Детективчик "Выпуск 16"

15 August 2019

- Чего ты меня тут злишься, малыш ? Это только мебель, убранная в обломки, мусор и высушенный помет. Эта несчастная вернулась в дикое состояние. Простыни на ее кровати свидетельствовали о неконтролируемых менструациях, а это конец ночи у женщины !

- Только остальное, дорогой Феликс.

- А что остальное ?

- Чертежи, скопившиеся в комнате.

Я хватаю старый калепин, который приходит ко мне от моего папы, и нахожу страницу, на которой я установил инвентарь :

- Одиннадцать Магритт, - прочитал я. Пять Ботеро, два Гноли, гуашь Николя де Стаэля, два Дельво-все это составляет несколько миллионов франков.

Пересыпая тетрадь черной молескиной обложкой, пожелтевшей бумагой и царапинами. Я часто говорил тебе об этом : это партия, выкупленная когда-то папой у папочки в деконфитации (айвы).

- Прихлебнул полный, проф.

- Это серьезно, Антуан ?

- Элементарно, мой дорогой Ватсон ! Мы скоро вернемся в ваш новый дом, возьмем одну из работ, о которой я вам говорю, и проведем экспертизу, чтобы убедить вас.

Он покачал головой, словно ошеломленный.

- Богат я ! - воскликнул он. Ничего страшного со мной не могло случиться ! Как я буду использовать все эти деньги ?

- Вы можете не конвертировать коллекцию в доллары, а сохранить ее такой, какая она есть, и продолжать жить своей жизнью при ней,-делаю я ей. В конце концов, это рисунки, которые она читает вам, вашему бывшему ученику; а не ламони.

- Очень правильно, - сказал Феликс, внезапно почувствовав облегчение.

Дворецкий пришел сообщить, что обед подан.

- Сэр,-добавил он,-в клинике Санта Темпакса только что позвонили, чтобы сообщить, что ваш друг страдает Гнойным красноватым задом в результате растирания частей, пострадавших от ядовитого тропического растения, хотя это и приятно. Это называется основным-инстинктивно-въедливым. Мы собираемся удалить его нижние мясистые части и попытаться привить ему сеянт шимпанзе в качестве замены.

- Ничто не может ему лучше подходить, - заверил я.

Церковь Санто-Просибуса скромная. Очень риканская: середина камня, середина дерева ; середина инжира, середина винограда. Крохотная колокольня, из которой торчит колокольчик, как двойной орхит из ширинки.

Отец Мачикуль занят тем, что собирает финики из своего сада, когда мы с Пинуче появляемся ; огромные, крупные фрукты, как Франкфуртские сосиски, мясистые, медовые и почти без сердцевины.

Священнослужитель одет в длинные шорты, открывающие его волосатые ноги, белую футболку, на которой отпечатан паб для Коки, растрепанные тенниски, оскаленную бороду, солнцезащитные очки в синей пластиковой оправе. Он пукнет каждые двадцать секунд, because, научит нас, он питается исключительно молоком и dechili sin carne, плюс бурбон, если я верю его ПИФ, как клубника из бревен (Eure-и-Луар), удостоенная наград в comice.

Его имя давало мне надежду, что он француз, именно на языке братьев Корнеевых (оба из Французской академии) я обращаюсь к нему. В очередной раз моя проницательность не ошибается, так как он подписывается, говоря :

- Спасибо, Господи: земляки !

Лед разорвался, и Серт принялся освежать стаканы с виски, которые он поспешил наполнить после того, как потащил нас к себе на лечение.

Он понимал, что этот священник верит в Бога, любит жизнь и, кроме того, здешние удовольствия не создают ему серьезных проблем.

— Зовите меня Раймондом,-попросил он нас,-я уверен, что это обычаи заокеанской фамильярности.

Мы глотаем треугольником. Он легко наливает, отец Мачикул.

Его служанка, толстая негритянка, пышнотелая, как Святая Оноре в сливках, будет ждать второй Бутан с розовыми печками[4]. Когда она приносит его, Раймонд льстит ей жерновами своей освященной руки, что кажется дондонблаку приятным.

Не узнав об объекте нашего визита, я излагаю его в кратких выражениях (если бы он был раввином, я бы сделал это в обрезанных выражениях).

- А-а ! малышка Мартина ! - спросил он, потемнев, и это доставило мне немало хлопот.

- От чего она умерла ?

- От заброшенной желтухи, мой дорогой друг.

- Совсем не насильственной смертью?

- Подумайте сами ! Бедняжка несколько месяцев пролежала в больнице в Пасадене. Я принес ему крайнее помазание накануне его смерти. Заодно я сунул под простыню бутылку вина, эти придурки-врачи отказали ей в спиртном, хотя знали, что она отравлена !

- Она клюнула ?

Он вытер ведро и вытер бороду носовым платком, от запекшегося в нем варева.

- Не годится глагол ! В конце концов, она могла бы расспросить своего Пинара, не колеблясь !

- У нее был парень ?

- Не один, дес ! У нее были щедрые ягодицы, у матери ! Не глядя на своих партнеров, она опиралась на все, в том числе и на десколореда и не очень хорошо здесь виделась.

- Вы давно знали ее ?

- Добрый десяток лет.