в составе: Александр Никеров, Вячеслав Моюнов, Алексей Леонов. И, конечно, баянист Сергей Алексеев.

Музыкальная ткань произведений соткана ими весьма рельефно, чутко и филигранно: вылизаны каждая гитарная нота и баянный перебор.

(Кстати, Анита Цой на записи тоже аккомпанировала себе на гитаре!) Мягкий аранжемент придает ощущение камерности и уюта. И, безусловно, настроение и структура песен серьезно пострадали бы без кантиленного, красивейшего, вдохновенного и такого «не нарочитого» многоголосия на бэк-вокале. Особенно эффектно оно звучало в подкладке для высоких нот певицы, как правило требовавших усиления и объема.

АНИТА ЦОЙ – БЕЗ МИШУРЫ И ПОМПЫ

Я уже говорил, что Анита отнеслась к избранному материалу в основном бережно и старалась исполнять его по тексту, не отступая практически ни от одной ноты. Однако в двух песнях она все же дала себе слабину, и они от этого пострадали. Так, в легендарном песенном шедевре Яна Френкеля на стихи Расула Гамзатова «Журавли» оба раза мелодически изменена фраза «Мы замолкаем, глядя в небеса». Понимаю, что артист иногда имеет право на свою трактовку, но в данном случае получилось искажение авторского замысла. Короче, вышло плохо. Смотрите: у Френкеля слоги «-ка-ем, гля-дя» звучат на одной ноте (или, как говорят музыканты, в интервале примы) не просто так! Потому что герой песни «глядит» не куда-нибудь, а «в небеса»! То есть этими четырьмя одинаковыми нотами рисуется сосредоточенность человека на этом взгляде, как на молитве! (Вы не задумывались, почему молитвы в церкви произносятся и поются на одной ноте?) К тому же здесь мы оплакиваем всех ушедших героев, всех тех, кто «превратился в белых журавлей». То есть мы стоим недвижимо, сняв шапки, в немом молчании. Понимаете ситуацию? Анита же спела «-ка-ем» в интервале кварты вниз, потом «гля-дя» на соседних нотах вверх – и получилось очень банально! Банально именно в музыкальном отношении! И вместо молитвы и сосредоточенности у нее вышло блуждание и шатание.

Такие вещи необходимо чувствовать. И так изменять выверенный нотный текст композитора однозначно не следует. Тем более, когда речь идет не просто о песнях, а – о ГЕНИАЛЬНЫХ песнях.

Также допущена вольность в ритмике строчки «Всех вас, кого оставил на земле»: «всех вас» спето с задержкой, а «кого оставил» соответственно с заторопкой. Хотя ни смысла, ни логики в таком изменении ритмики нет совершенно. В исполнении строчки «Я поплыву в такой же сизой мгле» неверно взято дыхание – между «в такой же» и «сизой мгле». Получается нехороший разрыв словосочетания, к тому же короткого. И еще одно замечание: очень шумные заборы воздуха всех исполнителей (включая бэк-вокалистов) на вокализах между куплетами. Звучит это довольно неряшливо и очень режет слух. Тем более вокализы эти – не просто связки между куплетами, а счастливо найденный композитором лирико-философский образ, обрамляющий песню, своего рода реквием по всем ушедшим, и тяжелые «технические» вздохи здесь все портят.

Завершает альбом величественный шлягер из репертуара Клавдии Шульженко «Где же вы теперь, друзья-однополчане?» (музыка Василия Соловьева-Седого, стихи Алексея Фатьянова). Спето в целом вроде неплохо, но… не более того. Извините, но у меня складывается впечатление, что певица попросту устала к концу записи альбома и… охрипла. То ли оригинал (Шульженко) столь довлеющ и недосягаем, что от него никак не отвязаться, то ли сами исполнители чего-то не дожали… Но Цой очень сильно проигрывает Клавдии Ивановне в яркой интонационности, легкости, пластичности голоса, не говоря уже о феноменальной актерской игре. Понимаете, фразу «За Победу мы по полной осушили, за друзей добавили б еще!» надо подавать, с одной стороны, крепко, стенобитно, а с другой – с бравадой, удалью! Ничего этого у Аниты мы не слышим. А в строчке «Я хожу в хороший час заката» последний слог упал на недостаточно устойчивую ноту – певица сделала вниз почему-то только большую терцию вместо… чистой квинты. И опять вышел ляпсус. Это вполне очевидно музыкальному уху.

А зачем петь хуже, чем написано у Соловьева-Седого? К чему такое «сочинительство»?

Да, и конечно, никуда не деться от фирменного шульженковского полуречитатива-полукрика «Где же вы теперь, друзья-однополчане, боевые спутники мои?» почти в самом финале песни!.. Без него уже никакое иное прочтение этого шедевра невозможно. Это также необходимо учитывать. Следовательно, нужно или петь в том же вокальном рисунке, или не петь вообще.

…Однако эти профессиональные придирки уже, как говорится, по гамбургскому счету. То есть если говорить совсем уж серьезно и без снисхождения. В целом же – и это важно повторить еще раз! – музыкальный проект военных песен удался Аните на славу.

Этой работой, безусловно, можно и должно гордиться.

Не знаю, кто из других наших забубенных попсовиков (особенно молодых) способен сегодня на такую колоссальную, а главное, качественную работу.

Анита Цой
Анита Цой

Подумалось еще вот что. В этом альбоме Анита Цой впервые открылась слушателю как талантливая камерная певица. Ее голос (малой мощи, небольшой, но яркого узнаваемого тембра) заиграл в новом для нее формате свежими красками – в нем обнаружились щемящий лиризм, девичья чистота, внутренняя сила, достоинство, нежность, кротость, исповедальность. Прежде эти качества в полной мере невозможно было применить к ее текущему репертуару – он всегда был, как бы это сказать помягче, бедноват, и музыкально, и поэтически.

И вот артистка открыла для себя новую нишу. Я вижу ее в бардовских концертах, романсовых вечерах (как мы выяснили, Анита, оказывается, прекрасно играет на гитаре), на клубных камерных встречах, музыкальных квартирниках.

И здесь ей вовсе не надобны огромные сценические пространства и декорации, эффектные туалеты и плазменные экраны, фейерверки в фонтанах и прочая банальная помпа. В новом неожиданном амплуа она выйдет к зрителю один на один, без шапкозакидательства и пошлой мишуры, окажется равной самой себе, без всяких предтеч и «новых смыслов», а ее тихий голос обретет вдруг мощную силу – силу искренности и подлинного чувства. Может, Анита, и впрямь попробовать?

Сергей СОСЕДОВ