Это ведь всего лишь семейный ужин, а не конец света

27 August 2019
Кадр из фильма "Это всего лишь конец света"
Кадр из фильма "Это всего лишь конец света"
Невозможные люди, невыносимые люди, непонимающие люди - близкие люди. Семья.

Спустя двенадцать лет главный герой Луи возвращается в дом близких людей, чтобы рассказать один важный факт о себе: он смертельно болен.

Это ведь всего лишь семейный ужин, а не конец света

Это конец света, который давно уже наступил для этой семьи. Это очень глубокая картина, бытовая драма, в которой проблемы семьи перенесены на чувственное восприятие наблюдающего.

Представление фильма интуитивно разделяется на внешнее и внутреннее восприятие.

Внешнее - показано через бытовые ситуации между участниками "конца света" и символические объекты дома. Чувство отвержения выражено криками, несостоявшаяся жизнь - окурком сигареты в трясущихся пальцах, одиночество - полотнами с рисунками на стене, воспоминания - пыльным, заброшенным, забытым матрасом на чердаке, а невозвратимое и навсегда утраченное время - цветочными часами с керамической кукушкой на стене.

Кадр из фильма "Это всего лишь конец света"
Кадр из фильма "Это всего лишь конец света"

Внутреннее восприятие происходит через отношение главного героя к давно уже не близким людям. Это бремя, от которого Луи освободился и вернулся вновь, чтобы попрощаться. Как и в своих прошлых работах (Воображаемая любовь, Мамочка, Том на ферме), Ксавье Долан, канадский кинорежиссер семейного артхауса, добился идеальной передачи через образ главного героя Луи и жены его брата. Они - заключенные этой семейной тюрьмы, осознавшие, что "конца света" давно уже наступил в этом доме.

Их взгляды молвят друг другу отверженное сожаление немыми словами для слуха и громкими криками для чувств сердца. Улыбка, переходящая в застывшее немое состояние - безысходность и необратимость происходящего в данную секунду времени.

Каждый из членов семьи хранит в своем собственном доме души целый чердак обид и недосказанности по отношению к каждому. Спокойная и пронизывающая мелодия музыки - навсегда поселившая тоску в сознании. Построение тонких диалогов - единственный ответ понимания между немыми участниками происходящего.

Живая птица, выпорхнувшая из часов времени, словно мимолетная надежда, запертая в доме, пытающаяся вырваться на свободу, в мгновение разбивается об его прочную стену. Вот и настал конец.

Так и разбились все ценности семьи близких по роду, но уже далеких по взаимоотношению, выживших, но уже не живых, жалких "остатков" конца света.