Что будет с Россией?

19 August 2019

Ответ на самом деле лежит на поверхности, прямо перед нашими глазами. Люди обычно смотрят на исторические процессы во «временных шорах». Одновременно виден временной участок не больше 10 лет. В редких случаях — 20 лет. Мы сегодня находимся в середине большого исторического процесса распада последней большой империи — Советской империи.

Чтобы увидеть этот процесс, надо смотреть на него в диапазоне 50-70 лет. Часть этого временного диапазона в будущем. Рассматривать только локальный процесс последних 20 лет — это все равно, что рассматривать сегодняшние действия чекистов в отрыве от целей и навыков КГБ в Советском Союзе.

Распад Советской империи начался в 1980-1985 годах. Два признака распадающейся империи проявились именно в это время — милитаризм и экспансионизм, не подтвержденные экономическими и политическими ресурсами. История распада империй богата многими примерами: от империи Александра Великого, через Османскую и Британскую империи и до Югославии. Но всегда это происходит по одной и той же схеме. Но это предмет отдельной статьи.

Частный вопрос, который сопровождает главный вопрос, — что сделает Путин? Ответ банален: любое его действие или даже бездействие лишь приближает распад. Политические и экономические реформы, которые предлагает Алексей Кудрин, создают новые энергичные механизмы распада. «Укрепление» и ужесточение режима, которые предлагают силовики, усиливают поляризацию и противостояние между Кремлем и остальными группами интересов в России. Бездействие — стимулируются оба направления, вынужденное укрепление репрессивного аппарата и вынужденные реформы для выживания режима.

Остается последний вопрос, который не в последнюю очередь интересует всех, и в Кремле, и в пределах Садового кольца, и в регионах: как это произойдет? Современная пропагандистская кампания, которую в Кремле рассматривают как инструмент сдерживания неизбежного исторического процесса, — именно она формирует общественное сознание, которое и будет определять этот процесс.

Погромы магазинов и развешанные на столбах сначала противники, а потом сторонники режима? Миллионный митинг, а в ответ очередной «плачущий премьер»: мы хотели как лучше? Марш коленопреклоненных сторонников, который закончится расстрелом толпы мечтающим о повышении верным силовиком, на всякий случай? Аркадий Бабченко на Красной площади на «Абрамсе» после очередной плохо просчитанной авантюры? Эти вопросы уже не ко мне, а к экспертным группам, формирующим повестку пропаганды и настроения в обществе.