История о Лариске и вреде алкоголя . Часть 1.

19 August 2019

История о Лариске и вреде алкоголя

Глава 1

В конце восьмидесятых, в Москве, а может также и в других регионах России, все вдруг повально стали интересоваться астрологией. У моей жены – Лариски ( не мамы моего сына, а совсем другой Лариски, которая была после Таньки, Зинки и Нинки) тоже был свой астролог. Этим модным астрологом была Наташка Ченчик, которую многие из вас знают по фильму «Место встречи изменить нельзя» ( помните очень вульгарного вида барышню в шубке, которая подходила к Шарапову возле театра?) . Она гадала, составляла гороскопы и помогала соединиться со Вселенной всей модной московской тусовке, к которой принадлежали и я, и моя жена. Надо сказать, что Лариска была очень впечатлительной натурой, верила во все эти глупости и очень остро реагировала на все, что касалось эзотерики. Но мой рассказ, собственно, не о Наташке и не об оккультизме, а о той категории людей, которым вообще нельзя брать в руки рюмку с алкоголем. К этой категории (как оказалось) принадлежала и моя Лариска, но до определенного момента я об этом даже не подозревал. Зная свою проблему, она всегда отказывалась от любого вида алкоголя, я наивно полагал, что мне очень повезло с женой и не знал, что меня ждало впереди. А впереди меня ждало... Ой...Впрочем обо всем по порядку. В один из зимних дней мы собрались отметить день рождения Лариски, и праздновать это событие мы собрались почему-то у Наташки Ченчик, уже даже и не вспомню почему. В этот вечер я (на свою голову) все-таки уговорил супругу пригубить немного вина и это оказалось роковой ошибкой. Лариска дала себя уговорить и через какое-то время после приёма порции алкоголя неожиданно для всех начала громко рыдать. Никто не понимал что происходит, но все почему-то подозрительно смотрели на меня. Я, желая искупить свою ошибку, которой я не совершал, попытался выяснить у Лариски что же все-таки произошло:
- Что ты Рыбонька моя плачешь? – ласково спросил я. Что случилось? Рыбонька, так очень недобро на меня взглянула, обвела мутным взглядом всех присутствующих, стоявших вокруг с сочувствующими лицами и жёстко ответила: – Вы все тут конченые гандоны, сидите в тепле, жрете, бухаете и ни одна сволочь не обратила внимания на двух, замерзающих от холода несчастных голубей, сидящих прямо перед вашим носом, на балконе. Все оцепенели от неожиданности, а Лариска, после произнесённого монолога попыталась вырваться наружу, чтобы помочь бедным птицам. Я и обруганная аудитория на балкон её не пустили и люди своими телами наглухо закрыли дверь. Увидев в глазах присутствующих полнейшее непонимание, Лариска схватила в охапку новую шубу, подаренную ей на днюху и рванула к выходу. Все это время я бежал за ней и пытался образумить, но вскоре понял, что все мои действия совершенно бесполезны и единственным вариантом закончить истерику, было – посадить её в машину и отвезти домой.

Лариска была женщиной не простой. Лариска была боевой и отчаянной. Она не сдавалась, не поддавалась на мои уговоры, не давала усадить себя в авто и отбивалась всеми подручными средствами. В какой-то момент ей удалось вырваться на большую дорогу и в новой шубе, с полным презрением к жизни, она начала бросаться под колёса проезжающих мимо автомобилей. Вся эта истерика, сопровождалась дикими криками, надрывным плачем и со стороны можно было подумать, что мужик (я) совсем не пытается её спасти, а наоборот – хочет совершить с ней какой-то страшный акт насилия. Прохожие и наблюдающие с балконов за всем происходящим люди пытались меня (!!!) успокоить, требовали чтобы я отстал от девушки и грозились вызвать милицию . Я тщетно пытался орать в ответ и объяснять, что успокаивать надо не меня, а Лариску, а вместо милицейской машины, лучше бы вызвать скорую – безусловно психиатрическую. И тут мне несказанно повезло: мимо как раз проезжала карета скорой помощи. Машина остановилась, и я, сунув пару сотен долларов фельдшеру, попросил отвезти сумасшедшую бабу в какой-нибудь близлежащий дурдом . За двести долларесов санитары её быстренько скрутили, несмотря на то, что в процессе упаковки она дико орала и сопротивлялась. Против опыта медработников у Лариски не было никаких шансов. Её повезли в больницу , я ехал следом и доехав до места назначения даже смог насладиться замечательной сценой в приемном покое, где Лариска разбила голову одному из санитаров . Ее закатали в смирительную рубашку , дали звонкий подзатыльник (месть за травмированного санитара), и я со спокойной душой поехал домой.
На следующий день я с утра приехал в больницу, надеясь что Лариска пришла в себя. Я был полностью уверен, что смогу забрать домой успокоившуюся и пришедшую в себя жену. У какой-то тетки в регистратуре я быстренько выяснил в какой палате она находится, но немного поразмыслив сразу в палату не пошел и благоразумно решил сначала поговорить с ней через окно. Мне объяснили где находится её корпус, знатоки подсказали где окно нужной мне палаты, я подошел, крикнул и попросил выглянувшую женщину позвать Ларису П. Через минуту в зарешеченном окне показалось злобное лицо моей второй половины и увидев меня, она заорала благим матом:
– Я тебя убью, козлина!
Приложив ладошку к уху, я издевательски начал орать ей в ответ:
– Ничего не слышу, Лариска. Что говоришь-то ? Громче можешь?
Она бесилась, голосила, а я продолжал валять дурака. В общем в то утро я услышал весь набор её (как оказалось) любимых слов и мне стало понятно, что жениться на Лариске было большой ошибкой.
В итоге я «забашлял» доктору дополнительно несколько сотен долларов и попросил подержать Лариску в больнице еще чуток. Через двое суток я её забрал, на какое-то время мы даже помирились, но в итоге всё стало только хуже. Она перестала скрывать свою тягу к алкоголю, начала ежедневно бухать. Мне приходилось спать в обнимку с бейсбольной битой и гитарой, прислоненной к двери спальни, замок в которой, она предусмотрительно вырубила топором. Гитара служила подобием сигнализации. Если дверь открывалась – гитара с грохотом падала, и я всегда был на старте, готовый предотвратить покушение на себя. Она угрожала зарезать меня, застрелить, разрубить... В общем Лариска была не просто Лариска, а «вырванные годы».
Перед тем, как я уехал из России, она успела пару раз перерезать себе вены, выстрелить в меня из «Макарова», но я выжил, долетел до Таиланда и наивно полагал, что избавился от Лариски навсегда. Я ошибался – Лариска меня нашла.

Продолжение следует...

Фотография из тех времен